Меню Рубрики

Узи грыж передней брюшной стенки

У подавляющего числа пациентов диагностика наружных брюшных грыж не представляет особых трудностей. Основной симптом заболевания — наличие опухолевидного образования, которое изменяет свои размеры под влиянием различных факторов. Оно увеличивается в вертикальном положении пациента, при кашле и натуживании, а в горизонтальном положении уменьшается или даже совсем перестаёт определяться. Быстрое изменение размеров вплоть до полного исчезновения позволяет отличить грыжевое выпячивание от иных опухолевидных образований, размеры которых во время осмотра постоянны.

При пальпации неосложнённая грыжа безболезненна, имеет мягкоэластическую консистенцию и обычно свободно вправляется в брюшную полость в горизонтальном положении пациента. После вправления грыжевого содержимого удаётся определить дефект в брюшной стенке — грыжевые ворота. Классическим признаком любых форм грыж, за исключением ущемлённых, служит положительный симптом кашлевого толчка. При покашливании пациента пальцы врача ощущают толчки органа, выходящего в грыжевой мешок.

Определённые трудности в диагностике возникают в начальной стадии заболевания, когда ещё не образовалось заметное на глаз выпячивание. В этот период пациент ощущает умеренные тянущие боли в области формирующейся грыжи. Боли обычно возникают при поднятии тяжести, кашле или натуживании во время дефекации или мочеиспускания. При пальпации обычно удаётся определить дефект брюшной стенки, через который при покашливании или натуживании пациента выходит небольшое опухолевидное образование. В случае затруднений клинической диагностики используют специальные методы исследования.

Современная инструментальная диагностика больных с грыжевыми образованиями включает комплекс рентгенологических, ультразвуковых и эндоскопических методов исследования, а также выполнение ряда функциональных проб. Их проводят как для уточнения диагноза, так и для выявления сочетанной патологии органов брюшной полости и сопутствующей сердечно-лёгочной патологии.

Наиболее информативным методом рентгенологической диагностики грыж передней брюшной стенки — рентгеновская КТ. Её применение позволяет решать различные практические задачи — диагностировать грыжевое выпячивание, оценивать характер грыжевого содержимого и размеры грыжевых ворот, проводить дифференциальную диагностику грыж с другими патологическими образованиями, оценивать состояние тканей передней брюшной стенки. Кроме решения диагностических задач, КТ позволяет определить соотношение объёма грыжевого содержимого к общему объёму брюшной полости пациента, что необходимо учитывать при выборе метода пластики и прогнозирования вероятности развития компартмент-синдрома в раннем послеоперационном периоде.

УЗИ — высокоинформативный метод инструментального обследования пациентов с различными видами грыж. Его проведение по своей информативности во многих клинических ситуациях существенно не уступает КТ и позволяет решать аналогичные диагностические задачи. Кроме того, применение допплеровских режимов ультразвукового сканирования позволяет регистрировать различные функциональные и органические изменения органного кровотока, наличие которых может накладывать свой отпечаток на течение раннего послеоперационного периода, в особенности на фоне повышения внутрибрюшного давления после выполнения пластики передней брюшной стенки.

Из рентгеноконтрастных методов исследования в диагностике грыжевых образований наибольшее распространение получила перитонеорентгенография. При её выполнении водорастворимый рентгеноконтрастный препарат вводят в брюшную полость, после чего с помощью ряда технических приёмов (натуживание, надавливание рукой в гипогастрии) добиваются равномерного распределения препарата в различных отделах паховых и подвздошных областей. Применение перитонеорентгенографии позволяет добиться высокой точности в выявлении грыжевых образований нижней части передней брюшной стенки, в определении вида (бедренная, паховая или запирательного канала) и типа (прямая или косая паховая, скользящая паховая) грыжи, степени разрушения задней стенки пахового канала, а также с высокой точностью диагностировать рецидив заболевания. Кроме того, этот метод даёт возможность дифференциальной диагностики ряда таких чрезвычайно схожих с симптомами паховой грыжи клинико-морфологических синдромов, как пубалгия, спортивные паховые боли и расширение входа в бедренный канал. Основными отрицательными моментами перитонеорентгенографии, ограничивающими её применение, служит инвазивность самой манипуляции и возможные аллергические реакции на введение рентгеноконтрастных препаратов в брюшную полость.

Эндоскопические исследования у пациентов с грыжевыми образованиями в основном применяют для выявления сопутствующей патологии органов брюшной полости, коррекцию которой необходимо проводить при выполнении симультанных хирургических вмешательств. И только в наиболее трудных для диагностики наблюдениях прибегают к выполнению диагностической лапароскопии для дифференцирования грыжи от других заболеваний органов брюшной полости.

Один из обязательных методов инструментальной диагностики больных с грыжевыми образованиями больших размеров — спирометрия, выполнение которой позволяет дать оценку функции внешнего дыхания пациента. Спирометрия позволяет оценить вентиляционную способность лёгких, провести измерение минутного объёма дыхания, выполнить анализ изменений скорости потоков воздуха в различных отделах дыхательных путей при выполнении манёвра форсированного дыхания. Оценка функции внешнего дыхания пациента позволяет дать оценку уровня бронхиальной проходимости и провести индивидуальный подбор наиболее подходящего вида пластики передней брюшной стенки и метода анестезии.

источник

Ультразвук является очень ценным методом визуализации патологии брюшной стенки из-за своего высокого пространственного разрешения, низкой стоимости, а также отсутствия ионизирующей радиации. Ультразвук имеет главное преимущество – получение динамических изображений и изображений во время динамического сжатия.

Jason M. Wagner, MD, Justin C. North, MD

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Использование динамических методов ультразвуковой диагностики, включая пробу Вальсальвы и визуализацию в вертикальном положении настоятельно рекомендуется при оценке грыжи.

Ультразвук является очень точным в диагностики грыжи в зоне определяемого выпячивания, но может быть менее надежным в диагностике возможной скрытой грыжи.

Паховые грыжи могут быть охарактеризованы на основе их расположения. Косые грыжи возникают латеральнее и выше нижней эпигастральной артерии, а прямые грыжи – ниже и медиальнее.

Динамическая визуализация с компрессией тканей полезна в оценке вправимости грыжи и выявлении абсцессов с гиперэхогенным содержимым.

Липомы являются наиболее распространенным новообразованием брюшной стенки, но их следует отличать от жира – содержимого грыжевого мешка.

Ультразвук является очень ценным методом визуализации патологии брюшной стенки из-за своего высокого пространственного разрешения, низкой стоимости, а также отсутствия ионизирующей радиации. Ультразвук имеет главное преимущество – получение динамических изображений, в том числе изображений в вертикальном положении, включая пробу Вальсальвы, и изображений во время динамического сжатия. Допплеровская технология является полезной в диагностике сосудистых аномалий брюшной стенки.

Заболевания брюшной стенки включают в себя широкий спектр различных патологий, в том числе: грыжи, скопления жидкости, опухоли и опухолеподобные образования. Ультразвук эффективный при оценке большинства таких заболеваний, а также для контроля направления дренажа к скоплению жидкости и при биопсии опухолей. В этой статье отражена анатомия брюшной стенки, сонографическая техника и наиболее характерная патология, связанная с поражением брюшной стенки.

Знание нескольких ключевых сонографических структур и смежных с брюшной стенкой тканей и органов имеет решающее значение для постановки точного диагноза. Брюшная стенка состоит из передней, боковой и задней части, при этом передняя и боковая части являются наиболее важными для ультразвуковой оценки.

Передняя брюшная стенка состоит, в основном, из прямых мышц живота – парных срединных мышц, связанных между собой посередине белой линией (Рис. 1).

Рис. 1. Расширенное поле зрения поперечного среза при УЗИ (A) и компьютерная томография (КТ) с контрастным усилением (B) брюшной стенки демонстрируют парную прямую мышцу центрально, слои мышц боковой брюшной стенки и их сухожильные части. E – наружная косая мышца; I – внутренняя косая мышца; R – прямая мышца; T – поперечная мышца.

Они разделены на отдельные мышечные брюшки с помощью сухожильных перемычек (рис. 2). Прямая мышца заключена во влагалище прямой мышцы живота – продолжение апоневроза мышц боковой брюшной стенки. Глубокий листок влагалища прямой мышцы живота загибается кпереди в сторону мышцы на уровне дугообразной линии, чуть ниже пупка. Хотя дугообразная линия не видна при ультразвуковом исследовании (УЗИ), на этом уровне анастомозируют верхние и нижние эпигастральные сосуды. Этот уровень может быть определен, как место выхода верхних эпигастральных сосудов из влагалища прямой мышцы живота, далее – нижнее эпигастральные сосуды проходят кзади от прямой мышцы.

Рис. 2. Расширенное поле зрения поперечного среза при УЗИ (А) и сагиттальный скан КТ изображения (В) через парамедианную линию. Показаны сухожильные перемычки прямой мышцы, разделяющие отдельные мышечные брюшки (тонкие стрелки). На изображении КТ видно место входа в мышцу нижнего эпигастрального сосуда (толстая стрелка) на уровне дугообразной линии.

Мышцы боковой брюшной стенки состоят из трех слоев. От поверхностного до глубокого слоя это: наружная косая, внутренняя косая и поперечная мышцы живота (см. Рис. 1). Они срастаются с медиальным краем прямой мышцы в области апоневроза этих мышц. Они срастаются подобным образом к гребню подвздошной кости и паховой связке снизу.

Хотя анатомия паховой области и является сложной, большинство паховых грыж правильно диагностируются в соответствии с их отношением к паховому треугольнику (треугольник Hesselbach). Этот треугольник формируется пересечением прямой мышцы медиально нижних эпигастральных сосудов верхнелатерально и паховой связкой снизу.

