Меню Рубрики

Ущемленная паховая грыжа этапы операции

Ущемленная грыжа является показанием к экст­ренной операции. Необходимо устранить ущемление и выяснить жизнеспособность ущемленных органов. Операцию проводят в несколько этапов.

Первый этап — послойное рассечение тканей до апоневроза и обнажение грыжевого мешка.

Второй этап — вскрытие грыжевого мешка производят осторож­но с тем, чтобы не повредить раздутые петли кишечника, плотно прилегающие к стенке грыжевого мешка. При скользящих паховых и бедренных грыжах имеется опасность повреждения стенки толстой кишки или мочевого пузыря. Вскрыв грыжевой мешок, удаляют «грыжевую воду». Для предупреждения соскальзывания в брюшную полость ущемленных органов ассистент хирурга удерживает их при помощи марлевой салфетки. Недопустимо рассечение ущемляющего кольца до вскрытия грыжевого мешка, так как необследованные ущемленные органы переместятся в брюшную полость вместе с инфицированной «грыжевой водой».

Третий этап — рассечение ущемляющего кольца производят под контролем зрения, чтобы не повредить припаянные к нему изнутри органы. При бедренных грыжах разрез проводят медиально от шейки грыжевого мешка во избежание повреждения бедренной вены, расположенной у латеральной стороны мешка. При пупочных грыжах ущемляющее кольцо рассекают в поперечном направлении в обе стороны.

Четвертый этап — определение жизнеспособности ущемленных органов является наиболее ответственным этапом операции. После рассечения ущемляющего кольца и введения в брыжейку кишки раствора новокаина из брюшной полости выводят те части ущемленных органов, которые находились выше ущемляющего кольца. Нельзя сильно подтягивать кишку, так как может произой­ти разрыв (отрыв) ее в области странгуляционной борозды. Если нет явных признаков некроза, ущемленную кишку орошают теплым изотоническим раствором хлорида натрия. Важно помнить, что некроз кишки начинается со слизистой оболочки, а изменения в стенке кишки, видимые со стороны ее брюшинного покрова, появляются позже. Основные критерии жизнеспособности тонкой кишки: восстановление нормального розового цвета кишки, отсутствие странгуляционной борозды и субсерозных гематом, сохранение пульсации мелких сосудов брыжейки и перистальтических сокращений кишки. Бесспорные признаки нежизнеспособности кишки: темная окраска кишки, тусклая серозная оболочка, дряблая стенка кишки, отсутствие пульсации сосудов брыжейки, отсутствие перистальтики кишки.

Пятый этап — нежизнеспособную кишку надо удалять. От видимой со стороны серозного покрова границы некроза нужно резецировать не менее 30—40 см приводящего отрезка кишки и 15—20 см отводящего отрезка.

Резекция кишки должна быть произведена при обнаружении в стенке кишки странгуляционной борозды, субсерозных гематом, большого отека, инфильтрации и гематомы брыжейки кишки. При ущемлении скользящих грыж возникает необходимость в оценке жизнеспособности той части органа, которая не покрыта брюшиной. При обнаружении некроза слепой кишки производят срединную лапаротомию и выполняют резекцию правой половины толстой кишки с наложением илеотрансверзоанастомоза. Операцию заканчивают пластикой грыжевых ворот. При некрозе стенки мочевого пузыря необходима резекция мочевого пузыря с нало­жением эпицистостомы. В тяжелых случаях околопузырную клет­чатку тампонируют и накладывают эпицистостому.

Шестой этап — ущемленный сальник резецируют отдельными участками без образования большой общей культи. С массивной культи сальника возможно соскальзывание лигатуры и возникно­вение в результате этого кровотечения из сосудов сальника в брюшную полость.

Седьмой этап — при выборе метода пластики грыжевых ворот следует отдать предпочтение наиболее простым. Например, при небольших паховых косых грыжах у молодых людей следует применять способ Жирара—Спасокукоцкого—Кимбаровского, при прямых паховых и сложных паховых грыжах — способы Бассини и Постемпского.

При ущемленной грыже, осложненной флегмоной грыжевого мешка, операцию надо начинать со срединной, лапаротомии (первый этап) для уменьшения опасности инфицирования брюшной полости содержимым грыжевого мешка. Во время лапаротомии производят резекцию кишки в пределах жизнеспособных тканей. Концы резецированного участка кишки ушивают. Между приво­дящей и отводящей петлями накладывают анастомоз конец в конец или бок в бок. На этом этапе операции может быть осуще­ствлена изоляция полости брюшины от полости грыжевого мешка. С этой целью вокруг устья грыжевого мешка рассекают париеталь­ную брюшину и отпрепаровывают ее в стороны на 1,5—2 см. Приводящую и отводящую петли резецированной кишки вблизи грыжевых ворот прошивают двумя рядами механических швов (или перевязывают двумя лигатурами). Затем между швами (лигатурами) пересекают петли резецированной кишки и удаляют их вместе с частью их брыжейки. Над слепыми концами ущемлен­ной кишки, находящейся в грыжевом мешке, сшивают париеталь­ную брюшину. Края отпрепарованной париетальной брюшины сшивают. Таким образом полость брюшины изолирована от полости грыжевого мешка. Рану брюшной стенки ушивают послойно наглухо.

Второй этап — хирургическая обработка гнойного очага (гры­жевой флегмоны).

Радикальная хирургическая обработка гнойного очага заклю­чается в иссечении нежизнеспособных, некротизированных, ин­фильтрированных тканей. Цианоз, резкая гиперемия кожи — предвестники ее последующего некроза. Достоверным признаком жизнеспособности тканей является обильное капиллярное крово­течение. Разрез следует производить с учетом анатомо-топографической характеристики локализации грыжевой флегмоны. Над грыжей рассекают послойно ткани. Грыжевой мешок вскры­вают, удаляют гнойный экссудат. Грыжевые ворота осторожно надсекают настолько, чтобы извлечь ущемленную кишку и ее слепые концы приводящего и отводящего отрезков. После удаления ущемленной кишки отделяют устье и шейку грыжевого мешка от грыжевых ворот. Пластику грыжевых ворот не производят. На края грыжевых ворот накладывают несколько швов с целью предупреждения в послеоперационном периоде эвентрации. Далее удаляют грыжевой мешок вместе с измененными тканями (при пупочных, эпигастральных грыжах это возможно сделать единым блоком).

Хирургическую обработку гнойного очага завершают дренирова­нием раны. Перфорированный дренаж укладывают на дно раны, концы дренажа выводят из раны через здоровые ткани. Приводя­щий конец дренажа подсоединяют к системе от переливания крови с антибактериальными препаратами, отводящий конец соединяют с трубкой, опущенной в банку с антисептиком. Через дренаж осу­ществляют длительное постоянное «проточное» промывание раны антибактериальными препаратами.

Главная задача «проточного» метода дренирования — обеспече­ние достаточного оттока отделяемого из раны. Использование мощ­ных современных антисептиков (диоксидин, фурагин калия) позво­ляет добиться полного уничтожения раневой микрофлоры. Доста­точно эффективно промывание ран растворами фурацилина, бор­ной кислоты, гидрокарбоната натрия. Преимущества данного ме­тода дренирования: техническая простота и доступность.

Метод активного хирургического лечения острых гнойных за­болеваний включает возможно раннее закрытие раневой поверх­ности с помощью первичных, первичных отсроченных, ранних вто­ричных швов.

Основным условием для наложения швов на гнойную рану яв­ляется проведение полноценной хирургической обработки гнойной раны или очищение ее химиотерапевтическими средствами. Обыч­ный узловой шов, прошиваемый через все слои раны, обеспечивает хорошую адаптацию краев и стенок раны.

Необходимым компонентом комплексного лечения больных должно быть проведение антибиотикотерапии (общей и местной). Выбор антибиотика должен осуществляться с учетом чувствительности к нему возбудителя.

Послеоперационная летальность. Опасность ущемления грыжи для жизни больного возрастает по мере удли­нения времени, прошедшего с момента ущемления до операции. Летальность после операций, произведенных после начала ущемле­ния в первые 6 ч, составляет 1,1%, в сроки от б до 24 ч — 2,1%, позже 24 ч — 8,2%. После операций, во время которых произво­дили резекцию кишки, летальность составляет 16%. При флегмоне грыжевого мешка, когда резекцию кишки производили путем лапаротомии, летальность достигает 24%

Справочник по клинической хирургии, под редакцией В.А. Сахарова

источник

Главной целью операции при ущемленных паховых грыжах является не пластика пахового канала, а ликвидация ущемления и его последствий.

Срединную лапаротомию следует производить только в следующих случаях:

  • когда имеется спаечный процесс в брюшной полости, препятствующий выведению необходимых для резекции отделов кишки через имеющийся разрез в паховой области;
  • при необходимости резецировать терминальный отдел подвздошной кишки с наложением илеотрансверзоанастомоза;
  • когда до операции заподозрена флегмона грыжевого мешка;
  • в запущенных случаях, когда клинически на первый план выступают явления перитонита и непроходимости кишечника.

Все ошибки, опасности и осложнения, связанные с оперативным лечением ущемленных паховых грыж, можно разделить на три группы. Первая группа — это ошибки и опасности, характерные для каждого вида паховых грыж, обусловленные топографией грыжи, независимо от того, вправима она или невправима. Вторая группа ошибок и осложнений зависит от особых условий пребывания и состояния грыжевого содержимого. Третья группа ошибок и осложнений обусловлена неправильным выбором метода герниопластики. Однако следует учитывать не только местные факторы. Прежде всего избыточная масса тела пациента нередко усложняет оперативное лечение и может стать причиной послеоперационных осложнений и рецидива заболевания.

При выборе метода обезболивания необходимо стремиться к проведению оперативного вмешательства под местной анестезией, а к общему обезболиванию прибегать лишь в тех случаях, когда имеется непереносимость пациентом всей группы лекарственных анестетиков или размеры паховой грыжи так велики, что без максимальной релаксации передней брюшной стенки будет невозможно успешно выполнить интраоперационную ревизию и пластику грыжевых ворот.

Разрез в паховой области длиной 8-10 см выполняется с учетом вида паховой грыжи на 2 см выше и параллельно паховой связке. В дальнейшем рассекается апоневроз наружной косой мышцы живота по направлению от наружного пахового кольца кверху, в противном случае можно легко отклониться и рассечь глубокий мышечный слой внутренней косой мышцы живота. После рассечения передней стенки пахового канала все остальные манипуляции в операционной ране зависят от топографоанатомических особенностей паховой грыжи.

Перед выделением грыжевого мешка и верификации вида паховой грыжи предварительно производятся обследование и мобилизация семенного канатика. Это ответственный этап операции, так как ранение сосудов и нервов семенного канатика и семявыносящего протока, отмечаемое у 1-3 % больных, оперированных по поводу паховых грыж, может быть причиной тяжелых расстройств репродуктивной функции [207]. Ятрогенное повреждение семявыносящего протока должно рассматриваться как техническая ошибка. Манипуляции на семенном канатике должны выполняться довольно осторожно и без повреждения лозовидного сплетения и артерии семенного канатика. Перевязка или тромбоз яичковой артерии, а также интраоперационный перекрут семенного канатика бесследно не проходят, а иногда приводят к атрофии и некрозу яичка. Особая осторожность требуется при обследовании семявыносящего протока, особенно у детей и лиц молодого возраста с врожденными паховыми грыжами, при которых элементы семенного канатика разбросаны по всему грыжевому мешку. Грубые манипуляции при выделении семенного канатика и при обследовании грыжевого мешка могут сопровождаться повреждением подвздошнопахового нерва. Это вызывает появление выраженного болевого синдрома в области послеоперационного рубца и трофических расстройств в тканях паховой области, что может явиться причиной рецидива паховой грыжи. Избежать перечисленных осложнений можно лишь при тщательной послойной препаровке анатомических образований в паховой области с использованием метода гидропрепаровки.

При обследовании и мобилизации семенного канатика необходимо помнить о существовании комбинированных паховых грыж, которые обнаруживаются у 5 % оперируемых больных. Причиной развития комбинированных паховых грыж являются два слабо защищенных участка — в области медиальной и латеральной паховых ямок. Первая служит местом появления прямых, а вторая — косых грыж. Если у подобных больных во время операции ограничиться обследованием лишь одного участка, то можно оставить нераспознанным наличие второй грыжи. Во время выделения грыжевого мешка и вскрытия его все манипуляции необходимо совершать под строгим визуальным контролем, ничего нельзя разъединять и пересекать, руководствуясь одним только пальпаторным ощущением. Чрезмерное вытяжение грыжевого мешка и низкое прошивание его культи за пределами «пробки Пирогова» может повлечь за собой захватывание в шов стенки мочевого пузыря либо предлежащей петли кишки, повреждение мочеточника, в результате чего в послеоперационном периоде могут появиться признаки перитонита, дизурические расстройства, грыжа мочеточника. Инвагинация грыжевого мешка по Кохеру может пережать петлю кишки и послужить причиной кишечной непроходимости. Избежать осложнений в этой группе больных позволяют знание и точная ориентировка в топографической анатомии области операции, осторожность и уверенность при манипуляциях, своевременное распознавание и устранение возникающих сложностей.

Рассматривая вторую группу ошибок и осложнений, связанных с состоянием грыжевого содержимого, следует подчеркнуть обязательное вскрытие и обследование грыжевого мешка до его удаления. Обследование грыжевого мешка требует тщательной мобилизаци, что позволяет освободить подпаянные к стенке мешка петли кишечника и вправить их в свободную брюшную полость, а не в пространство между грыжевым мешком и наружными слоями брюшной стенки. При вскрытии грыжевого мешка производится обследование его содержимого. Наиболее часто грыжевым содержимым являются петли тонкой или толстой кишок, большой сальник или яичник, реже червеобразный отросток. Во всех случаях необходимо осторожно под визуальным контролем отделить грыжевое содержимое от стенок грыжевого мешка и, если нет признаков его ущемления, погрузить в брюшную полость. Нужно помнить, что грыжевой мешок может быть двойным, когда влагалищный отросток не полностью облитерируется по ходу пахового канала, а место сращения вторично выпячивается в оставшийся открытым влагалищный отросток, поэтому приходится дважды вскрывать стенку такого грыжевого мешка. Во избежание ошибок и осложнений, связанных с манипуляциями в зоне грыжевого мешка, сохраняется тот же принцип, основанный на глубоком знании топографии области и тщательной хирургической техники, своевременном обнаружении возможных интраоперационных осложнений и устранении их в ходе оперативного вмешательства. Травматичное выделение грыжевого мешка и небрежный гемостаз являются причиной возникновения гематом в области мошонки, семенного канатика и послеоперационной раны, а также развития инфекционных осложнений в операционной ране.

Третья группа ошибок и осложнений при оперативном лечении паховых грыж обусловлена главным образом широким разнообразием патологоанатомических изменений, возникающих в паховой области при формировании грыжи, и нерациональным выбором способов герниопластики.

Наиболее обоснованными в настоящее время мы считаем методы многослойной герниопластики по Кукуджанову и Шоулдайсу. Проведенные экспериментальные исследования и клинические данные относительно реконструкции поперечной фасции по Шоулдайсу, благодаря которой уменьшается диаметр глубокого пахового кольца и укрепляется задняя стенка пахового канала, позволили нам сделать вывод, что даже тогда, когда поперечная фасция резко перерастянута и не выдерживает нагрузку более 735 г, она способна противостоять внутрибрюшному давлению. Это давление — один из важных факторов в возникновении и развитии паховой грыжи.

С помощью методов Кукуджанова и Шоулдайса высокий паховый промежуток из треугольной формы превращается в щелевидно-овальную, уменьшаются размеры глубокого Махового кольца, укрепляется задняя стенка пахового канала и тем самым восстанавливается его нормальная анатомия. При выполнении операции по Кукуджанову и Шоулдайсу также возможно повреждение бедренных и нижних чревных сосудов, поэтому необходимо помнить, что бедренные сосуды располагаются в нижнелатеральном углу операционной раны, а нижние сосуды проходят на 1 см кнаружи от внутреннего пахового кольца. Частота их повреждения меньше, чем при способе Бассини, так как в этих случаях поперечная фасция рассекается и при осторожных манипуляциях в данной зоне под контролем зрения этих осложнений можно избежать.

При оперативном лечении паховых грыж возможно развитие послеоперационных невритов и невралгии с иррадиирующими болями в мошонку, яичко и бедро сразу же после операции. Причина этих осложнений, которые чаще отмечаются при использовании метода Бассини и Постемпского, заключается в широком захвате нижнего края боковых мышц живота с нервными волокнами или в глубоком захвате желобка паховой связки с ветвями бедренного нерва.

Твердое знание причин возможных ошибок и опасностей, возникающих при оперативном лечении паховых грыж, должно быть обязательным элементом подготовки хирурга к выполнению этих операций.

A. Kypыгинa, Ю. Cтoйкo, C. Бaгнeнкo

Особенности операций при ущемленной паховой грыже и другие материалы по хирургической гастроэнтерологии.

источник

Ущемление паховой грыжи встречается в 60% общего количества ущемлений, что соответствует наибольшей частоте этого вида грыж в хирургической практике. Ущемляются, как правило, косые грыжи в наружном отверстии пахового канала.

Клиническая картина ущемлённой паховой грыжи довольно характерна, так как все признаки ущемления легко заметны. Трудности встречаются лишь при ущемлении канальной грыжи в глубоком внутреннем кольце пахового канала, которое можно выявить только при очень внимательном осмотре. Обычно при этом в толще брюшной стенки, соответственно локализации латеральной паховой ямки, удаётся прощупать плотное, довольно болезненное небольшое образование, что помогает установлению правильного диагноза.

Дифференцировать ущемление паховой грыжи необходимо от пахового лимфаденита, острого орхоэпидидимита, опухоли и водянки яичка или семенного канатика и ущемлённой бедренной грыжи. В первом случае обычно нет анамнестических указаний на предшествующую грыжу, нет резко выраженного болевого синдрома и рвоты. Боли сопровождаются ранним повышением температуры тела. Установлению правильного диагноза помогает обычный осмотр, при котором удаётся определить неизменённое наружное кольцо пахового канала. Кроме того, важно установить наличие ссадин, царапин, гнойников на нижней конечности (входные ворота инфекции), признаков простатита, проктита или острого геморроя, которые могут вызывать сопутствующий лимфаденит.

При орхоэпидидимите всегда удаётся определить увеличение и болезненность яичка и его придатка. Новообразования яичка и семенного канатика не сопровождаются внезапным появлением клинических симптомов, указывающих на ущемлённую паховую грыжу. Тщательное пальцевое исследование пахового канала позволяет исключить это патологическое состояние. Опухоль яичка пальпаторно плотна, нередко бугриста. Пальпация гидроцеле и фуникулоцеле в отличие от ущемлённой грыжи безболезненна.

У женщин не всегда просто отличить ущемлённую паховую грыжу от бедренной. Лишь при очень внимательном и осторожном осмотре можно установить, что бедренная грыжа исходит из-под паховой связки, а наружное отверстие пахового канала свободно. Однако ошибка в дооперационном диагнозе здесь не имеет решающего значения, поскольку в обоих случаях показана срочная операция. Выяснив во время вмешательства истинную локализацию грыжевых ворот, выбирают соответствующий способ пластики.

Если возникают трудности в клинической верификации кисты круглой связки матки, необходимо выполнить экстренную операцию, так как в такой непростой диагностической ситуации можно пропустить ущемлённую паховую грыжу.