Поверхностные слои брюшной стенки также важны, так как дифференциальный диагноз зависит от того слоя, где возникла патология. Слои от поверхностного до глубокого являются: эпидермис, дерма, подкожно-жировая клетчатка, фасции мышц брюшной стенки и сами мышцы (Рис. 3).


Рис. 3. Продольная ультразвуковая картина высокого разрешения через прямую мышцу живота отражает поверхностные слои брюшной стенки. От поверхности в глубину: эпидермис (тонкая стрелка), дерма (D), подкожно-жировая клетчатка (S), эхогенная фасция (толстая стрелка), а также мышца (М). Прилежат к мышце: поперечная фасция, париетальная брюшина (изогнутая стрелка), и внутрибрюшинное содержимое (IP).

СОНОГРАФИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Сонографическая оценка брюшной стенки должна быть оптимизирована для каждого пациента на основе решаемого клиническая вопроса. Высокочастотный (≥12 МГц) линейный датчик используется для большинства исследований брюшной стенки. Низкочастотные конвексные датчики также широко используются, в частности для крупных пациентов. Если обнаружено образование или скопление жидкости – очень важно, чтобы была выбрана соответствующая глубина изображения для обеспечения полной визуализации всей структуры и прилежащих более глубоко расположенных структур. Расширенное поле зрения полезно в визуализации более полной картины крупных структур (Рис. 4).


Рис. 4. Преимущество визуализации расширенного поля зрения. Поперечный скан при УЗИ в правом подреберье отражает образование у 54-летней женщины (A), по-видимому утолщение подкожно-жировой клетчатки (стрелки). Однако, на последующем изображении с расширенным полем зрения выявлена большая липома (B).

Мы выступаем за проведение сравнения на противоположной стороне, особенно когда пациент имеет локальную симптоматику, и не выявлено сонографических отклонений. В соответствии с правилом, большинство осмотров брюшной стенки осуществляется, в основном, в продольной и поперечной проекции. При оценке паховых грыж мы предлагаем проводить исследование в продольной плоскости, которая параллельна паховой связке, и поперечной плоскости, которая перпендикулярна паховой связке.

Главное преимущество ультразвука в отношении визуализации брюшной стенки – возможность выполнения динамических приемов: изображение во время пробы Вальсальвы (Рис. 5), и в вертикальном положении (Рис. 6), что очень полезно для оценки подозреваемой грыжи.

Рис. 5. Преимущество визуализации во время пробы Вальсальвы. (А) Продольная проекция правой паховой области у 46-летней женщины с двусторонней болью в паху; изображение в покое демонстрирует возможную небольшую грыжу (стрелка). (В) При пробе Вальсальвы жиросодержащая грыжа становится значительно больше (стрелки).


Рис. 6. Преимущество изображения в вертикальном положении. 73-летняя женщина с хроническим напряженным образованием, в основном визуализируется в вертикальном положении. (А) КТ брюшной полости показывает небольшую выпуклость левой передней брюшной стенки в области боковой границы прямой мышцы живота (стрелки). (B) Последующее поперечное ультразвуковое изображение в левой средней части живота, выполненное в вертикальном положении, демонстрирует спигелиевую грыжу, с содержанием жира в ней (стрелки). N – шейка грыжевого мешка.

Многие грыжи могут самопроизвольно вправляться при расслаблении пациента в положении лежа на спине, что приводит к невозможности их обнаружения без динамических приемов. Кроме того, некоторые грыжи могут содержать петли кишечника только во время приема Вальсальвы или других динамических проб (Рис. 7). Динамическая визуализация компрессии тканей полезна в определении вправимости грыжи, а также в обнаружении абсцессов.


Рис. 7. Паховая грыжа (стрелки) у 69-летней женщины, которая содержит только жир в состоянии покоя (А), а петлю кишечника при пробе Вальсальвы (В).

Грыжа – это выпячивание структуры через ткани (обычно содержащие ее), либо через локальные дефекты в ткани или за счет ее растяжения. Грыжи являются всеобщей проблемой, а выявляемость паховой грыжи в год составляет 200 на 100000 населения. Многие грыжи диагностируются клинически без дополнительных методов исследования. В клинических случаях, когда необходимо дифференцировать опухоль от грыжи, УЗИ показало чувствительность и специфичность на уровне 100%. Мета анализ УЗИ в диагностике паховых грыж определили общую чувствительность на уровне 96,6%, специфичность – 84,8%, и положительное прогностическое значение – 92,6%. Тем не менее, диагностическая точность УЗИ снижается при отсутствии пальпируемой грыжи. Хотя одно исследование показывает 98,3% прогностическую ценность УЗИ при установлении клинически бессимптомной грыжи, недавний мета-анализ показал, что ультразвук, имеет только 86% чувствительность и 77% специфичность в подобных клинических условиях. УЗИ может быть очень эффективным в послеоперационной оценке результатов герниопластики с сеткой.

Паховые грыжи включают: косые, прямые и бедренные грыжи (Рис. 8). Косые паховые грыжи являются наиболее распространенным видом паховых грыж, развиваются в области внутреннего пахового кольца, чаще встречаются у мужчин, и считаются преимущественно врожденными. Косые паховые грыжи входят в паховый канал выше и латеральнее эпигастральной артерии, а затем распространяются медиальнее и поверхностнее артерии (Рис. 9). Косые паховые грыжи чаще, чем прямые распространяются в мошонку или большие половые губы (Рис. 10). Содержимое косых паховых грыж, как правило, расположено поверхностнее семенного канатика.

Рис. 8. Паховые грыжи изображены по отношению к паховому треугольнику (A, красный треугольник). Прямая паховая грыжа выходит непосредственно через паховый треугольник. Паховый треугольник граничит медиально с прямой мышцей, супралатерально с эпигастральной артерией (ЭА) и инфрамедиально с паховой связкой. (B) Косые грыжи выходят через паховый канал сразу латеральнее нижней ЭА. (С) Бедренные грыжи распространяются под паховую связку. (D) Спигелиевые грыжи возникают в апоневрозе косой и прямой мышцы на уровне или выше нижней ЭА.

Рис. 9. (А) Правосторонняя косая паховая грыжа, содержащая жидкость и жир у 13-летней девушки с асцитом, вызванная незрелой тератомой. Обратите внимание, грыжа (тонкие стрелки) расположена латеральнее нижней эпигастральной артерии (толстая стрелка). (B) Правосторонняя прямая паховая грыжа, содержащая петлю кишечника у 50-летнего старика. Обратите внимание, грыжа (тонкие стрелки) расположена медиальнее нижней эпигастральной артерии (толстая стрелка). EIA – наружная подвздошная артерия.

Рис. 10. 60-летний мужчина с асцитом и большой левосторонней косой паховой грыжей, содержащей жидкость. (А) Продольный расширенный скан ультразвукового изображения показывает большой грыжевой мешок, опускающийся книзу в верхнюю часть мошонки (стрелки). Поперечный скан при УЗД (В) и коронарная КТ с контрастным усилением (С) демонстрируют шейку грыжевого мешка (тонкие стрелки), расположенную латеральнее нижних эпигастральных сосудов (толстые стрелки).

Прямые паховые грыжи входят в паховый канал прямо через объединенное сухожилие, состоящее из апоневроза внутренней косой и поперечной мышц живота, а также подлежащей поперечной фасции. Прямые паховые грыжи возникают ниже и медиальнее нижней эпигастральной артерии и, следовательно, не пересекают ее поверхностно (см. рис. 9). Содержимое прямой паховой грыжи, как правило, расположено глубже семенного канатика в пределах пахового канала. Прямые паховые грыжи – приобретенные, и часто бывают двусторонними.

Бедренные грыжи из всех паховых грыж реже всего бывают обнаружены с помощью ультразвука. Тем не менее, они являются самой частой ущемляющейся грыжей. Бедренные грыжи чаще встречаются у женщин, что возможно связанно с беременностью. Бедренные грыжи возникают в бедренном канале ниже паховой связки и чаще всего располагаются медиальнее общей бедренной вены.

Грыжи средней линии передней брюшной стенки характеризуются как эпигастральные (выше пупка), пупочные и гипогастральные (ниже пупка).

Эпигастральные и гипогастральные грыжи выходят через локальные дефекты в белой линии. Диастаз прямых мышц – истончение и растяжения белой линии, которое, как правило, захватывает всю длину краниокаудального эпигастрального сегмента белой линии. Пупочные грыжи выходят через расширенное пупочное кольцо и могут быть врожденными или возникать в более позднем возрасте (Рис. 11).

Рис. 11. Расширенное поле зрения продольного (А) и поперечного (В) сканов пупочной грыжи с жиром внутри (стрелки) у 65-летнего пожилого мужчины. N – шейка грыжевого мешка.

Спигелиевые грыжи образуются в дефекте спигелиевой фасции, которая находится в области летеральной границы прямой мышцы на полулунной линии (см. Рис. 6). Большинство спигелиевых грыж встречается в нижней части полулунной линии, где спигелиевая фасция прободается нижними эпигастральными сосудами (2). Инцизионные (послеоперационные) грыжи образуются в местах хирургических разрезов (например места установки лапараскопического порта или бывшая стома), и являются единственным типом грыж, которые проникают через мышцы. Есть несколько менее распространенных типов грыж, которые, как правило, не диагностируются с помощью ультразвука, в том числе: грыжи запирательного отверстия, поясничные грыжи, а также различные типы внутренних грыж.

СКОПЛЕНИЕ ЖИДКОСТИ

Скопление жидкости в брюшной стенке обнаруживается, как правило, у пациентов, недавно перенесших операцию. Общий клинический признак – диагностированная припухлость возле свежего абдоминального разреза, при этом УЗИ, на наш взгляд, с его возможностью динамической визуализации является идеальным методом дифференциальной диагностики инцизионной грыжи от послеоперационных скоплений жидкости. Скопление жидкости в брюшной стенке включает серому, гематому и абсцесс. При УЗИ, гематома выглядит аваскулярным скоплением, которое может быть резко гиперэхогенным, но чаще всего оно – гипоэхогенное (Рис. 12).