Особенности экстренного оперативного вмешательства.
При ущемлении паховой грыжи после рассечения кожи и подкожной жировой клетчатки (проекция разреза на 2 см выше и параллельна пупартовой связке) выделяют грыжевой мешок в области дна. Стенку его осторожно вскрывают. Не стоит рассекать грыжевой мешок вблизи места ущемления, так как здесь он может быть спаян с грыжевым содержимым.

Утолщение наружной стенки грыжевого мешка у больных с правосторонним ущемлением свидетельствует о скользящей грыже. Чтобы избежать ранения слепой кишки, следует вскрывать наиболее тонкостенную часть грыжевого мешка на переднемедиальной его поверхности. Если во время операции обнаруживают мышечные волокна во внутренней стенке грыжевого мешка, следует заподозрить ущемление мочевого пузыря. Дизурические явления у больного подтверждают это подозрение. В подобной ситуации необходимо вскрыть наиболее тонкостенную латеральную часть грыжевого мешка, чтобы не повредить мочевой пузырь.

Вскрыв грыжевой мешок, аспирируют транссудат и берут посев. Фиксируя грыжевое содержимое рукой, рассекают ущемляющее кольцо. Обычно это наружное отверстие пахового канала. По ходу волокон рассекают апоневроз наружной косой мышцы живота на желобоватом зонде в наружном направлении (см. рис. 49-3).

Читайте также:  Лечение поясничной грыжи методики лечения

Рис. 49-3. Рассечение ущемляющего кольца при паховой грыже.

Если обнаружено ущемление во внутреннем отверстии пахового канала, ущемляющее кольцо рассекают также в латеральную сторону от семенного канатика, помня, что с медиальной стороны проходят нижние надчревные сосуды.

При необходимости, например, для выполнения резекции тонкой кишки или большого сальника, выполняют герниолапаротомию: рассекают заднюю стенку пахового канала и пересекают сухожильную часть внутренней косой и поперечной мышц. У большинства больных этого доступа вполне достаточно, чтобы вывести наружу в целях осмотра и резекции достаточную часть тонкой кишки и большого сальника.

Производить дополнительный срединный разрез брюшной стенки приходится:

  • при выраженном спаечном процессе в брюшной полости, мешающем выведению необходимых для резекции отделов кишки через доступ в паховой области;
  • необходимости резекции терминального отдела подвздошной кишки с наложением илеотрансверзоанастомоза;
  • некрозе слепой или сигмовидной ободочной кишки;
  • флегмоне грыжевого мешка;
  • разлитом перитоните и/или острой кишечной непроходимости.

Завершив этап грыжесечения, после выделения, перевязки и удаления грыжевого мешка, приступают к пластической части операции. Независимо от разновидности ущемлённой паховой грыжи (косая или прямая) лучше производить пластику задней стенки пахового канала. Такой тактический подход к выбору оперативного вмешательства патогенетически оправдан, так как в основе развития любой паховой грыжи лежит структурная несостоятельность поперечной фасции. В условиях экстренной хирургии следует использовать наиболее простые и надёжные способы пластики грыжевых ворот. Этим условиям отвечает метод Бассини (см. рис. 68-4).

Рис. 68-4. Пластика пахового канала по Бассини.

Под приподнятым семенным канатиком первыми тремя швами фиксируют край влагалища прямой мышцы живота и соединённого мышечного сухожилия к надкостнице лонного бугорка и гребенчатой связке, которая расположена на верхней поверхности симфиза. Подшивают края внутренней косой и поперечной мышц с захватом поперечной фасции к паховой связке. Используют нерассасывающийся шовный материал. Швы накладывают на расстоянии 1 см друг от друга. Натяжение тканей в зоне пластики при высоком паховом промежутке устраняют путём рассечения передней стенки влагалища прямой мышцы живота на протяжении нескольких сантиметров. Канатик укладывают поверх наложенных швов на вновь созданную заднюю стенку. Сшивают рассечённые листки апоневроза наружной косой мышцы «край в край». При этом формируют наружное отверстие пахового канала, чтобы оно не сдавливало семенной канатик (должно пропускать кончик указательного пальца).

При значительном «разрушении» задней стенки пахового канала оправдано использование видоизменённой операции Бассини — методики Постемпского.

Рассекают внутреннюю косую и поперечную мышцы в латеральную сторону от глубокого отверстия пахового канала для того, чтобы семенной канатик переместить в верхнелатеральный угол этого разреза. Под приподнятым семенным канатиком с медиальной стороны соединённое сухожилие внутренней косой и поперечной мышц и край влагалища прямой мышцы подшивают к лонному бугорку и гребенчатой связке. К паховой связке фиксируют швами не только нависающий край мышц и поперечную фасцию, но и верхнемедиальный листок апоневроза швами Кимбаровского (рис. 49-4а). Семенной канатик переводят под кожу в толщу подкожной жировой клетчатки, образуя под ним дупликатуру из нижнелатерального листка апоневроза (рис. 49-5б). При такой пластике паховый канал ликвидируют.

Рис. 49-4. Пластика пахового канала по Постемпскому: а — первый этап; б — второй этап.

Пластику пахового канала у женщин выполняют с помощью тех же приёмов. Укрепляют заднюю стенку под круглой связкой матки или захватывая её в швы. Послабляющий разрез на передней стенке влагалища прямой мышцы живота чаще всего не нужен из-за незначительно выраженного пахового промежутка, внутренняя косая и поперечная мышцы тесно прилежат к паховой связке. Наружное отверстие пахового канала закрывают наглухо.

При ущемлении рецидивных грыж и структурной «слабости» естественных мышечно-фасциально-апоневротических тканей в целях укрепления задней стенки пахового канала вшивают синтетическую сетку-заплату (см. рис. 68-11).

Рис. 68-11. Пластика пахового канала по Лихтенштейну: а — подшивание аллотрансплантата; б — формирование глубокого пахового кольца; в — схема операции в сагиттальной плоскости.

Ущемлённая бедренная грыжа встречается в среднем в 25% случаев по отношению ко всем ущемлённым грыжам. Дифференциальную диагностику проводят с острым бедренным лимфаденитом, ущемлённой паховой грыжей и тромбофлебитом аневризматического расширения устья большой подкожной вены.

Установить диагноз острого лимфаденита помогают анамнестические данные, свидетельствующие об отсутствии грыжи, и результаты объективного обследования. Следует обращать внимание на ссадины, язвы и гнойники на нижних конечностях, служащих входными воротами инфекции. Тем не менее иногда лимфаденит правильно диагностируют лишь во время операции, когда в области подкожного кольца бедренного канала (овальной ямки) обнаруживают не грыжевое выпячивание, а резко увеличенный гиперемированный лимфатический узел Розенмюллера-Пирогова. При этом воспалённый лимфатический узел не иссекают из-за последующей длительной лимфореи и нарушения лимфообращения в конечности. Вмешательство завершают частичным ушиванием раны.

Выявлению ущемлённой бедренной, а не паховой грыжи помогает обычный тщательный физикальный осмотр больного. Ошибка в диагнозе, как уже отмечалось выше, не принципиальна, поскольку больному так или иначе показано экстренное оперативное вмешательство. Следует принимать во внимание явления острой кишечной непроходимости, которые развиваются при ущемлении кишки, и дизурические расстройства, вызванные ущемлением мочевого пузыря.

Диагноз варикотромбофлебита на уровне сафенофеморального соустья в большинстве случаев не вызывает затруднений. Необходимо учитывать локальные признаки тромботического процесса в нижерасположенных подкожных венах (гиперемия, болезненность и пальпируемый шнуровидный тяж). Для уточнения диагноза используют ультразвуковое дуплексное ангиосканирование с цветовым картированием кровотока.

Операция по поводу ущемлённой бедренной грыжи относится к наиболее трудным в техническом отношении вмешательствам из-за узости оперативного доступа к шейке грыжевого мешка и близости важных анатомических образований: бедренных сосудов, паховой связки. Ликвидация ущемления возможна только в медиальную сторону за счёт рассечения лакунарной связки. Однако здесь нужно быть предельно внимательным, так как в 15% случаев лакунарную связку прободает крупная запирательная артерия, аномально отходящая от нижней надчревной артерии. Указанный анатомический вариант в старых руководствах получил название «корона смерти», так как при случайном ранении артерии возникало сильное кровотечение, с которым трудно было справиться.

Осторожное и внимательное рассечение связки строго под визуальным контролем позволяет избежать этого крайне неприятного осложнения. Если всё же ранение аномальной артерии произошло, то необходимо прижать кровоточащее место тампоном, пересечь паховую связку, выделить нижнюю надчревную артерию и перевязать основной её ствол или запирательную артерию сразу же у места отхождения. К рассечению паховой связки прибегают также в тех случаях, когда ликвидировать ущемление за счёт рассечения одной лишь лакунарной связки не удаётся.

Многие хирурги, оперируя больных с ущемлённой бедренной грыжей, отдают предпочтение бедренным способам выполнения грыжесечения и пластики. Эти методики характеризуются подходом к бедренному каналу со стороны его наружного отверстия. Из многочисленных предложенных способов практически приемлем лишь метод Бассини, который заключается в следующем. После иссечения грыжевого мешка паховую связку 2-3 швами подшивают к верхней лобковой связке (утолщённой надкостнице лобковой кости). Таким образом, закрывают внутреннее отверстие бедренного канала. Наложение более трёх швов не рекомендуют, так как это может привести к сдавлению лежащей кнаружи бедренной вены. Основные недостатки способа Бассини: сложности выделения шейки грыжевого мешка, в связи с чем оставляют длинную культю; технические трудности на этапе ликвидации бедренного канала и особенно резекции кишки. Всех этих негативных последствий можно избежать, используя паховый доступ.