Рис. 12. УЗИ 53-летней женщины, у которой выявлено болезненное образование передней брюшной стенки после абдоминопластики (которая выполнялась после успешного снижения веса, связанного с желудочным шунтированием). (А) УЗИ с цветным допплером показало аваскулярное гетерогенное большое скопление жидкости (стрелки). Хирургическое дренирование подтвердило диагноз асептической гематомы. Исследование (B) после установки дренажа демонстрирует почти полную эвакуацию гематомы (стрелки).

Читайте также:  При грыже можно ли ходить к мануальному терапевту

Гематомы должны иметь клиническое объяснение, например: недавно перенесенная операция. К необъяснимым гематомам, особенно внутримышечным, следует подходить с осторожностью, поскольку сонографические проявления гематомы и саркомы очень похожие, а саркома также может проявляться внутренним кровотечением. Когда поздняя диагностика саркомы мягких тканей является результатом неправильной трактовки УЗИ, гематомы – наиболее частая причина ошибочного диагноза.

Ультразвук является эффективным методом для оценки поверхностного абсцесса. Абсцесс обычно представляет собой аваскулярное скопление жидкости переменной эхогенности с прилегающими гиперемированными и отечными тканями. Динамическая компрессия очень полезна для определения подвижного содержимого абсцесса, особенно когда содержимое – гиперэхогенное. В абсцессе можно увидеть газ (Рис. 13).


Рис. 13. 73-летняя женщина с абсцессом в левой половине брюшной стенки после ликвидации колостомы. Поперечное УЗИ (А) и аксиальное КТ (В) демонстрируют большое скопление воздуха и жидкости. Тонкие стрелки отражают жидкость в абсцессе, которая содержит не образующие тени эхогенные включения. Толстые стрелки отражают скопление газа, который производит эхогенный эффект “грязной” глубокой акустической тени.

УЗИ также эффективно для направленного проведения аспирации и дренирования абсцессов брюшной стенки. Наиболее частый дифференциальный диагноз при скоплении жидкости в брюшной стенке – асептическая гематома и абсцесс. Хотя эти два состояния могут, конечно, иметь сходные ультразвуковые характеристики, всё-таки содержимое абсцесса, как правило, – более мобильно при динамической компрессии.

Когда обнаружено скопление жидкости в брюшной стенке, должны быть тщательно исследованы более глубокие слои, для исключения грыжи, содержащей жидкость (Рис. 14).

Рис. 14. (А) Грыжа брюшной стенки (тонкие стрелки), содержащая асцитическую жидкость. Существует связь внутрибрюшинного асцита с шейкой грыжевого мешка (толстая стрелка). (B) Цветное и спектральное доплеровское исследование шейки грыжевого мешка показывает пример поступательного двустороннего движения жидкости.

Когда в грыже присутствует жидкость, то можно наблюдать ее движение, связанное с дыханием в шейке грыжевого мешка. Это может имитировать псевдоаневризму при допплеровском исследовании.

ОБЪЕМНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Нас часто просят выполнить УЗИ для оценки образований или припухлостей брюшной стенки. Дифференциальный диагноз в этом случае включает процессы, которые могут развиваться в любом месте организма, например липомы, другие мезенхимальные опухоли, некроз жировой ткани и эпидермальные кисты с включениями. Дифференциальный диагноз патологии брюшной стенки также включает грыжи, которые выглядят как опухоли, эндометриоз, десмоид и метастазы. Оценка локальных образований должна включать целенаправленное выяснение анамнеза заболевания и общий осмотр, связь эхографических находок с пальпацией и допплеровским сканированием с настройками, оптимизированными для медленного тока жидкости. Ультразвук имеет высокую точность в характеристике небольших поверхностных опухолей. Образования, больше 5 см или расположенные глубже фасции, обычно требуют компьютерной томографии или МРТ для их дальнейшей характеристики.

Липомы являются наиболее распространенным доброкачественными опухолями мягких тканей, чаще всего встречающиеся у взрослых, редко у детей, и бывают многочисленными у 5% пациентов. Липомы обычно мягкие или эластичные, а также подвижны при пальпации. Липомы, как правило, безболезненные, хотя ангиолипомы могут сопровождаться болезненностью. Сонографически, липомы – твердые образования, обычно располагающиеся подкожно, с гладкими, четко определенными границами, переменной эхогенности, с минимальным или отсутствующим внутренним кровотоком по данным цветного допплера. По форме они чаще больше в ширину, чем у высоту и не имеют акустической тени. В отличие от обычных липом, которые варьируются от гиперэхогенных до гипоэхогенных, ангиолипомы, как правило, гиперэхогенные. Липомы, которые изоэхогенные или гипоэхогенные по сравнению с окружающим подкожным жиром, как правило, имеют внутреннюю извилистую эхогенную линейную структуру (рис. 15).

Липомы брюшной стенки могут быть незначительными и проявляться в виде выступающих жировых долек. Различия между выступающими жировыми дольками от липом определяются с помощью пальпации и сравнения сонографической картины на контралатеральной стороне (рис. 16). Липомы м грыжи брюшной стенки, содержащие жировую ткань могут иметь аналогичный вид, и поэтому, глубокая граница любой потенциальной липомы должна быть тщательно исследована на наличие любой тени, которая может указывать на шейку невправимой грыжи (рис. 17). Кроме того, липомы, как правило, имеют незначительную акустическую тень или она вообще отсутствует, при этом наличие тени может указывать на грыжу (рис. 18). Все потенциальные липомы, расположенные в местах потенциальных грыж должны быть оценены с использованием динамической визуализации, в том числе пробы Вальсальвы, и в вертикальном положении.

Рис. 15. Подтвержденная липома (тонкие стрелки) в левом верхнем квадранте 43-летней женщины (А) и 41-летняя женщины (B). Подтвержденная ангиолипома брюшной стенки 49-летнего мужчины (C) и 25-летнего мужчины (D). Липомы демонстрируют различную степень эхогенности – от гипоэхогенной до гиперэхогенной. Обратите внимание: более гипоэхогенные липомы (А-C) имеют внутренние, слегка изогнутые эхогенные линейные структуры (толстые стрелки).

Рис. 16. Подтвержденная липома (стрелки) в глубоких тканях правого верхнего квадранта 43-летнего мужчины. (А) Поперечный скан в правом подреберье демонстрирует четко определяемое образование, которое является, по существу, изоэхогенным с соседним подкожным жиром, а также имеет внутренние линейные эхогенные структуры. (B) Поперечное изображения с разделением экрана обеспечивает сравнение с контралатеральной стороной, указывающее на это асимметричное образование.

Рис. 17. Поперечный скан эпигастрия 41-летнего мужчины – определяется гипоэхогенная опухоль (тонкие стрелки), которая содержит линейные эхогенности и в основном имеет четко определенные глубокие края. Проявление характерны для липомы, кроме локального дефекта в глубокой границе правого бокового аспекта опухоли с тенью (толстая стрелка). Это затенение соответствует шейке жиросодержащей эпигастральной грыжи. Эта грыжа не изменила свой размер при пробе Вальсальвы или вертикальном положении.

Рис. 18. Поперечный (А) и продольный (B) скан жиросодержащей грыжи (тонкие стрелки) в верхней части пупка (U) 27-летнего мужчины с болезненным узелком. Эта грыжа не изменялась при пробе Вальсальвы или вертикальном положении. Хотя гиперэхогенная эхотекстура и подкожное расположение характерно для липомы, расположение около пупка, плохо определяемый задний край, рефракционая краевая тень (толстые стрелки) и болезненность – все наводит на мысль о грыже.

Жировой некроз иногда обнаруживается в толще брюшной стенки (рис. 19). Жировой некроз – доброкачественная асептическая сапонификация жировой ткани, как правило, встречается в области молочных желез или подкожной клетчатки, и представляется, как пальпируемый, возможно болезненный узел.

Рис. 19. Продольное (А) и поперечное (B) изображение частично затененного твердого подкожного образования брюшной стенки (стрелки) у 71-летнего старика. (C) Соответствующее КТ изображение демонстрирует преимущественно жировую ткань с небольшими участками ткани мягкой плотности и кальцификации (стрелки). Биопсия подтвердила жировой некроз.

Жировой некроз имеет вариабельную сонографическую картину, в том числе четко определяемой изоэхогенной массы с гипоэхогенным ореолом, а также нечетко определяемой зоны гиперэхогенности. Может присутствовать акустическая тень. Из-за вариабельности ультразвуковой картины и симптоматики, жировой некроз требует дальнейшего исследования с помощью компьютерной томографии, МРТ и / или биопсии.

Хотя липома и есть наиболее частым явлением среди опухолей брюшной стенки, существуют и другие мезенхимальные неопластические процессы, развивающиеся в ее толще. Доброкачественные опухоли поверхностных тканей, в отличие от липом, имеют плотное гипоэхогенное строение, без каких-либо специфических сонографических признаков (рис. 20). Хотя большинство мягкотканых опухолей и являются доброкачественными, все же встречаются и первичные саркомы.

Неопластические процессы, представленные в виде опухолевой массы, такие как эпидермальные инклюзионные кисты, тоже могут развиваться в брюшной стенке (рис. 21). Эпидермальные инклюзионные кисты описываются как псевдотестикулярный образец эхогенности, прилегают к дерме, не имеют внутреннего кровотока при допплерографии, часто имеют усиленную акустическую передачу и могут иметь акустическую тень.

Рис. 20. Нейрофиброма задней брюшной стенки у 21-летней женщины. Это небольшое гипоэхогенное образование (стрелки) имеет неспецифическую сонографическую картину для дифференциальной диагностики. Наличие немного более чем минимального цветного допплеровского сигнала и отсутствие внутренних линейных эхогенных структур – доводы против липомы.