Целесообразно чаще использовать способ Руджи-Парлавекьо, в первую очередь, при длительном ущемлении кишки, когда весьма вероятна необходимость её резекции. Разрез производят как при паховой грыже или в виде «хоккейной клюшки», переходящей на бедро, что облегчает выделение грыжевого мешка. Последний вскрывают и фиксируют ущемлённый орган. Наружное отверстие бедренного канала рассекают на бедре, лакунарную связку — со стороны вскрытого пахового канала. Погрузив внутренности в брюшную полость, переводят выделенный грыжевой мешок в паховый канал, проводя его под паховой связкой. Грыжевой мешок иссекают после выделения и лигирования шейки. Накладывают швы, отступив от бедренной вены, между лобковой и паховой связками. Производят пластику пахового канала и ушивают рану. Для резекции кишки выполняют лапаротомию через паховый канал.

А.А. Матюшенко, В.В. Андрияшкин, А.И. Кириенко

источник

Особенности экстренного оперативного вмешательства. При ущемлении

паховой грыжи после рассечения кожи и подкожной жировой клетчатки

(проекция разреза на 2 см выше и параллельна пупартовой связке) выделяют

грыжевой мешок в области дна. Стенку его осторожно вскрывают. Не стоит рассекать

грыжевой мешок вблизи места ущемления, так как здесь он может быть спаян с

Утолщение наружной стенки грыжевого мешка у больных с правосторонним

ущемлением свидетельствует о скользящей грыже. Чтобы избежать ранения

слепой кишки, следует вскрывать наиболее тонкостенную часть грыжевого мешка

на переднемедиальной его поверхности. Если во время операции обнаруживают

мышечные волокна во внутренней стенке грыжевого мешка, следует заподозрить

ущемление мочевого пузыря. Дизурические явления у больного подтверждают это

подозрение. В подобной ситуации необходимо вскрыть наиболее тонкостенную

латеральную часть грыжевого мешка, чтобы не повредить мочевой пузырь.

Вскрыв грыжевой мешок, аспирируют транссудат и берут посев. Фиксируя

грыжевое содержимое рукой, рассекают ущемляющее кольцо. Обычно это наружное

отверстие пахового канала. По ходу волокон рассекают апоневроз наружной косой

мышцы живота на желобоватом зонде в наружном направлении (см. рис. 49-3).

Если обнаружено ущемление во внутреннем отверстии пахового канала,

ущемляющее кольцо рассекают также в латеральную сторону от семенного канатика,

помня, что с медиальной стороны проходят нижние надчревные сосуды.

При необходимости, например, для выполнения резекции тонкой кишки или

большого сальника, выполняют герниолапаротомию: рассекают заднюю стенку

пахового канала и пересекают сухожильную часть внутренней косой и поперечной

мышц. У большинства больных этого доступа вполне достаточно, чтобы вывести

наружу в целях осмотра и резекции достаточную часть тонкой кишки и большого

сальника. Производить дополнительный срединный разрез брюшной стенки

· при выраженном спаечном процессе в брюшной полости, мешающем выведению необходимых для резекции отделов кишки через доступ в паховой области;

· необходимости резекции терминального отдела подвздошной кишки с наложением илеотрансверзоанастомоза;

· некрозе слепой или сигмовидной ободочной кишки;

· разлитом перитоните и/или острой кишечной непроходимости.

Завершив этап грыжесечения, после выделения, перевязки и удаления

грыжевого мешка, приступают к пластической части операции. Независимо от

разновидности ущемлённой паховой грыжи (косая или прямая) лучше производить пластику

задней стенки пахового канала. Такой тактический подход к выбору оперативного

вмешательства патогенетически оправдан, так как в основе развития любой

паховой грыжи лежит структурная несостоятельность поперечной фасции. В условиях

экстренной хирургии следует использовать наиболее простые и надёжные способы

пластики грыжевых ворот. Этим условиям отвечает метод Бассини (см. рис. 68-4).

Под приподнятым семенным канатиком первыми тремя швами фиксируют край

влагалища прямой мышцы живота и соединённого мышечного сухожилия к

надкостнице лонного бугорка и гребенчатой связке, которая расположена на верхней

поверхности симфиза. Подшивают края внутренней косой и поперечной мышц с

захватом поперечной фасции к паховой связке. Используют нерассасывающийся

шовный материал. Швы накладывают на расстоянии 1 см друг от друга. Натяжение

тканей в зоне пластики при высоком паховом промежутке устраняют путём

рассечения передней стенки влагалища прямой мышцы живота на протяжении

нескольких сантиметров. Канатик укладывают поверх наложенных швов на вновь

созданную заднюю стенку. Сшивают рассечённые листки апоневроза наружной

косой мышцы «край в край». При этом формируют наружное отверстие пахового

канала, чтобы оно не сдавливало семенной канатик (должно пропускать кончик

При значительном «разрушении» задней стенки пахового канала оправдано

использование видоизменённой операции Бассини — методики Постемпского.

Рассекают внутреннюю косую и поперечную мышцы в латеральную сторону от

глубокого отверстия пахового канала для того, чтобы семенной канатик

переместить в верхнелатеральный угол этого разреза. Под приподнятым семенным

канатиком с медиальной стороны соединённое сухожилие внутренней косой

и поперечной мышц и край влагалища прямой мышцы подшивают к лонному

бугорку и гребенчатой связке. К паховой связке фиксируют швами не только

нависающий край мышц и поперечную фасцию, но и верхнемедиальный листок

апоневроза швами Кимбаровского (рис. 49-4а). Семенной канатик переводят под

кожу в толщу подкожной жировой клетчатки, образуя под ним дупликатуру из

нижнелатерального листка апоневроза (рис. 49-56). При такой пластике паховый

Пластику пахового канала у женщин выполняют с помощью тех же приёмов.

Укрепляют заднюю стенку под круглой связкой матки или захватывая её в швы.

Послабляющий разрез на передней стенке влагалища прямой мышцы живота

чаще всего не нужен из-за незначительно выраженного пахового промежутка,

внутренняя косая и поперечная мышцы тесно прилежат к паховой связке. Наружное

отверстие пахового канала закрывают наглухо.

При ущемлении рецидивных грыж и структурной «слабости» естественных

мышечно-фасциально-апоневротических тканей в целях укрепления задней

стенки пахового канала вшивают синтетическую сетку-заплату (см. рис. 68-11).

Хирургическая тактика при спонтанном вправлении ущемлённой грыжи.

Если оно произошло до госпитализации (на дому, в машине «скорой помощи» по

пути в больницу или в приёмном покое), то больного всё равно необходимо

госпитализировать в хирургическое отделение.

Имеющийся факт ущемления длительностью свыше 2 ч, особенно при явлениях

острой кишечной непроходимости, служит показанием к экстренной операции

(проводимой путём срединной лапаротомии) или диагностической лапароскопии.

Находят ущемлённый орган и оценивают его жизнеспособность.

Во всех остальных случаях спонтанного вправления: при сроке ущемления

менее 2 ч, сомнении в достоверности имевшего место ущемления — необходимо динамическое наблюдение за состоянием больного.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

источник

Я посвятил эту статью достаточно сложной теме — причинам образования, анатомическим особенностям и способам лечения паховых грыж. Людей, страдающих грыженосительством, очень много. Цель этой статьи — помочь разобраться в проблеме. Я собрал все вопросы, наиболее часто задаваемые мне во время консультаций, и постарался как можно подробнее ответить на них. Немалое место отведено вопросам анатомии и особенностям образования грыж. Без этих знаний, мне кажется, невозможно понять основных принципов лечения, а главное, преимуществ одних операций перед другими.

Кроме того, я позволил себе описать некоторые случаи из собственной практики. Не знаю, понравятся ли мои откровения. Но так было.

Грыжи возникают у 4-5% населения Земли. Паховые грыжи встречаются гораздо чаще, чем другие грыжи передней брюшной стенки. Они составляют 75-80% от всех заболеваний хирургического профиля. Страдают от этой патологии чаще мужчины. Соотношение мужчин и женщин при паховых грыжах примерно 6:1. Связано это с анатомическими особенностями пахового канала. У женщин он имеет щелевидную форму, длиннее и уже, чем у мужчин, кроме того, лучше укреплен мышечным и сухожильным слоями.

Первые упоминая о паховой грыже встречаются еще в древнегреческих папирусах, датированных 1500 годом до н. э. Описание грыжи можно встретить в работах Гиппократа (V век до н.э.), Галена (I век н.э.), Цельса (I век н.э.). Цельс дал определение грыжи, как выпячивания внутренностей через приобретённые и врождённые ворота, назвав её «hernia».

Человеку свойственно интересоваться медициной. Во время приема я часто вижу пациентов, весьма информированных в этой области. А уж про свою болезнь они, как им кажется, знают все и даже вступают в «азартные» споры с доктором. Виной тому природное любопытство и возможность пользоваться услугами «всемирной паутины». А что. Здесь есть все и обо всем! Нажал на кнопку, и ты уже в теме. Может доктор и не все знает, так я ему расскажу. Получается, как в том анекдоте про сумасшедший дом — «кто первый одел халат, тот и доктор». Однако, хочу предостеречь любопытствующих: между любителем и профессионалом все же есть определенная разница. Доктор прошел долгий путь учебы. Ежедневная практика, клинические наблюдения и операции дают хирургу те необходимые знания, которые и обеспечивают возможность правильно установить диагноз, выбрать единственно правильный метод лечения, применить его для окончательного устранения болезни и получить хороший результат — избавить больного от недуга.

Как известно, с древних времен нечто «живое», безмерно размножившись в «бульоне» первичного океана, вынужденно было выйти из него на сушу. Необходимо это было для поиска источников питания и освоения нового, дотоле неведомого пространства. При этом древние «пионеры» захватили внутрь себя капельку первичного океана с его уникальным водно-солевым составом, облачив ее в особую защитную оболочку. По мере развития появились многоклеточные организмы, произошла дифференцировка клеток и тканей. Капелька океана уже не была просто кодовым наполнителем, заключенным в закрытом пространстве. Среда организма усложнилась. Внутреннее «море» уже было заключено в артерии, вены, лимфатические сосуды. Обмен веществ на уровне клетки и межклеточного пространства принял цивилизованный характер. При этом развились внутренние органы и системы. В общем, все усложнилось. Но богатство это надо было держать внутри организма, в особой, более усовершенствованной оболочке — в «чехле», в латах. Иначе мы выглядели бы хуже медуз.