Рис. 21. Эпидермальная инклюзионная киста брюшной стенки у 56-летнего мужчины. Эта киста имеет псевдотестикулярную эхокартину, четко определенные границы, глубокое акустическое усиление и тени по краям (стрелки). Киста широко примыкает к дерме. Цветовой допплер (не показан), не выявил внутреннего кровотока.

Десмоидные опухоли, или агрессивный фиброматоз, являются необычными мезенхимальными новообразованиями, которые обладают локально агрессивным поведением, но не дают отдаленных метастазов (рис. 22). Брюшная стенка и брюшная полость являются наиболее распространенными местами развития десмоида. Существует особая форма десмоидных опухолей, которые имеют тенденцию к развитию в мышцах передней брюшной стенки у женщин и связаны с беременностью, послеродовым состоянием или приемом оральных контрацептивов.


Рис. 22. 38-летняя женщина с большим десмоидом (стрелки), исходящим из передней брюшной стенки рядом с медиальной частью левой прямой мышцы. Продольное (А) и поперечное (B) ультразвуковые изображения демонстрируют большую твердую массу в передней брюшной стенке, заполненяющую полость таза. Трансвагинальная сонография (не показана) выявила отсутствие связи с маткой. Сагиттальный T2 (C) и аксиальный с контрастом T1 с жировым накоплением (D) МРТ сканы демонстрируют гомогенный сигнал T2 и диффузное усиление.

Эндометриоз передней брюшной стенки, как правило, связан с хирургическими рубцами после кесарева сечения и установки лапароскопических портов (рис. 23). Развитие эндометриоза передней брюшной стенки после кесарева сечения варьирует от 0,03% до 1,7%. Классически – это женщины с фиксированной болезненной опухолью вблизи рубца с цикличным развитием в ней боли. Циклическая боль отмечена у 11 из 18 пациентов с эндометриозом передней брюшной стенки в наблюдении Ozel et al. Эндометриоз передней брюшной стенки редко малигнизируется в эндометриоид или светлоклеточную карциному.


Рис. 23. Продольное изображение демонстрирует эндометриоз (тонкие стрелки) брюшной стенки 33-летней женщины. Образование имеет неспецифическую сонографическую картину агрессивного/инвазивного поражения с нечеткими границами, но характерно расположенное рядом с хирургическим рубцом от кесарева сечения (след. от хирургического рубца обозначено толстой стрелкой). Кроме того, эта пациентка сообщила о циклической боли, усиливающейся во время менструации.

В нашей практике наиболее частым злокачественным поражением брюшной стенки были метастазы. Метастазы в основном – гипоэхогенная плотная масса (рис. 24), хотя мы также наблюдали гиперэхогенный метастатический рак яичника (Рис. 25).

Рис. 24. (А) Метастатическая меланома (стрелки) в области фланка у 46-летней женщины. (B) 52-летняя женщина с плоскоклеточным раком шеи (стрелки) с метастазами в мышцы задней части тела.

Рис. 25. Метастазы папиллярного рака яичников в переднюю брюшную стенку 46-летней женщины. Улучшенное пространственное разрешение при УЗИ (А) дает два смежных узла (стрелки), что позволяют визуализировать их более четко, по сравнению с КТ (B).

Метастазы, расположенные на париетальной брюшине могут быть визуализированы при УЗИ, и являются наиболее удобным местом для проведения биопсии (Рис. 26).


Рис. 26. 78-летний мужчина с отсутствием в анамнезе рака, который предъявлял жалобы на вздутие живота. (А) КТ указывает на значительный асцит и перитонеальные узелки (стрелки), что характерно для перитонеального карциноматоза. (B) Прицельное УЗИ показало солидный узелок (стрелки) с участием париетальной брюшины, смежной с ребром (R), асцит (F). Этот узелок взят на биопсию – выявлен метастатический рак толстой кишки.

УЗИ – прекрасный метод для оценки патологии брюшной стенки. Ультразвук является отличным инструментом для оценки патологии брюшной стенки в сложных ситуациях, у пациентов с раком, которым выполнялось исследование патологии с использованием других методов (Рис. 27). В этих случаях, если обнаружена подозрительная патология необходимо немедленно выполнить биопсию под ультразвуковым контролем.


Рис. 27. 69-летняя женщина, КТ через 6 месяцев после тотальной гистерэктомии по поводу рака эндометрия. (А) Однофазная контрастная КТ демонстрирует опухоль или большое накопление контраста в области пупка (стрелка). (Б) После целевой УЗ диагностики выявлена твердая опухоль (стрелка) с внутренним кровотоком. УЗИ-биопсия подтвердила метастаз.

СОСУДИСТЫЕ АНОМАЛИИ

Сосудистые аномалии брюшной стенки встречаются редко, в основном у пациентов с портальной гипертензией. В патогенезе портальной гипертензии расширение околопупочной вены может быть выявлено в связи со сбросом крови из воротной вены в системное венозное кровообращение через коллатерали с эпигастральной веной возле пупка (Рис. 28).

Наличие увеличенной околопупочной вены и вариксов брюшной стенки подтверждает диагноз портальной гипертензии. Пупочные вариксы очень редко вызывает серьезные кровотечения.

Оценка сосудистой сети брюшной стенки имеет особое значение у больных, которым требуется парацентез. Геморрагические осложнения возникают в 0,2-3% во время парацентеза, но чаще всего это незначительные кровотечения. Значительные геморрагические осложнения, в т.ч. летальный исход, также были зарегистрированы после парацентеза.

Зависимости риска кровотечения от состояния свертывающей системы пациента не было выявлено, и мы убеждены, что наиболее важным детерминирующим фактором кровотечения при парацентезе является нарушение целостности крупного сосудистого образования. Нижняя эпигастральная артерия является наиболее опасной структурой, потому что ее глубокое расположение может вызывать кровотечение в брюшную полость, что препятствует ее эффективному ручному прижатию. Расположение нижней эпигастральной артерии довольно трудно предсказать клинически из-за ожирения, растяжения брюшной стенки за счет асцита, грыжи и ее деформаций после операции. Хотя это и не доказано, мы считаем, что крупные венозные вариксы, которые иногда проходят в глубоких тканях брюшной стенки, также способны вызывать кровотечение, если нарушена их целостность во время пункции (Рис. 29).


Рис. 28. 53-летняя женщина с циррозом печени и портальной гипертензией. (А) Продольный скан левой доли печени (L) демонстрирует большую околопупочной вену (стрелки), проходящую книзу вдоль брюшной стенки. (В) Поперечный скан через пупок показывает пупочную грыжу, содержащую дилатарованную вену и небольшое количество жидкости (стрелки). (C) Сагиттальный КТ с контрастированием также демонстрирует вариксы (стрелки).


Рис. 29. 55-летняя женщина с циррозом, портальной гипертензией и асцитом большого объема. (А) Импульсный допплер главной воротной вены демонстрирует обратный поток. (В) Сонография брюшной стенки до терапевтической пункции показала асцит большого объема (F) и дилатированную вену вдоль глубокого слоя брюшной стенки (стрелка). Подобные расширенные вены были обнаружены во всех четырех квадрантах живота, что требует тщательного УЗД контроля в реальном времени во время пункции.

Наш протокол исследования, при выборе места прокола для парацентеза, всегда включает оценку брюшной стенки на цветном допплере, оптимизированном для обнаружения медленного потока. Регулярное использование ультразвука до пункции брюшной стенки может снизить стоимость лечения за счет уменьшения количества осложнений.

Сосудистые аномалии брюшной стенки также встречаются при заболеваниях крупных системных артерий и вен. У пациентов с окклюзией крупных вен малого таза могут развиваться коллатеральные венозные сосуды вдоль брюшной стенки (Рис. 30).


Рис. 30. Дилатированная вена, забирающая кровь из общей бедренной вены вдоль брюшной стенки (стрелка), несмотря на проведение исследования в вертикальном положении. По существу поток не визуализируется в наружной подвздошной вене (EIV). КТ показала хроническую окклюзию левой общей подвздошной вены.

В условиях хронической артериальной ишемии, кровоток в нижних конечностях может обеспечиваться за счет верхней огибающей подвздошную кость артерии, а также верхних и нижних эпигастральных сосудов (Рис. 31).


Рис. 31. Большая верхняя эпигастральная артерии с выраженным низким резистивным кровотоком у 57-летнего мужчины. Артерия обеспечивает кровоток в нижних конечностях. КТ показала обширное атеросклеротическое поражение дистальной аорты.

ДРУГИЕ ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ

В брюшной стенке иногда встречаются инородные тела. Ультразвук является чувствительным и специфичным методом для их обнаружения. Инородные тела, как правило, имеют эхогенную структуру, могут вызывать глубокую акустическую тень или артефакт «хвост кометы» (рис. 32).


Рис. 32. МРТ поясничного отдела позвоночника 55-летнго мужчины с болью в поверхностной области правого верхнего квадранта. Рентгенограмма указала на металлическое инородное тело и ультразвуковой метод был использован для локализации этого тела (стрелка, с глубокой тенью) до его хирургического удаления.

При оценке боли в верхней половине живота, в дифференциальной диагностике должен быть учтена вероятность перелома нижних ребер, особенно если пациент чувсчтует локальную боль, которая усугубляется при сканировании межреберья. Потенциальные нарушения целостности ребра должны быть оценены с помощью линейного датчика с высоким разрешением, сфокусированного на области дискомфорта (рис. 33). Ультразвук может быть более чувствительным при переломе ребер, чем рентгенография.


Рис. 33. 66-летний пациент, с болью в правом верхнем квадранте. Диагностирован перелом правого нижнего ребра (стрелка) на снимке с высоким разрешением. Этот перелом с минимальным смещением отломков, плохо визуализируется на КТ, выполненной до УЗИ.

Сонографист и рентгенолог должны помнить, что необходимо визуально оценивать кожу, особенно у пожилых пациентов с острой болью в боковой части живота, у которых нет сонографических отклонений. Мы установили диагноз опоясывающего герпеса (опоясывающий лишай) у нескольких пациентов, направленных на УЗИ в связи с острой болью в животе. Боли, связанные с опоясывающим герпесом могут начаться за 2-3 дня до появления сыпи, что приводит к первоначальной ошибочной диагностике.

Ультразвук является очень ценным методом диагностики патологии брюшной стенки, в связи с его высоким пространственным разрешением и возможностью проведения динамического исследования. Изображение во время пробы Вальсальвы и в вертикальном положении имеет решающее значение для полноценной оценки многих аномалий брюшной стенки, особенно грыж. Липомы являются наиболее распространенными новообразованиями брюшной стенки и могут быть дифференцированы от грыж, содержащих жировой компонент при тщательном исследовании.

Читайте также:  Если пупочная грыжа не вправляется

УЗИ аппарат Toshiba Xario для отменной визуализации. Лучшие предложения от компании RH.

источник

УЗИ брюшной полости. Грыжи передней брюшной стенки на УЗИ. Ультразвуковая диагностика печени, желчного пузыря, поджелудочной железы

Брюшная полость – это пространство, расположенное между диафрагмой и полостью таза. Брюшная полость выстлана оболочкой – брюшиной, которая служит дополнительной защитой для органов брюшной полости. Она отделяет так называемое забрюшинное пространство.

В брюшной полости находятся следующие органы:

  • печень и желчный пузырь;
  • желудок;
  • селезенка;
  • тонкий кишечник;
  • толстый кишечник;
  • аппендикс.

В забрюшинном пространстве расположены почки, поджелудочная железа, нервные сплетения, аорта, нижняя полая вена, лимфатические узлы и сосуды. Все органы забрюшинного пространства окружены жировой клетчаткой. На УЗИ органы брюшной полости и забрюшинного пространства исследуются вместе, поскольку брюшина не видна на УЗИ.

Сканирование органов брюшной полости проводят при различных положениях ультразвукового датчика, но всегда в минимум двух плоскостях – продольной и поперечной. При уточнении некоторых образований используются косые, межреберные и другие проекции.

При сканировании правой верхней части брюшной полости на экране аппарата УЗИ можно исследовать печень, желчный пузырь, головку поджелудочной железы, двенадцатиперстную кишку. Из сосудов здесь можно увидеть воротную вену, печеночную артерию, аорту и нижнюю полую вену. При сканировании средней верхней части желудка исследуют желудок, поджелудочную железу, двенадцатиперстную кишку, аорту и ее основные ветви. Селезенка исследуется при сканировании левой верхней части брюшной полости.

Проведение УЗИ брюшной полости у мужчин и женщин не имеет значительных особенностей, несмотря на то, что фактические различия в строении брюшной полости все же существуют. Анатомические различия заключаются в том, что у женщин полость брюшины имеет сообщение с внешней средой через яичники и маточные трубы. У мужчин полость брюшины является замкнутой.

Перечисленные отличия имеют значение при исследовании органов малого таза, так как репродуктивная система у мужчин и женщин построена по-разному. Органы брюшной полости расположены одинаково и имеют примерно равные размеры у обоих полов. Поэтому методика ультразвукового исследования органов брюшной полости является одинаковой для мужчин и женщин.

УЗИ является быстрым, доступным и безопасным методом исследования брюшной полости у детей. УЗИ не доставляет им болезненных ощущений и дискомфорта, поэтому может проводиться с самого маленького возраста. Новорожденным УЗИ брюшной полости делают еще в роддоме. Оценка органов на УЗИ проводится с учетом существующих возрастных стандартов.

У новорожденных органы брюшной полости имеют следующие средние размеры:

  • толщина правой доли печени – 50 мм;
  • длина желчного пузыря – 20 мм;
  • толщина поджелудочной железы – 7 мм;
  • длина селезенки – 40 мм.

Детям в течение первого года жизни УЗИ брюшной полости делают по определенным показаниям. С помощью УЗИ можно выявить отклонения в развитии внутренних органов. Если у ребенка наблюдается недобор веса, плохой аппетит, частое срыгивание, то рекомендуется провести УЗИ органов брюшной полости с целью обнаружить причину плохого питания малыша. При этом методика исследования у детей не отличается от таковой для взрослых.

Для детей старшего возраста показания к ультразвуковому исследованию такие же, как и у взрослых. По мере роста ребенка ультразвуковая характеристика и размеры органов должны соответствовать возрастным нормам. Ультразвуковое исследование детей лучше проводить в педиатрических учреждениях, которые специализируются на детских заболеваниях.

При ультразвуковом исследовании на экране монитора получают изображение, состоящее из оттенков различной яркости. Показатель яркости данных структур носит название эхогенности. Он соответствует количеству ультразвуковых волн, отраженных от анатомических структур. Количество отраженных волн зависит от плотности исследуемого органа.

При сканировании в наиболее распространенном В-режиме эхогенность описывается оттенками серого цвета. Чем качественнее аппаратура, тем больше оттенков серого, а значит и больше вариантов эхогенности может быть описано в ходе исследования. На практике при описании структур и составлении заключения пользуются пятью вариантами эхогенности. Это позволяет в значительной мере упростить описание ультразвукового исследования. За среднее значение эхогенности принята акустическая плотность печени.

Варианты эхогенности образований брюшной полости на УЗИ

Характеристика акустической плотности на УЗИ

Органы и образования брюшной полости

Любые скопления жидкости в брюшной полости. Просвет сосудов, желудка, кишечника, желчного пузыря.

Селезенка, лимфатические узлы.

Печень, поджелудочная железа.

Стенка сосудов, полых органов. Капсула селезенки. Спайки брюшной полости.

Камни желчного пузыря, кальцинаты поджелудочной железы, инородные тела.

Многие образования, особенно патологические, не имеют однородной эхогенности. В таком случае она описывается как смешанная. Смешанная эхогенность на УЗИ соответствует злокачественным опухолям. Это объясняется тем, что в них наблюдаются различные процессы – образование кист, разрастание соединительной ткани, некроз и кальцинация.

УЗИ мягких тканей живота проводится отдельно от исследования внутренних органов брюшной стенки. Это исследование ставит целью обнаружение грыж, скоплений жидкости, опухолей в передней брюшной стенке. Так как брюшная стенка имеет небольшую толщину, исследование мягких тканей проводится на небольшой глубине с применением высокочастотных датчиков (10 МГц). Исключение составляют пациенты с избыточным весом.

Передняя часть брюшной стенки состоит из двух прямых мышц живота, разделенных по центру белой линией. Боковая часть брюшной стенки включает три слоя мышц, разделенных оболочками — фасциями. Мышцы покрыты слоем подкожной жировой клетки, дермой и эпидермисом.

На УЗИ мышцы являются менее эхогенными, чем окружающие их оболочки, однако при появлении грыж, абсцессов или опухолей могут появляться необычные участки между слоями мышц. В зависимости от содержимого такие образования могут быть как анэхогенными, так и иметь повышенную эхогенность (в случае опухоли). Во время исследования мягких тканей больше диагностическое значение имеет изменение патологических образований во время дыхания (проба Вальсальвы) и при изменении положения тела.

Грыжи передней брюшной стенки представляют собой выхождение содержимого брюшной полости через сформированное патологическое отверстие в брюшной стенке. Местом образования грыж являются места, где мышечный каркас брюшной стенки недостаточно прочен или ослаблен вследствие похудения, перенесенных операций. При этом структуры, содержащиеся в грыжевом мешке, окутаны брюшиной.

Грыжи передней брюшной стенки чаще всего располагаются в следующих местах:

  • по средней линии в верхней трети живота (грыжа белой линии);
  • около пупочного кольца;
  • в переднебоковой части живота (грыжа спигелиевой линии);
  • на месте послеоперационных швов.

Диагноз грыжи обычно устанавливается после клинического осмотра. УЗИ помогает подтвердить диагноз грыжи, обнаружить их при отсутствии кожного выпячивания. На УЗИ хорошо видны грыжевые ворота, содержимое и размеры грыжевого мешка. Наиболее опасным осложнением грыжи является ее ущемление. Не ущемленная грыжа при кашле или глубоком вдохе увеличивается в размерах. Это происходит по причине повышения внутрибрюшного давления.

Грыжи обычно оперируются, для того чтобы избежать увеличения грыжевого мешка и осложнений в будущем. Кроме того, они доставляют большие неудобства пациенту. Одновременно с вправлением грыжи укрепляют брюшную стенку во избежание рецидива (повторения) ее образования. У детей образование околопупочных грыж может быть объяснено возрастной слабостью брюшной стенки. Вправление грыж, использование тугих повязок и укрепление мышечного каркаса приводит к самоизлечению грыж у детей.

УЗИ печени, желчного пузыря и желчевыводящих путей проводятся при наличии следующих симптомов:

  • боль в правом подреберье;
  • желтушность кожных покровов;
  • тошнота, рвота;
  • неоправданное увеличение температуры тела;
  • нарушения стула.

С помощью ультразвукового метода можно поставить диагноз большинства заболеваний печени, таких как острый или хронический гепатит, опухоли печени, цирроз. Иногда для уточнения диагноза прибегают к дополнительным методам обследования печени. К ним относятся компьютерная томография (КТ) или магнитно-резонансная томография (МРТ), диагностическая хирургическая операция.

Печень является жизненно важным органом, выполняющим большое количество различных функций. Самыми важными из них являются обезвреживание различных токсинов, синтез белков крови и глюкозы, продукция желчи, кроветворение у плода. Печень расположена в правом подреберье и состоит из левой и правой доли, которые делятся на относительно самостоятельные сегменты. Функциональной единицей печени является печеночная долька. Кровоснабжение и отток желчи происходит в области ворот печени, где находится так называемая печеночная триада.