Над оболочкой природа тоже работала достаточно продуктивно. Вначале она облачила животных во внешние скелеты. В дальнейшем, поняв, что жизнь — это скорость, природа загнала твердый костный остов (позвоночник) внутрь организма, а снаружи одела животных в мягкие мышечно-апоневротические каркасы, призванные не только сохранять форму, но и быстро передвигать тело в пространстве.

Человек имеет уникальный мышечно-апоневротический каркас, можно сказать, он заключен в своеобразную эластическую «крепость». Но в любой крепости есть сообщения с внешней средой — бойницы. Например, пупочное кольцо у человека. Паховые каналы — это тоже естественные окна. Мышечная стенка многослойна. И особенно она массивна внизу живота. Нагрузка на эту область при прямохождении велика. Паховый канал имеет весьма сложное строение, начинаясь внутренним кольцом он проходит между наружными и внутренними мышцами передней брюшной стенки и заканчивается наружным паховым кольцом.

Из брюшной полости через внутренний канал, через все слои брюшной стенки, наружу выходит у мужчин — семенной канатик, а у женщин — круглая связка матки. Канатик у мужчин несет к яичку кровеносные и лимфатические сосуды, нервы, семявыносящий проток.

Читайте также:  Что делать если у тебя грыжа межпозвоночная грыжа

Теперь мы готовы воспринять некоторые специальные определения. А как учил Сократ, для обеспечения правильных выводов необходимо прежде уметь определять понятия.

Грыжей живота называется выхождение из брюшной полости ее содержимого через естественное или вновь образовавшееся в брюшной стенке отверстие при сохранении целостности брюшины.
В состав грыжи входят грыжевые ворота, грыжевой мешок и грыжевое содержимое.

Грыжевыми воротами называется слабое место брюшной стенки, через которое внутренние органы брюшной стенки, находящиеся в грыжевом мешке, выходят за ее пределы.

Грыжевой мешок — париетальный листок брюшины, выталкиваемый выходящими из брюшной полости органами. Париетальная брюшина представляет собой тонкую пленку, которая выстилает брюшную полость изнутри. Грыжевым содержимым могут быть прядь большого сальника, петли тонкой кишки, реже ободочная кишка или другие органы.

Для того, чтобы понять, как образуются паховые грыжи надо увидеть брюшную стенку изнутри и кое-что узнать про ее «слабые места». В паховой области мест этих три — медиальная и латеральная паховые ямки и бедренный канал. Эти ямки хорошо обнаруживаются при осмотре паховой области изнутри, например при лапароскопии. Медиальная ямка расположена ближе к лону (к средней линии), а латеральная ямка находится соответственно наружнее медиальной. В проекции этой ямки находится наружное паховое кольцо — вход в паховый канал. Бедренный канал в норме не существует, но место его образования (бедренное кольцо) располагается ниже пупартовой связки.

Косые паховые грыжи в зависимости от происхождения грыжевого мешка бывают приобретенными и врождёнными.

В норме паховый канал узкий и пропускает только канатик у мужчин или круглую связку у женщин. В случаях чрезмерного расширения колец и канала появляется пространство, которое может помимо канатика или связки вмещать из брюшной полости петли кишки, сальника и т.д. Так образуются приобретенные паховые грыжи.

Для более глубокого понимания формирования косых паховых грыж следует знать особенности эмбрионального развития паховой области. Все завязано с процессом опускания яичка из брюшной полости в мошонку.

Эмбриональное развитие.

В первые месяцы внутриутробной жизни плода яичко располагается высоко в забрюшинном пространстве, примыкая к первичной почке. По мере роста плода яичко начинает свое движение к конечному пункту назначения — мошонке. Параллельно с процессом опускания яичка париетальная брюшина образует выпячивание (так называемый влагалищный отросток брюшины), способствуя окончательному формированию пахового канала. К 4–6-му месяцу яичко лежит у внутреннего пахового кольца, на протяжении 7-го месяца проходит в паховый канал и на 9-м месяце опускается в мошонку, достигая дна к моменту рождения ребёнка. Вместе с яичком и его придатком в канал уходит семенной канатик.

Влагалищный отросток брюшины может не исчезнуть. Тогда он остается в виде вытянутого брюшинного мешка в мошонке вместе с спустившимся за ним яичком. И в данном случае речь уже идет о врожденной косой грыже. На операции при лапароскопии, входя в паховый канал, мы видим яичко, лежащее внутри и на дне брюшинного мешка.

При косых паховых грыжах грыжевой мешок входит через глубокое паховое кольцо, проходит весь паховый канал и выходит через поверхностное паховое кольцо под кожу у корня мошонки и может при дальнейшем развитии спуститься в мошонку, образуя пахово-мошоночную грыжу. У женщин грыжа может дойти до клетчатки больших половых губ.

По мере формирования грыжа проходит несколько стадий:

  • начинающуюся косую грыжу, когда грыжевое выпячивание входит в канал через расширенное внутреннее кольцо, и врач при пальцевом исследовании пахового канала ощущает только «грыжевой толчок» при покашливании пациента;
  • внутриканальную грыжу, при которой дно грыжевого мешка доходит до наружного кольца пахового канала;
  • сформированную косую паховую грыжу, когда грыжевое выпячивание выходит из пахового канала и пальпируется в виде опухолевидного образования паховой области;
  • косую пахово-мошоночную грыжу, когда грыжевое выпячивание опускается в мошонку.

Косые паховые грыжи с прямым каналом встечаются у пожилых больных с длительно существующими грыжами. На фоне резкой атрофии и ослабления мышечных, фасциальных и апоневротических образований происходит разрушение задней стенки и укорачивание пахового канала. Внутреннее и наружное отверстия сближаются. Сам канал расширяется, теряет косое направление, превращаясь в прямое широкое отверстие. Такие грыжи могут достигать очень больших размеров.

Наряду с этими классическими видами существуют атипичные виды косых грыж. Встречаются они чрезвычайно редко и представляют интерес скорее для специалистов. К атипичным видам косых грыж относятся 5 видов: внутристеночные, осумкованные, околопаховые, надпузырные и комбинированные паховые грыжи.

При внутристеночных грыжах грыжевой мешок меняет свое направление, отходит от канатика и проникает в межмышечное пространство брюшной стенки. Часто он располагается под апоневрозом наружной косой мышцы живота. В зависимости от направления грыжевого мешка различают предбрюшинную грыжу, при которой брюшинный мешок направляется в слой предбрюшинной клетчатки; межмышечную, при которой грыжевой мешок помещается между мышцами, не выходя из наружного отверстия пахового канала; подкожную — грыжевой мешок выходит из пахового канала через наружное его отверстие, не опускается в мошонку, а располагается в подкожной клетчатке. Наиболее частой причиной образования внутристеночных грыж является неопустившееся в мошонку яичко.

Осумкованная паховая грыжа (грыжа Купера) имеет два грыжевых мешка, заключённых один в другом. Встречается исключительно редко. С брюшной полостью сообщается только внутренний мешок. Образование осумкованных паховых грыж связано с аномалиями влагалищного отростка брюшины, который при обратном развитии облитерируется только в области наружного пахового кольца. В результате образуются две полости, которые, внедряясь одна в другую, и формируют осумкованную грыжу. Нельзя исключить и приобретенный характер этого вида грыж.

При околопаховых грыжах грыжевой мешок выходит из пахового канала не через наружное его отверстие, а через щель в апоневрозе наружной косой мышцы живота.

Эта грыжа всегда приобретенная и возникает с случаях разрушения задней стенки пахового канала. Прямая грыжа выпячивает брюшину в области медиальной ямки и проникает в паховый канал вне семенного канатика.

По A. Gilbert (1995) различают прямую грыжу с большим дефектом задней стенки пахового канала (тип IV); прямую грыжу с небольшим дефектом задней стенки пахового канала (тип V) и сочетание косой и прямой грыж (тип VI).

Прямые паховые грыжи составляют 5–10% от общего числа паховых грыж, встречаясь преимущественно у мужчин.

С бедренным каналом сложнее. Это слабое место находится ниже пупартовой связки. В норме его как бы и нет, но при определенных условиях он может стать местом грыжеобразования. Чаще бедренные грыжи возникают у женщин.

Между паховой связкой и костями таза имеется пространство, которое с помощью подвздошно-гребешковой связки разделяется на две лакуны: мышечную и сосудистую. Через сосудистую лакуну проходят бедренная артерия, бедренная вена, нервы и лимфатические сосуды. Сосудистая лакуна является основным местом образования бедренных грыж. Наиболее «слабым» её отделом является бедренное кольцо, которое заполнено жировой клетчаткой. В возникновении бедренных грыж предрасполагающими и производящими являются те же факторы, которые способствуют возникновению грыж вообще. Анатомо-физиологическими предпосылками являются растяжение и разволокнение связочного аппарата, повышение внутрибрюшного давления. Особое значение имеет ослабление лакунарной связки, которая у пожилых женщин часто выглядит дряблой, отвислой и легко уступает давлению грыжевого выпячивания.

Комбинированные паховые грыжи характеризуются тем, что у больного на одной стороне имеются два или три отдельных грыжевых мешка, не сообщающихся между собой, с самостоятельными грыжевыми отверстиями, ведущими в брюшную полость. Примером тому являются т.н. «панталонные грыжи», сочетающие признаки прямой и косой грыжи.

Скользящие грыжи возникают преимущественно у пожилых больных с ослабленными тканями. Утрата опорной функции создает условия для медленного «соскальзывания» близко расположенных к мешку органов брюшной полости и забрюшинного пространства. При этом орган может стать одной из стенок грыжевого мешка. Определить это во время операции достаточно сложно, поскольку он тоже покрыт брюшиной. И если хирург не имеет достаточного опыта, возникает опасность повреждения стенки органа в процессе выделения грыжевого мешка. Наиболее часто составной частью скользящей грыжи является стенка мочевого пузыря, слепой кишки и женских половых органов (яичников, труб, матки).