В области ворот печени расположены три анатомических образования со следующими размерами в норме:

  • воротная вена, диаметром от 0,9 до 1,4 см;
  • печеночная артерия, имеющая диаметр 0,5 см;
  • общий желчный проток, диаметр которого составляет 0,7 см.

Ультразвуковое сканирование печени производится в правой верхней части стенки живота. Сканирование проводится в сагиттальной, поперечной и косых плоскостях. Верхний край печени находится за ребрами, поэтому датчик обязательно помещается и в межреберные промежутки. Нормальная печень выглядит как однородная эхогенная структура, поскольку вся паренхима печени состоит из печеночных долек. Эхогенность печени является средней, именно с ее плотностью сравниваются все другие органы брюшной полости. В однородной картине печени также встречаются участки гипоэхогенности, соответствующие воротной вене и венозному руслу печени. Как известно, вены печени имеют больший диаметр, чем артерии, поэтому они лучше видны на УЗИ. При проведении пробы Вальсальвы печеночные вены расширяются. Проба Вальсальвы заключается в попытке сделать форсированный выдох с закрытым ртом и носом.

На УЗИ также следует отличать квадратную и хвостатую доли печени, которые меньше левой и правой долей. Хвостатая и квадратная доли расположены спереди и сзади от ворот печени. В поперечном сечении хвостатая доля должна быть меньше 2/3 правой доли печени. Хвостатая и квадратная доли имеют среднюю эхогенность, но их можно ошибочно принять за опухоли. Ворота печени являются анэхогенными в области просвета сосудов, так как жидкость в их просвете полностью поглощает ультразвуковые колебания.
Для изучения ворот печени пациент ложится на левый бок, в то время как датчик располагается в поперечной плоскости.

Размеры печени имеют огромное значение в диагностике различных заболеваний. Клиническое обследование пациента обязательно включает определение ее границ и размеров путем пальпации. Однако с помощью УЗИ размеры печени определяются гораздо точнее. Увеличение печени, как и ее уменьшение, являются признаками заболеваний. Однако при оценке результатов следует учитывать большие индивидуальные различия в размерах печени, которые зависят от наследственных факторов и сложения тела пациента.

Печень имеет неправильную форму, поэтому ее измеряют в нескольких местах — по средней линии тела и по среднеключичной линии. Средняя линия тела является осью симметрии тела. Среднеключичная линия ей параллельна, но проходит через середину ключицы. Длину (продольный размер печени) определяют от высшей точки купола диафрагмы до нижнего края печени.

Врачи пользуются следующими средними значениями печени, соответствующими норме:

  • продольный размер по среднеключичной линии — 10,5 см;
  • продольный размер по средней линии тела – 8,3 см;
  • переднезадний размер по среднеключичной линии — 8,1 см;
  • переднезадний размер по средней линии – 5,7 см.

Из-за анатомических различий допускается отклонение приведенных значений на 1,5 сантиметра, причем как в меньшую, так и в большую сторону. У детей печень на УЗИ имеет такие же признаки, что и у взрослых, но видна обычно лучше из-за меньших размеров и более тонкого слоя жировой клетчатки.

Продольный размер печени детей по среднеключичной линии в зависимости от возраста

Гепатомегалией называют состояние, при котором печень увеличена в размере. На УЗИ признаком гепатомегалии является определение ее продольного размера по среднеключичной линии более 12 сантиметров. Гепатомегалия встречается при большом количестве заболеваний и может быть вызвана большим количеством причин.

В норме эхогенность печени является однородной. Это позволяет считать ее эталоном и сравнивать с плотностью структур других органов брюшной полости. Изменение эхогенности печени говорит об изменениях в ее клеточной структуре. Этот признак имеет наибольшее значение в выявлении заболеваний печени с помощью ультразвука.

Диффузные изменения эхогенности печени наблюдаются при следующих заболеваниях:

  • жировой гепатоз;
  • острый и хронический гепатит;
  • цирроз печени;
  • фиброз печени;
  • саркоидоз;
  • множественные абсцессы;
  • метастазы опухолей в печени.

Острый гепатит является вирусным заболеванием, которое протекает по типу пищевой инфекции. При остром гепатите наблюдается интоксикация организма, в некоторых случаях желтуха, жар, тошнота. Острый гепатит заканчивается полным выздоровлением больного, однако в некоторых случаях он переходит в хроническую форму. На УЗИ характерными признаками острого гепатита являются увеличение печени и селезенки, небольшое повышение эхогенности печеночной паренхимы. Лимфатические узлы у ворот печени увеличены. Желчный пузырь пустой, так как печень временно снижает продукцию желчи, и имеет утолщенные стенки из-за воспалительного отека.

Хронический гепатит вызывается вирусной инфекцией, передающейся через кровь. Длительное течение хронического гепатита отличается бессимптомным течением, но приводит в большинстве случаев к циррозу или к формированию злокачественных опухолей печени. Грубость рисунка печени на УЗИ зависит от длительности течения хронического гепатита и наличия обострений. Хронический гепатит отличает незначительное расширение воротной вены (более 15 мм в диаметре) и выраженный дольчатый рисунок печеночной паренхимы. Она объясняется уплотнением соединительной ткани, находящейся между дольками печени. В здоровой печени соединительная ткань очень тонкая и не видна на УЗИ.

Цирроз печени представляет собой хроническое заболевание, которое выражается в замещении паренхимы печени фиброзной тканью. Это происходит в результате действия различных факторов, но всегда приводит к одинаковому исходу – полной печеночной недостаточности. Для предотвращения цирроза печени требуется лечение заболеваний печени на более ранних стадиях.

Причинами, приводящими к циррозу печени, являются:

  • алкоголизм;
  • хронические вирусные гепатиты B, C, D;
  • паразитарные инфекции;
  • застойная сердечная недостаточность;
  • лекарственные интоксикации.

Цирроз является терминальной стадией поражения паренхимы почек. Очень хорошо изучены признаки цирроза, проявляющиеся на ультразвуковом исследовании. При циррозе поражается не только паренхима, но также от функциональной недостаточности печени страдают и окружающие ткани.

Признаками цирроза печени на УЗИ являются:

  • пятнистая структура паренхимы;
  • повышение эхогенности паренхимы;
  • дефекты капсулы печени (прерывистость);
  • дольчатость паренхимы;
  • гепатомегалия, а в поздней стадии – уменьшение размеров печени;
  • расширение печеночных вен и нижней полой вены;
  • отсутствие изменения просвета печеночных вен при дыхании;
  • увеличение селезенки;
  • асцит (скопление свободной жидкости в брюшной полости).

Цирроз печени является необратимым состоянием, для его лечения необходима трансплантация печени. Для продления жизни пациента при циррозе используется диета и лекарства, защищающие клетки печени от разрушения.

Кровь попадает в печень по двум сосудам – портальной (воротной) вене и печеночной артерии. Воротная вена является сосудом, в который впадает венозный кровоток от всех органов брюшной полости. Проходя в печени фильтрацию, венозная кровь по печеночным венам попадает в нижнюю полую вену и направляется в сердце.

При заболеваниях печени (например, при хроническом гепатите) происходит гибель печеночных клеток и их замена на соединительную ткань. Это приводит к затруднению кровотока в печени, из-за чего в воротной вене повышается давление и она расширяется. Это явление носит название портальной гипертензии. Без устранения фактора, вызвавшего гибель гепатоцитов (клеток печени) такое состояние не поддается лечению.

Признаками портальной (воротной) гипертензии на УЗИ печени являются:

  • расширение портальной вены более 11 мм внутри печени и более 15 мм вне печени;
  • отсутствие вариации просвета воротной вены при дыхании и пробе Вальсальвы;
  • расширение и ригидность вен, впадающих в портальную вену (желудочных, брыжеечных);
  • скорость кровотока в портальной вене на дуплексном УЗИ с цветовым допплеровским картированием (ЦДЭ) уменьшается до 10 см/с (в норме составляет 18 – 20 см/с).

В тяжелых случаях портальная гипертензия вызывает очень неприятные симптомы. Первый из них – это перенаправление венозного кровотока. Венозная кровь начинает циркулировать не через печень, а через поверхностные вены, расположенные в коже. Синие вздутые вены выглядят как «голова медузы» при осмотре живота. Расширение вен пищевода грозит их разрывом и внутренним кровотечением. Самым сложным осложнением портальной гипертензии является асцит.

Асцит представляет собой выход свободной жидкости из венозного кровотока в брюшную полость. Ее объем может составлять до 25 литров. На УЗИ асцит выглядит как обширная анэхогенная область с редкими эхогенными включениями. Эта жидкость может спонтанно инфицироваться, однако даже ее извлечение не приносит облегчения, поскольку она образуется вновь. Для лечения необходимо устранить причину повреждения печени или выполнить ее трансплантацию.

На УЗИ печени могут быть выявлены локальные изменения различной эхогенности. Они могут быть различных форм и размеров. Для уверенного различия между ними нужно обладать данными общего анализа крови, а также при необходимости проводить дополнительные исследования.

Локальные изменения печени на УЗИ могут быть объяснены следующими структурами:

  • Кисты печени. Это полости в ткани печени, которые являются анэхогенными структурами темного цвета. Могут быть врожденными или приобретенными в результате воспалительных или инфекционных процессов.
  • Аневризма почечной артерии. Представляет собой врожденное расширение почечной артерии. На УЗИ выглядит как анэхогенная область.
  • Абсцесс печени. Скопление гноя в ткани печени, которое может быть неоднородной структуры, от гипоэхогенной до гиперэхогенной.
  • Местная жировая инфильтрация (гепатоз). Представляет собой участки, где ткань печени имеет участки жировых включений. Чаще всего они расположены у ворот печени и имеют гипоэхогенную окраску на УЗИ.
  • Опухоли печени (карцинома, аденома, гемангиома и другие). Опухоли печени имеют различную характеристику на УЗИ. Они могут быть как гипоэхогенными, так и гиперэхогенными. Злокачественные опухоли часто имеют неровные границы и могут проникать в область ворот печени или в соседние органы.
  • Камни и кальцинаты. Могут встречаться как внутри печени, так и в выводном печеночном протоке. Они выглядят как гиперэхогенные образования и оставляют после себя акустическую тень. Акустическая тень — это место, куда не проникают ультразвуковые волны из-за высокой плотности самого камня.