И у меня был неудачный опыт лечения таких грыж. Я начал свою деятельность интерном и работал в районной больнице. Было это еще в начале 80-х. Встать к операционному столу было тогда праздником для начинающего хирурга. Молодые и неопытные оперировали под присмотром старших. Правда, «старшие» эти тоже были разными. Досталась мне большая и тяжелая «кела» (грыжа). Ковырялся, я помню, до полного самозабвения. Вот и мешок. И что-то не так. Старший шипит: «давай режь!» А у меня рука не поднимается. Однако дальнейшее выделение тканей затруднено. У меня испарина. Завязли. И вот под это «режь, режь!» я секанул ткань и получил мочу. В общем, грыжа оказалась той самой «скользящей». Стенкой мешка, которая не поддавалась препаровке, оказался мочевой пузырь, его-то я так неловко и вскрыл. Конечно, ушили рану. Закатетеризировали пузырь. Сделали пластику. Ощущая свою вину, я не отходил от больного, буквально ночевал у его кровати. Но все обошлось. Он был благополучно выписан домой. Все.

Нет не все. Через месяц на имя главного хирурга больницы пришло письмо. Пациент этот оказался каким-то старшим начальником мемориала «Горки Ленинские», что в Ленинском районе Московской области. Позвав меня к себе в кабинет, Главный развернул письмо, начал читать: «Хочу принести слова благодарности молодому хирургу. такая молодежь — на передовых рубежах строителей Коммунизма. Наше поколение передает новому. ». Ну такая радостная бумага! Прочитав письмо до конца, главный вытер слезы умиления кусочком бинта.
— Вот видишь. — сказал он.
— Вижу.
— Я это письмо не буду читать на общем собрании. Сам понимаешь. Но хочу, чтобы ты знал.
— Я понял, — сказал я, сникнув.
Я, правда, все понял. Про скользящие грыжи. На всю жизнь.

Рецидивные паховые грыжи — грыжи, которые возникают вновь после операции грыжесечения. Ситуация очень неприятная как для пациента, так и для хирурга. Фактически, наличие или отсутствие рецидивов является основным показателем качества хирургического лечения. Основное число рецидивов паховых грыж проявляется в течение первых 3-х лет после операции. Чаще рецидивируют прямые, скользящие и большие паховые грыжи. Истинное количество рецидивов грыж оценить достаточно трудно, поскольку больные с рецидивом часто не возвращаются к своему хирургу, предпочитая искать другого специалиста и, таким образом, исчезают из поля статистической видимости. Да и чего греха таить, сами хирурги не очень-то спешат сообщать о своих неудачах.

Причиной рецидива грыж является сочетание многих факторов.

  • Первое и основное — состояние мышечно-апоневротического каркаса. У пожилых больных, как правило, мышцы и апоневроз ослаблены из-за дегенеративных изменений. И «традиционные» открытые герниопластики, при которых сшиваются собственные, ветхие ткани, часто обречены на рецидив. Сшивание тканей создает определенное натяжение конструкции. Это обстоятельство приводит к тому, что даже у молодых пациентов натяжение может со временем истончить ткани и привести к неудаче.
  • Неправильный выбор хирургом метода операции, несоответствующего патогенезу грыжи, а также технические погрешности самой операции.
  • Особенности течения раннего послеоперационного периода. Имеются ввиду осложнения после первой герниопластики, например, нагноение операционной раны. При глубоких воспалительных поражениях тканей в области операции вероятность рецидива весьма высока.
  • Качество шовного материала. Очень часто на операциях используется нерассасывающийся шовный материал. Оставшиеся в тканях длительно существующие узелки образуют вокруг себя гранулемы с дремлющей инфекцией. В этих местах возникают «пролежни» апоневроза, которые ослабляют ткани и способствуют образованию рецидива.

Следует обращать внимание на мочеиспускание у мужчин. В случаях его затруднения надо обратиться к урологу. Если имеет место аденома, следует сначала разобраться с этой проблемой. Постоянное натуживание при мочеиспускании после герниопластики недопустимо и может стать причиной рецидива.

Не представляет трудностей. Чаще всего пациенты приходят уже с готовым диагнозом. Найти у себя опухолевидное образование в паху в состоянии каждый цивилизованный человек. Однако, консультация хирурга все равно необходима. Только специалист в состоянии определить вид грыжи, особенности строения пахового канала. Часто пациенты требуют направить их на УЗИ. Уверяю, этот способ диагностики ничего не дает. Только пальцевая ревизия паховых колец дает хирургу необходимую информацию.

Помню случай когда ко мне обратился пациент с уже диагностированной грыжей. Когда я посмотрел его, то нашел внутриканальную грыжу с другой стороны. Как мы теперь знаем, такая грыжа еще не выходит под кожу. Больной, конечно, об этом не догадывался. Наличие второй грыжи так его расстроило, что он обиделся на меня. До этого он уже был у хирурга, и никакой такой второй грыжи тот у него не нашел. Известное дело, частный госпиталь, хотят заработать, вот вам и два вместо одного. Ушел.
Через два месяца к моему удивлению тот же пациент приходит и показывает, что та самая маленькая грыжа вылезла и стала даже больше, чем первичная, с которой он обратился вначале.
— Вот, доктор, Вы были правы.
Сегодня у него уже все хорошо.

К нам обратилась молодая женщина с жалобами на периодически возникающее в паху опухолевидное образование. При осмотре я не смог определить у нее грыжи. Наружное паховое кольцо оставалось узким. «Кашлевого толчка» не определялось. Нет грыжи. Но женщина настаивала. Более того, при появлении выпячивания ее беспокоили боли. Собрали консилиум, осмотрели. Нет грыжи. Решили пойти на компромисс. Пусть погуляет месяц, придет снова, там решим. Через означенный срок пришла. Жалобы те же. При осмотре признаков сформированной грыжи нет. Что делать? Решились на лапароскопию (осмотр паховой области изнутри). Но к удивлению своему ничего не нашли. Внутреннее кольцо выглядело нормальным. Снова возник вопрос: что делать? Как вы понимаете, залез в живот, должен понять и извлечь болезнь. Иначе зачем? При этом хорошо было бы, чтобы никто не пострадал. И решились. Сделали разрез снаружи, в паховой области, осмотрели наружное паховое кольцо и обнаружили большую липому (что-то типа жировика) в паховом канале, каковую и удалили. Эта липома долгое время имитировала грыжу. Права была пациентка, можно сказать, сама заставила себя вылечить.

У грыжи нет пути назад. И основной путь ее эволюции — это увеличение. Если пациент не желает решать проблему, грыжевое выпячивание может достигать весьма впечатляющих размеров и стать, как говорится, «с голову крупного ученого». В этом случае операция может быть весьма травматичной.

В случаях, когда возникают спайки между содержимым мешка и его стенками, грыжа становится невправимой. При этом грыжевой комок, оставаясь мягким, перестает исчезать при попытках его вправления. Края грыжевых ворот не определяются.

Но если пациент сделал неудачное движение и грыжевые ворота сомкнулись, ущемив содержимое мешка, возникает весьма опасная ситуация — ущемленная грыжа. Больной жалуется на появление болей в паху. Грыжевое выпячивание становится туго-эластическим, резко болезненным, перестает вправляться в брюшную полость. Это тот случай, когда больного необходимо доставить в хирургический стационар в самые кротчайшие сроки, рассечь ущемляющее окно и осмотреть содержимое. Ущемленные органы, лишенные кровоснабжения, могут некротизироваться (отмереть), и тогда вопрос стоит о весьма травматичных вмешательствах.

Особенно опасно Рихтеровское ущемление, когда ущемляется не целая петля кишки, а всего лишь участок ее стенки. Опасность такого ущемления состоит в том, что его трудно определить. Возникают острые боли. Но при осмотре нет привычного грыжевого выпячивания, оно еще не прошло паховый канал. Участок стенки кишки ущемляется глубоко, на уровне внутреннего пахового кольца. И надо иметь не только определенный опыт ревизии пахового кольца, но и всегда помнить о существовании такого вида ущемленной грыжи. Это приходит с опытом.

Опять возвращаюсь в начало 80-х. Ночное дежурство в районной больнице. Надо отметить, что в то время хирург принимал любую хирургическую острую патологию, которую везли со всего района вездесущие и суетливые, как пчелы, машины «скорой помощи». Мой учитель, очень опытный хирург, Валерий Яковлевич говорил мне: «Запомни, враг номер один для дежурного хирурга — скорая помощь! Притащат такое, всю ночь ковыряться будешь. А они скинут, уедут и еще притащат».

Экстренную помощь приходилось оказывать всем, включая больных с травмами, больным урологического профиля и еще детям. Последних я боялся больше всего. Кричат, объяснить, что и где болит, не могут, осмотреть себя не дают, выкручиваются. Ты для них Барабас с ножиком, и все дела. На родителей надежды еще меньше. Паника, переходящая в слезы и агрессию. Дети более разумные на вопрос, где болит, всегда показывают на пупок. Я только потом понял, что они показывают на основную «чакру» тела, интуитивно понимая, что именно она сломалась, нарушился обмен с энергетикой космоса. А уж где болит, все вторично.

И вот смотрю ребенка полутора лет. Мама говорит, что плачет, показывает на живот, не ест, была рвота. О возможности поговорить с мальчиком речи нет. Жмется к матери, при попытке пощупать живот, отталкивает руку. С трудом осмотрел, пока не понятно, но явного криминала нет. Дежурство оказалось насыщенным. Пришел на повторный осмотр уже ночью. Вообще буйных детей лучше осматривать во сне. Сонные они почти не сопротивляются. Реакция на пальпацию живота есть, но вялая, без остроты. Может отравление? Предупредив маму, чтобы вызывала, коли что, отпустил ситуацию на время. Но ясности и четкого диагноза все-таки не было.

Утром зашел в палату и сразу почувствовал неладное. Ребенок вялый, бледен. На мой осмотр уже не реагирует. А это плохо. Очень плохо. Должен возражать, отталкивать, сопротивляться. Живот вздут. На дотрагивания реагирует вяло. Взял стетоскоп, кишечные шумы слабые. Пульс учащен. Язык хирурги называют «зеркалом» живота. А язык-то сухой. И это тоже плохо.

Все не так. Хотел отругать мамашу, что не позвала раньше, но понял, что бесполезно. Та сама, какая-то заторможенная, без эмоций. Все повторяет: «он спал всю ночь». Винить некого, кроме себя. Это я не понимаю, что происходит с ребенком, и не могу понять, отчего ему все хуже. Поспешил в ординаторскую. И, на счастье, увидел своего друга и учителя Валерия Яковлевича. Он пришел рано и переодевался в операционную робу. Не обращая внимания на еще не совсем одетые штаны, потащил его в детское отделение. По пути сбивчиво объясняю ситуацию. И вот мы у постели маленького пациента. Валерий Яковлевич осматривает ребенка, осторожно щупает живот. И если вы поверите моим впечатлениям, вижу — «умные» руки сантиметр за сантиметром осторожно изучают тело больного. Они ищут, они знают, что где-то есть эта болезнь, обязательно нащупают и определят ее. Валерий Яковлевич пальцем стал «осматривать» паховые каналы. И вдруг ребенок болезненно вздрогнул и заплакал.

Читайте также:  Как снять приступ грыжи паховой

— Вот, смотри, тут ущемилась кишка, — Валерий Яковлевич уступил место мне, чтобы я мог убедиться тоже. Я провел палец через весь канал и только на кончике почувствовал болезненную припухлость. Я похолодел. Значит, я пропустил ущемление.

— Но видимой грыжи у ребенка не было, да и паховые кольца я смотрел, — оправдания эти были глупыми, и я это понимал.

— Такое ущемление не видно снаружи, поэтому и определить его сложно. Запомни, это и есть «рихтеровская» грыжа. Ущемляется только небольшой участок кишки, хрен найдешь. Подавай ребенка в операционную.

На операции у меня стучала в висках только одна мысль: лишь бы ущемленный участок не некротизировался. Времени-то прошло немало. Когда рассекли ущемляющее кольцо, освободили кишку, отогрели горячими салфетками. И слава Богу! Ущемленный участок, похожий на багровый пятак, порозовел, принял участие в перистальтике кишки. Живой.

Почему я пишу обо всем этом? Потому, что не люблю сухой подачи материала. Особенно, если статья не для специалиста, а для человека, далекого от медицины, который понимает, что, может быть (и даже скорее всего), рано или поздно придется обратиться к врачу. Ему трудно понять описательную анатомию. Это специальные знания. Но примеры из жизни, мне думается, помогают усвояемости материала.

После этого случая при осмотре любого пациента с болями я обязательно пальцем делаю ревизию паховых каналов. Может, больного это и смущает несколько, но я знаю, почему и зачем это делаю.

Я не стесняюсь писать о своих неудачах. Только тот, кто не работает, не делает ошибок. Но каждая неудача или сложная ситуация в моей голове откладывалась самым прочным знанием. Шло накопление неоценимого личного опыта. Недаром в хирургии есть такое понятие — «неопытный хирург». Это как бы «детство» специалиста. Вот он и хлебает по полной, пока не подрастет. Очень важно при этом, чтобы рядом был опытный наставник, учитель. И у меня он был. Сегодня с этим сложнее. Очень сложно. Сегодня мы больше заняты оптимизацией.

В свете выше сказанного становится понятно, что лечение грыж передней брюшной стенки только хирургическое. Выдающийся русский хирург С.П. Фёдоров писал: «у нас считается, что грыжа есть операция лёгкая. на самом деле эта операция вовсе не простая с точки зрения правильного и хорошего исполнения.»

Хирургия грыж имеет более, чем вековую историю. За это время она прошла длительный и трудный путь.

Небольшой экскурс в историю.

Способы лечения грыж в древности (до V-IX веков нашей эры) были просты и оригинальны. Например, при паховых грыжах производилось иссечение грыжевого мешка вместе с яичком, перевязка грыжевого мешка вместе с семенным канатиком, рассечение ущемляющего кольца (келотомия), вправление внутренностей в брюшную полость и прижигание краёв грыжевого дефекта калёным железом или едкими веществами. Вот и все дела.

Понятно, что после такого лечения пациенты выходили хоть и со способностью петь высоким тенором, но с сомнительными детородными функциями.

Лечением больных занимались преимущественно дилетанты. Их называли «кильными лекарями» или «грыжесеками». Широко практиковались такие уродующие операции, как отщемление мошонки вместе с грыжей, отжигание целой части мошонки, а при ущемлённых грыжах – рассечение ущемляющего кольца с помощью герниотома вслепую, вместе с ущемленными тканями. Ужас . Тяжёлые осложнения таких операций и высокая летальность привели к тому, что во многих странах были изданы указы, запрещавшие грыжесечение.

Сохранению опыта античной медицины мы обязаны мыслителям Византии и Востока. Например, арабский врач Альбуназис (Абул Квазим Аль-Захрави, 1013–1106 гг.) в отличие от Галена и Павла Агинского уже не считал целесообразным удаление яичка в ходе пахового грыжесечения. Он писал: «…сделайте разрез кожи шириной в три пальца поперечно через припухлость. Затем рассеките подкожный жир так, чтобы оголить белую мембрану. Возьмите зонд и введите его в отверстие между ножками мембраны. Затолкайте внутренности в живот, а ножки мембраны сшейте над зондом. Ни в коем случае не рассекайте оболочки и не тревожьте ни яичка, ни какой-либо другой структуры. ». И это был первый шаг к гуманному отношению к грыженосителям.

Только в эпоху Возрождения медицинская деятельность, наконец, становится одной из наиболее почитаемых. В это время появились великие имена эпохи Ренессанса: Амбруаз Паре (1510–1590), Пьер Франко (1500–1565), которые подняли профессию хирурга от сомнительного ремесла до уровня высокого искусства. Большим вкладом в развитие хирургии грыж были книги Амбруаза Паре «The Apologie and Treatise» и Пьера Франко «Traite des Hernies». В этот же период Каспар Страмайер (XVI в.) выпустил в свет хорошо иллюстрированный манускрипт «Practica copiosa» (1559), посвящённый в основном лечению грыж.

Первые пластические операции при паховой грыже были произведены в 1885 г. L. Championniere во Франции. Первую подобную операцию в России произвёл А.А. Бобров в 1892 г. В этот же период, с появлением работ E. Bassini (1887), Postempski (1887), Wolfler (1892), Girard (1894), С.И. Спасокукоцкого (1902), были заложены принципиальные основы современного пахового грыжесечения.

В настоящее время.

Сегодня существуют два принципиальных метода лечения грыж паховой локализации.

Традиционные «открытые» операции предполагают рассечение тканей, выделение и иссечение мешка. Грыжевой дефект ушивается местными тканями с использованием различных видов пластик. Пластика — это специальный метод ушивания тканей для создания плотного и надежного рубца. Используются пластики, укрепляющие переднюю, заднюю стенку грыжевого канала, различные дуликатуры, методики с формированием новых каналов.

В конце XIX века итальянский хирург Е. Bassini совершил переворот в лечении паховых грыж, предложив способ укрепления задней стенки пахового канала. Он долгое время оставался «золотым стандартом» при лечении паховых грыж. Затем «золотым стандартом» стала и многослойная пластика по Шоулдайсу. Следует отметить, что различных пластик существует на сегодняшний день около четырехсот. А о чем говорят эти цифры? Только об одном: ни одна из заявленных методик не является гарантом надежности. Основным недостатком является натяжение сшиваемых тканей, что рано или поздно приводит к ослаблению конструкции.

Второй метод — пластика грыжевого дефекта с использованием сетчатых трансплантантов. Это так называемая «tension–free» (ненатяжная) методика. Все большее число хирургов используют именно эту операцию и считают ее наиболее надежной. Принцип прост: когда ребенок протер штаны, мать не сшивает ветхие ткани через край. Это бесполезно. А вот заплатка — надежный способ устранения проблемы.

Еще Т. Бильрот (1871) высказал мнение: «Секрет радикального грыжесечения будет найден лишь тогда, когда появится возможность производства искусственной ткани столь же прочной, как фасция и сухожилия».

И снова история.

Более 170 лет назад Belams (1832) впервые осмелился закрыть грыжевой дефект стенкой воздушного пузыря рыбы. Целью его использования было вызвать «слипчивое воспаление». Он применил эту методику сначала на собаках, а в последующем — у 3 пациентов и, к удивлению скептиков, достиг успеха.

За долгие годы жестких эксперементов для закрытия грыжевого дефекта использовались самые разные ткани и материалы. В ход шло все — надкостница большеберцовой кости, широкая фасция бедра, трупная мозговая оболочка, серебряная нить, сетки из тантала и нержавеющей стали, резина, каучук и т.д. Многие из перечисленных материалов вызывали выраженную реакцию тканей с частым нагноением и отторжением. Поэтому не получили широкого применения.

Революция в использовании сетчатых имплантатов произошла после появления новых синтетических полимеров, в частности полиэстерового сетчатого эндопротеза Mersilene (Ethicon Inc., Norderdtedt, Германия; 1954) и полипропиленового сетчатого эндопротеза Marlex (C.R. Bard, Inc., Billerica, MA, США; 1962). Полипропилен остается наиболее часто используемым материалом для пластики дефектов брюшной стенки при паховых и вентральных грыжах.

Наибольшее распространение среди таких методик получили операция Лихтенштейна и лапароскопические герниопластики.