Для дифференциации (различия) перечисленных образований может потребоваться проведение дополнительных исследований. Для опухолей достоверным методом диагностики может считаться только биопсия тканей и их микроскопия. Несмотря на это компьютерная и магнитно-резонансная томография являются более информативными методами в диагностике опухолей печени.

Желчный пузырь находится под печенью, на ее нижней поверхности. Это полый орган, который является коллектором желчи. Печень вырабатывает желчь практически постоянно, но в желудочно-кишечный тракт она поступает только при необходимости путем сокращения мышечной стенки желчного пузыря. Она возникает во время приема пищи. Все время между приемами пищи желчь скапливается в желчном пузыре.

УЗИ желчного пузыря проводится, как и УЗИ печени, при положении пациента на спине или на левом боку. Исследование желчного пузыря должно проводиться очень тщательно, чтобы не пропустить наличие желчных камней в пузыре. Желчный пузырь – полый орган, поэтому на УЗИ он является анэхогенным, то есть темно-черного цвета. Однако стенка желчного пузыря, состоящая из мышц и соединительной ткани, на УЗИ выглядит как четкий гиперэхогенный ободок светло-яркого цвета. Желчный пузырь имеет грушевидную форму на поперечных срезах и овальную при продольном изучении.

Желчные протоки составляют определенную замкнутую систему. Из правой и левой долей печени выходят правый и левый печеночный протоки. Они объединяются в общий печеночный проток. К нему подходит извилистый пузырный проток. Печеночный и пузырный проток объединяются в общий желчный проток. Вне приема пищи желчь поступает из печеночного протока в желчный пузырь, а уже оттуда – в желудочно-кишечный тракт.

Печеночные протоки визуализируются при тщательном исследовании как тонкие анэхогенные полоски. Общий желчный проток измеряется в продольной плоскости спереди от правой ветви нижней полой вены. Нормальный диаметр его составляет до 4 мм. С возрастом диаметр протока увеличивается до 10 мм. При удалении желчного пузыря просвет протока также становится шире.

Изменение размеров желчного пузыря чувствительно к нарушению его функции. Поэтому при ультразвуковом исследовании врачи обязательно определяют его размеры. Они находятся в зависимости от приема пищи, поэтому очень важно сообщить врачу о времени последней трапезы. Длина желчного пузыря у взрослых составляет от 10 до 12 см, а ширина равняется 4 – 5 сантиметрам. Толщина стенки желчного пузыря определяется в области, которая прилежит к печени. Средняя толщина стенки должна быть не больше 3 мм. Если она имеет большую толщину, это говорит о воспалении или патологическом образовании.

У детей размеры желчного пузыря зависят от возраста. Метод исследования и ультразвуковая картина желчного пузыря у детей не отличается от изображения желчного пузыря на УЗИ взрослых. Однако последний прием пищи перед исследованием у детей младшего возраста может быть проведен не за 6 часов, как у взрослых, а за 3 – 4 часа.

Средняя длина желчного пузыря у детей

Вначале проводят обычное исследование желчного пузыря и желчевыводящих путей. Предполагается, что пациент правильно соблюдал диету и принимал пищу в последний раз за 8 часов до исследования. Врач замеряет размеры органа, которые должны составлять в длину 12 см, в ширину 2 – 4 см. Толщина стенки составляет до 3 мм.
Исследование проводят как минимум в двух положениях — лежа на спине и на боку.

После этого пациент съедает принесенные с собой два яйца, кефир или сметану с высокой жирностью. Это делается, для того чтобы желчный пузырь сократился и выделил желчь, что, как известно, происходит в ответ на употребление пищи, содержащей жиры (в том числе холестерин). УЗИ повторяется через 10, 25 и 50 минут после приема пищи. При каждом исследовании замеряются размеры органа. В норме желчный пузырь должен уменьшиться на 60 – 70% через 50 минут, то есть его длина должна составить около 5,5 см.

Во время УЗИ желчного пузыря с пищевой нагрузкой оценивают следующие параметры:

  • скорость желчевыделения;
  • степень сокращения стенок желчного пузыря;
  • тонус сфинктера Одди, находящегося между желчевыводящим протоком и двенадцатиперстной кишкой.

УЗИ желчного пузыря с пищевой нагрузкой позволяет поставить диагноз дискинезии желчных путей. Это позволяет вовремя провести лечение, предотвращающее заболевания желчного пузыря, печени и всего желудочно-кишечного тракта.

Дискинезия желчевыводящих путей представляет собой нарушение моторики желчевыводящих путей. В норме желчь должна выделяться при любом приеме пищи. Если желчь не выделяется, то из-за этого страдают другие органы желудочно-кишечного тракта, а организм не усваивает все необходимые элементы из продуктов питания, в первую очередь, незаменимые жирные кислоты. ДЖВП сопровождается болями в области правого подреберья, связанной с приемом пищи, периодической тошнотой, горечью во рту.

В развитии ДЖВП виновны следующие факторы:

  • различные заболевания желчного пузыря (например, холецистит);
  • нарушение нервной регуляции желчевыделения.

На УЗИ обычно выявляются симптомы заболеваний желчного пузыря, которыми оно вызвано. Чаще всего в желчном пузыре обнаруживаются камни в виде гиперэхогенных структур. При отсутствии симптомов заболеваний проводится УЗИ с пищевой нагрузкой и устанавливается вегетативный характер дискинезии. Неврогенная дискинезия желчевыводящих путей может приводить ко многим заболеваниям, таким как холецистит, желчекаменная болезнь. Для успешного лечения необходимо установить причину дискинезии и воздействовать на нее. Обычно для лечения ДЖВП применяется специальная диета и желчегонные препараты.

Желчекаменная болезнь является заболеванием, при котором в желчном пузыре образуются различного рода камни. Камни могут состоять из холестерина, билирубина, кальциевых солей. Заболевание является очень распространенным, встречается у 10% населения, причем у женщин в несколько раз чаще, чем у мужчин. В образовании камней в желчном пузыре большую роль играют особенности питания, а именно жирная и богатая белками пища.

Формирование камней в желчном пузыре в течение долгого времени может не вызывать никаких симптомов, но с течением времени повышает риск развития воспалительных заболеваний желчного пузыря. Попадание камня в желчевыводящие пути приводит к нарушению оттока желчи, сильной боли, механической желтухе и требует оперативного лечения.

На УЗИ камни могут выглядеть по-разному. Это во многом зависит от их размера и состава. Преимущество ультразвукового исследования заключается в том, что с помощью УЗИ можно обнаружить зарождающиеся камни в виде осадка и предпринять профилактические меры.

На УЗИ определяются следующие признаки желчекаменной болезни:

  • Осадок кристаллов холестерина и билирубина. Представляет собой эхогенную однородную массу, которая смещается при изменении положения тела пациента. От сформированных камней его отличает отсутствие акустической тени.
  • Песок. Представляет собой скопление зернистых эхо-сигналов, более эхогенных, чем осадок. Также может смещаться относительно стенки желчного пузыря во время движения тела.
  • Одиночный камень. Представляет собой плотное гиперэхогенное образование. Оставляет после себя акустическую тень – полностью черный участок, куда не проникают ультразвуковые волны.
  • «Каменный» желчный пузырь. В результате прогрессирования желчекаменной болезни весь желчный пузырь заполняется камнями. Визуализация отдельных камней затруднена, так как все вместе они дают плотную акустическую тень.

Очень часто на УЗИ могут выявляться несколько различных признаков желчекаменной болезни (например, песок и камень). В таком случае врачи отмечают сложную эхоструктуру, включающую признаки обоих образований. Желчекаменная болезнь опасна тем, что приводит к различным осложнениям, среди которых холецистит, водянка желчного пузыря, холестаз (застой желчи в желчном пузыре и печени).

Холецистит представляет собой воспаление стенки желчного пузыря и чаще всего проявляется при желчекаменной болезни. При нарушении оттока желчи происходит активизация патогенных микроорганизмов, которые вызывают воспаление. Холецистит в зависимости от длительности развития патологических процессов может быть острым и хроническим.

Острый холецистит протекает с сильной болевой симптоматикой и носит название печеночной колики. На УЗИ выявляется слоистость и утолщение стенок желчного пузыря, а в просвете желчевыводящих протоков обнаруживается камень, из-за которого и появляются боли и воспаление. Желчный пузырь увеличивается в размере, так как желчь не имеет путей оттока и скапливается в желчном пузыре, растягивая его. Рядом с пузырем может быть обнаружена свободная жидкость.

Хронический холецистит протекает без закупорки желчевыводящих путей, боли при нем тупые и непостоянные. Иногда процесс может обостряться и проходить по типу острой печеночной колики. При хроническом холецистите обнаруживается большое скопление камней в желчном пузыре, ограниченное или диффузное утолщение стенок пузыря, вызванное патогенной микрофлорой. Иногда при длительном течении хронического холецистита обнаруживается уменьшение размеров пузыря, его сморщивание. Стенки могут иметь повышенную эхогенность из-за отложения солей кальция (так называемый «фарфоровый» желчный пузырь). Прогноз в данном случае неблагоприятен, заболевание может привести к раку.

Лечение холецистита обычно хирургическое. Консервативное лечение не всегда эффективно, поэтому при повторных обострениях проводят лапароскопическую операцию по удалению желчного пузыря. При этом совершается небольшой разрез (до 5 см в длину) передней брюшной стенки и удаление желчного пузыря под контролем специальной внутрибрюшной камеры. Без желчного пузыря рекомендуется придерживаться определенной диеты, однако его отсутствие не влияет на качество жизни.

Полипы желчного пузыря представляют собой разрастания слизистой оболочки желчного пузыря, которые выступают в его просвет. Они обычно не вызывают симптомов и не приводят к осложнениям. Обнаруживаются полипы случайно при ультразвуковом исследовании брюшной полости.

Выделяют следующие разновидности полипов желчного пузыря:

  • Холестериновый полип. Такой вид полипа образуется из-за того, что слизистая оболочка накапливает отложения холестерина.
  • Папиллома. Представляет собой доброкачественную опухоль слизистой оболочки, имеющую ножку и выглядящую в виде сосочков.
  • Аденоматозный полип. Также является доброкачественной опухолью, но состоит из железистой ткани.
  • Грануляционный полип. Грануляции образуются при травме слизистой, например, желчными камнями. Их образование говорит о наличии воспаления в желчном пузыре.

Полип на УЗИ представляет собой округлое образование, прилегающее к одной из стенок желчного пузыря. При изменении положения тела контакт полипа со стенкой сохраняется. Полип является более эхогенным по сравнению с содержимым желчного пузыря. Размер полипа не превышает 5 мм. Если его размеры превышают 5 мм, то образование принимают за опухоль, а при размерах более 10 мм она с высокой вероятностью является злокачественной.

Поджелудочная железа представляет собой орган, выполняющий функции пищеварения и синтеза гормонов. В поджелудочной железе образуются практически все ферменты, необходимые для переваривания белков и углеводов (трипсин, амилаза и другие), а также инсулин — гормон, регулирующий уровень сахара в крови.

При проведении УЗИ брюшной полости всегда исследуется размер, форма поджелудочной железы. Огромное внимание уделяется строению поджелудочной железы. Исследование поджелудочной железы представляет особую важность, поскольку ее заболевания говорят о серьезных нарушениях во всем желудочно-кишечном тракте. К заболеваниям поджелудочной железы, которые можно диагностировать на УЗИ относятся острый и хронический панкреатит, опухоли, кисты, врожденные аномалии.

Поджелудочная железа расположена позади желудка. В строении поджелудочной железы выделяют головку и хвост. Головка расположена чуть левее оси симметрии человеческого тела, она окружена двенадцатиперстной кишкой. Хвост поджелудочной железы находится левее, выше и тянется к корню селезенки. Между головкой и хвостом выделяют тело поджелудочной железы. Протоки, по которым пищеварительные ферменты поступают в желудочно-кишечный тракт, открываются вместе с общим желчным протоком в двенадцатиперстную кишку.

Поджелудочная железа исследуется в верхней продольной и поперечной плоскости брюшной полости. УЗИ поджелудочной железы выполняется с небольшим давлением датчика, которое в норме не должно вызывать неприятных болевых ощущений. При глубокой пальпации орган является подвижным, эластичной консистенции. Если поджелудочная железа закрыта воздухом, то можно выпить 500 мл жидкости небольшими глотками для улучшения визуализации.

На УЗИ поджелудочная железа представляет собой узкий продолговатый S-образный орган, ограниченный двенадцатиперстной кишкой и селезенкой. В норме она имеет однородную структуру на УЗИ, чуть более эхогенную по сравнению с печенью. Эхогенность поджелудочной железы повышена у пожилых людей. Изменения эхогенности обусловлены жировыми включениями в клетках поджелудочной железы, что наблюдается при старении организма.

Поджелудочная железа имеет небольшие размеры, но продолговатую форму. Размеры поджелудочной железы измеряют в продольной и поперечной плоскости. В качестве ориентиров используют сосуды верхнего этажа брюшной полости. Например, головку поджелудочной железы измеряют в области прохождения нижней полой вены. Головка имеет размеры 25 – 30 мм в диаметре, тело – 15 – 20 мм, а хвост – около 10 мм.

Проток поджелудочной железы выглядит как трубчатая структура с эхогенными стенками. Проток является более широким в области головки и уменьшается в направлении хвоста поджелудочной железы. Проток поджелудочной железы имеет диаметр 2 – 3 мм, а в концевой части – 1,5 мм. Иногда диаметр протока увеличивается до 1 мм во время глубокого вдоха.

Острый панкреатит представляет собой заболевание, при котором ткань поджелудочной железы разрушается под действием собственных ферментов. При остром панкреатите происходит преждевременная активация пищеварительных ферментов, повреждение и некроз клеток печени. Острый панкреатит в абсолютном большинстве случаев связан с приемом алкоголя. Реже острый панкреатит вызывается заболеваниями желчевыводящих путей, отравлениями или травмами.

Острый панкреатит является опасным заболеванием, которое может привести к быстрому летальному исходу. При остром панкреатите появляются жалобы на сильную боль в животе, тошноту, рвоту, вздутие живота. Ультразвуковое исследование является не единственным, но информативным методом диагностики острого панкреатита.

При остром панкреатите на УЗИ отмечаются следующие признаки:

  • увеличение размеров поджелудочной железы;
  • снижение эхогенности ткани поджелудочной железы;
  • анэхогенные включения, которые представляют собой участки некроза или кровоизлияния;
  • расширение протока поджелудочной железы;
  • может наблюдаться отек или свободная жидкость в ткани поджелудочной железы (анэхогенные полости).

При остром панкреатите могут быть обнаружены заболевания желчевыводящих путей в случае, если они были определяющей причиной. Лечение острого панкреатита проводится в соответствии с тяжестью состояния пациента. Используется лечебное голодание и препараты, уменьшающие секрецию поджелудочной железы, но в тяжелых случаях проводится хирургическое лечение.

Хронический панкреатит является поражением ткани поджелудочной железы, протекающим на основе длительно воздействующих факторов. При этом поджелудочная железа сморщивается, функциональные клетки погибают, в ней образуются полости, камни и рубцы. Хронический панкреатит очень часто связан с хроническим холециститом, язвой двенадцатиперстной кишки и другими заболеваниями желудочно-кишечного тракта.

Признаками хронического панкреатита на УЗИ являются:

  • уменьшение размеров поджелудочной железы или нормальные размеры;
  • гиперэхогенная структура неправильной формы;
  • неровные края контура поджелудочной железы;
  • наличие кист в виде анэхогенных структур;
  • окаменелости в виде округлых гиперэхогенных структур с акустической тенью;
  • расширение протока поджелудочной железы более 3 мм.

Лечение хронического панкреатита должно поводиться комплексно, совместно с лечением всего желудочно-кишечного тракта. В этом плане УЗИ брюшной полости является очень удобным исследованием, так как представляет информацию о состоянии печени, желчного пузыря, желудка и кишечника.

Сахарный диабет является гормональным заболеванием, при котором поражается часть поджелудочной железы, вырабатывающая инсулин. Диагностика сахарного диабета должна проводиться как можно раньше, для того чтобы вовремя начать заместительную терапию препаратами инсулина. УЗИ брюшной полости для диагностики сахарного диабета не применяется, поскольку более важными являются показатели сахара в крови. Кроме того, изменения в ткани поджелудочной железы, характерные для сахарного диабета, проявляются только после длительного течения заболевания.

В начале сахарного диабета на УЗИ обнаруживается поджелудочная железа нормальной внутренней структуры. Ее размеры незначительно увеличены. Эти изменения не позволяют с уверенностью поставить диагноз сахарного диабета по данным ультразвукового сканирования. При длительном течении сахарного диабета выявляются определенные дистрофические изменения структуры поджелудочной железы.

На УЗИ выявляются следующие признаки поражения поджелудочной железы сахарным диабетом при его длительном течении:

  • уменьшение размеров органа;
  • неоднородная эхогенность поджелудочной железы;
  • появление разрастаний соединительной ткани – склерозирование;
  • наличие гипоэхогенных жировых включений в ткани железы – липоматоз.

Сахарный диабет можно успешно контролировать с помощью препаратов и соблюдения правильного питания. Благодаря этому можно предотвратить развитие осложнений сахарного диабета, включающих поражение почек, сосудов, нервной системы.

Самыми частыми локальными изменениями поджелудочной железы являются кисты и опухоли поджелудочной железы. Они могут быть как врожденными, так и приобретенными. Кисты и опухоли сопровождают течение как острого, так и хронического панкреатита. Опухоли могут быть доброкачественными, не представляющими угрозы для организма и злокачественными, которые опасны метастазированием и разрушением внутренних органов.

Кисты на УЗИ выглядят как анэхогенные образования. Они представляют собой полость в ткани поджелудочной железы, ограниченную эпителиальной стенкой. Содержимым кист поджелудочной железы является кровь, серозная жидкость с содержанием ферментов. Иногда в ней можно обнаружить камни. Кисты при хроническом панкреатите имеют размер до 4 мм. Опухоли, как доброкачественные, так и злокачественные, могут включать кисты.

Карцинома поджелудочной железы является шестой злокачественной опухолью по распространенности в организме человека. УЗИ традиционно считается привычным исследованием для диагностики данного заболевания, однако ультразвуковое исследование эффективно не в 100% случаев. Трудности заключаются в ее обнаружении и отличии от доброкачественных опухолей. Для диагностики карциномы поджелудочной железы также применяются рентгеновские методы (компьютерная томография), лабораторная диагностика крови.

Карцинома на УЗИ создает выпячивания в контуре поджелудочной железы. Она представляет собой равномерное эхогенное образование. На агрессивный инфильтративный рост указывают периферические выросты карциномы. При прорастании в окружающие сосуды с уверенностью можно говорить о злокачественности опухоли. С помощью цветового допплеровского картирования можно увидеть усиленный кровоток вокруг опухоли.

источник