Операция Лихтенштейна предполагает закрытие грыжевого дефекта сетчатым трансплантантом через открытую рану. Она доступна широкому кругу хирургов, так как не требует использования дорогой аппаратуры. В настоящее время она выполняется у 80% больных в США и у 60-70% больных в Европе. Положительной стороной методики является возможность выполнения ее под местной анестезией, что немаловажно для пациентов старческого возраста, когда наркоз сопряжен с серьезным риском. Тем не менее, операция Лихтенштейна является, несомненно, травматичным вмешательством, что снижает ее популярность.

Среди лапароскопических герниопластик наибольшее распространение получили экстраперитонеальная предбрюшинная герниопластика – «the totally extraperitoneal (TEP) repair», и трансабдоминальная предбрюшинная герниопластика – «the transabdominal pre-peritoneal (TAPP) repair». При экстраперитонеальной предбрюшинной лапароскопической герниопластике сетка устанавливается и фиксируется забрюшинно без контакта с брюшной полостью. Операция считается малотравматичной и безопасной. Однако, эта методика достаточно сложна в техническом отношении, требует специального инструментария и подготовки хирурга. Трансабдоминальная предбрюшинная герниопластика в этом отношении технически более проста, обеспечивает широкий обзор брюшной полости.

Техника лапароскопической герниопластики

Операция производится из трех проколов передней брюшной стенки. В области пупка — для лапароскопа (глаз хирурга). Два других для инструментов — по бокам и ниже. Изнутри хирург хорошо видит внутреннее паховое кольцо и степень его разрушения. Далее производится рассечение брюшины, выделение грыжевого дефекта. Очень важно хорошо знать анатомию этой области. Здесь проходят крупные сосуды и ветви нервов, повреждение которых может иметь тяжелые последствия. Избежать осложнений помогает только высокая квалификация хирурга. Сетка укладывается таким образом, чтобы укрыть все слабые зоны паховой области, о которых мы упоминали ранее. При правильной ее установке закрывается и латеральная ямка — источник косых грыж, и медиальная ямка — источник прямых грыж, и бедренный канал — источник бедренных грыж. Сетка фиксируется к плотным тканям танталовыми клипсами. Заканчивается операция перитонизацией сетки (укрыванием брюшиной). Таким образом, сетчатый трансплантант «вшивается» внутрь брюшной стенки. С течением времени она прорастает тканями и становится как бы «собственной фасцией».

Сегодня уже на самом высоком международном уровне хирургами однозначно признано, что лапароскопическая герниопластика является наиболее надежным, малотравматичным и эффективным методом лечения грыж паховой локализации и сопровождается незначительным болевым синдромом, коротким послеоперационным периодом, более ранними сроками реабилитации больных.

Хирургическая бригада нашего Центра полностью разделяет это мнение, и вот уже более 25 лет успешно выполняет лапароскопические герниопластики.

Сегодня вопрос стоит даже не в выборе методики, а в выборе сетчатого трансплантанта. Наш Центр работает с самыми ведущими зарубежными фирмами, выпускающими грыжевые сетки. Сегодня сетчатые трансплантанты представлены тяжелыми, средними и легкими сетками. К установке каждой из них существуют определенные показания. Нельзя экономить на расходном материале, поскольку речь идет о результатах операций и качестве жизни пациентов. Но только хирург определяет, какую сетку надо использовать во время операции.

Ранний послеоперационный период протекает достаточно легко. Больные выписываются через день после операции. При этом они вполне могут соблюдать «офисный» режим.

Не без гордости скажу, что мне пришлось однажды оперировать неоднократную чемпионку мира по волейболу. Узнав о ее титулах и наградах, я ощутил высокую степень ответственности пред Российским спортом. Ее привез доктор команды, поскольку нужны были победы. Через некоторое время доктор сам обратился ко мне с такой же проблемой. Он сказал: «да когда я увидел, как она шарашит мячи на играх после операции, у меня все сомнения исчезли. «

Мне приходилось оперировать больных, которые раньше перенесли герниопластику в нашем Центре. Ну, к примеру, пришел пациент, которому лет пять лет назад мы сделали лапароскопическую герниоплатику, а сегодня надо делать другую операцию. При осмотре зоны установки сетки мы видим плотную ткань, проросшую тканями сетку. Попытки продавить сетку невозможны. Ткань надежно закрывает паховую область. И это хороший результат.

Это было в начале 90-х. Мы только начинали осваивать методику лапароскопической герниопластики. И это были начальные 90-е. Началась операция. Пациент прилетел из Грузии специально, чтобы ему сделали операцию по новой методике.

. Уже выделили мешок, отпрепарировали дефект. Наложили сетку. Я взял герниостеплер (аппарат для сшивания сетки с тканями), и он вдруг сломался. А другого у нас тогда еще не было. Можете себе представить такую глупейшую ситуацию. Но надо как-то выходить из нее. Позвонили на фирму. И вот, что называется, с мигалками, в кротчайшие сроки нам был доставлен от фирмы новый сшивающий аппарат. Операция была успешно завершена. Не скажу, сколько я лично выделил адреналина. Но главное — все обошлось.

И это еще не все. Относительно недавно ко мне пришла женщина. Она рассказала, что много лет назад я оперировал ее деда. У него была грыжа. Из разговора выяснилось, что она — внучка того давнего пациента. Женщина прилетела из Грузии по каким-то своим делам. Я сразу вспомнил тот случай. Сами понимаете, такое не забудешь. Я заволновался, что-то не так? Нет ли рецидива?
— Нет-нет, не волнуйтесь.
— И что же?
— Он умер, я пришла сообщить Вам.
— .
— Нет, не переживайте. Он не мучился. Ему просто было уже далеко за девяносто, и он умер во время работы на винограднике. Зачем я пришла? Просто он очень хорошо вспоминал о Вас. И я хочу, чтобы Вы это знали. Спасибо вам.

Лечение больших и гигантских грыж паховой локализации

Лечение такой патологии считается высшим пилотажем у специалистов. Оптимального решения этой проблемы очень долго не было найдено. До настоящего времени считается, что пахово-мошоночные грыжи большого размера могут быть оперированы только открытым методом. Не смотря на то, что нередко это сопровождается рецидивами — до 24-40%.

Уже в начале 2000 года при операциях по поводу гигантских пахово-мошоночных грыж мы разработали и стали использовать так называемую комбинированную пластику.

При этом мы использовали комбинацию открытого и лапароскопического доступов. Дело в том, что лапароскопически выделить и вынуть большой грыжевой мешок при больших грыжах крайне тяжело. Поэтому выделение и иссечение большого грыжевого мешка мы стали производить открытым доступом через небольшой (не более 4 см) разрез в паховой области. В случаях, если наружное паховое кольцо сильно расширено (3,5 см и более), мы его ушиваем. Ушивание наружного пахового кольца укрепляет переднюю стенку и является важным дополнением последующей лапароскопической герниопластики задней стенки канала. Далее производим установку сетчатого трансплантанта изнутри, используя лапароскопическую технику. Получается двойное укрепление паховой области, как снаружи, так и изнутри. Результаты такого комбинированного лечения у нас оказались весьма надежными.

Очень важно, такие операции не удлиняют сроки послеоперационного лечения. Около 98% больных выписываются через день после операции. А отдаленные результаты после такого двойного укрепления пахового канала оказались не хуже, чем после обычной герниопластики.

В 2003 году наша группа сделала сообщение на Европейском съезде хирургов в Италии. Мы показали новый способ хирургического лечения гигантских пахово-мошоночных грыж. Доклад вызвал живой интерес у специалистов. Но сложилось мнение, что Европа более всего была поражена размерами демонстрируемых грыж у представленных в исследовании больных. Такого они у себя не видели. Мало того, что «медведи по улицам гуляют», да еще такие грыжи. И тем не менее техника операция была высоко оценена.

Сегодня интернет буквально «кипит» от предложений легко и просто избавить больных от грыженосительства. И у большинства грамотные и весомые аргументы. Выбор места лечения и специалиста остается за страждущим. Но именно он-то и является наименее информированным членом форума. И его жалко. Доказать, что ты самый лучший доктор, невозможно. Всегда найдется «лучший лучшего». Однако, можно показать свой опыт, число произведенных операций, результаты.

Каждый хирург рекламирует тот способ хирургического лечения грыж, которым, собственно, лучше всего владеет. И это неплохо. Каковы возможности, таковы и предложения.

Рецидивы могут быть у любого, даже самого «звездного» хирурга. Их может быть меньше, чем у других, это верно, но совсем не быть их не может. К сожалению, на сегодняшний день эта проблема еще не решена. Над ней работают ведущие специалисты во всем мире. Может быть они близки к разгадке. Но существуют законы биологии тканей. Это не зависит уже ни от хирурга, ни от метода операции. Это свыше.

Наша группа много лет работала в общей хирургии. Лично я долгое время не мог для себя понять, традиционная или новая лапароскопическая герниопластика лучше. Это было сложное переживание. Потом начал собирать отдаленные результаты различных методов операций. И только по прошествии многих лет, отработав технику лапароскопической герниопластики, получив и оценив результаты, сделал однозначный выбор — лапароскопическая герниопластика.

Мы продолжаем искать способы совершенствования лечения грыж. Основные усилия направлены на снижение травматичности операции, изучение результатов применения новых, более совершенных типов сетчатых трансплантантов, способов их укладки и надежной фиксации. Особое место уделяется изучению причин и способов профилактики рецидива грыж. Проводится разработка оптимального способа хирургического лечения самих рецидивных грыж и сравнительный анализ результатов использования различных методик операций, применяемых в лечении этой патологии.

А все почему. Потому, что нет предела для совершенствования в хирургии. Это главный признак творческой профессии.

Иногда меня настораживает мысль: вдруг через лет сто наши методы лечения будут оценены потомками, как варварские. Вдруг будет придумано что-то совсем безболезненное и легкое. По аналогии, как мы сегодня смотрим на древних грыжесеков. Да наверняка так и будет. На сегодня все.

источник