Меню Рубрики

Удаление грыжи позвоночника через прокол

Операция на грыже позвоночника представляет собой сложный процесс. Успешного результата можно достичь посредством прокола пораженной зоны. В большинстве случаев при незначительных повреждениях межпозвоночных дисков помогает консервативное лечение.

Но в некоторых случаях состояние больного стабилизировать не удается. Боли при этом носят интенсивный характер, при этом не уходят даже после назначения сильных анальгетиков.

При таком раскладе идеальный и единственный вариант — это хирургическое вмешательство на предмет удаления межпозвоночной грыжи через прокол.

На сегодняшний день существует четыре способа проведения хирургических операций для приведения спины в нормальное состояние.

Микродискэктомия является наиболее популярным оперативным вмешательством для удаления грыжи проколом. Пациенту дают общий наркоз. В месте поврежденного диска делается небольшой надрез (не более трех-четырех сантиметров).

Врач производит все манипуляции при помощи микроскопа, который вводится непосредственно в тело больного. Выпавшую грыжу при этом аккуратно вставляют на место, «латая» поврежденный участок искусственным титановым имплантатом.

Если не было ущемления грыжи и сдавливания нервных окончаний, то врачи обходятся дискэктомией. В остальных случаях, при наличии сильных болей и опасности навредить спинному мозгу, предпочтение отдается микродискэктомии.

Преимуществами данного метода являются отсутствие давления в месте поражения диска, болей и осложнений в будущем. Процесс восстановления занимает от трех недель до одного месяца;

Данную терапию применяют в тех случаях, когда выпячивание незначительно в размере. Операция по удалению межпозвоночной грыжи производится проколом.

Отличие от предыдущей операции состоит в том, что на выступающую часть диска наводится лазерный луч очень высокой температуры. Такая процедура возможна, как путем воздействия на саму зону поражения, так и на ядро межпозвоночного диска.

Последняя процедура состоит в том, что из грыжевого мешка происходит испарение жидкости, в результате которого снижается давление внутри ядра и сам мешок значительно уменьшается в размерах, после чего легко возвращается к первоначальному здоровому состоянию.

Примечательно, что после таких операций практически не бывает никаких осложнений. Из преимуществ следует выделить отсутствие шрамов, а также стабильное восстановление.

Но у этого метода есть и недостатки, среди которых возможность повторного проведения хирургического вмешательства из-за малой мощности лазера. Восстановление длится не менее четырех недель.

Также после лазеротерапии запрещены физические нагрузки, включая плавание и ЛФК, поскольку возможны повторные грыжи. Для больного не будет плюсом использование местного наркоза;

Данная процедура проводится в месте поражения при помощи дискоскопа. Для лечения делается прокол не более одного сантиметра. В дальнейшем в него вводится вышеуказанный аппарат.

В эндоскоп, снабженный высокоточной оптикой, врач отлично видит всё происходящее в организме на мониторе в режиме реального времени.

При таком методе возможно применение как хирургических ножниц, так и лазерного луча, имеющего сравнительно небольшую мощность.

Маленькая длина разреза позволяет свести к минимуму возможные негативные последствия. Уже спустя пару суток, большинство больных выписываются из клиники, и могут самостоятельно двигаться;

Удаление грыжи поясничного отдела позвоночника через прокол осуществляется методом нуклеопластики. В его основе лежит пункционная операция, проводимая под местным наркозом.

Прокол осуществляется иглой, которую контролируют врачи, глядя на экран монитора. Холодная плазма вводится в ядро или окологрыжевую ткань, которая после специальной обработки расслабляется и легко поддается вталкиванию внутрь диска.

При гидропластике в тело пациента также вводится игла, и во время операции поврежденная часть вымывается достаточно сильным потоком физраствора.

Само выпячивание отсасывается, а на поврежденное место накладывается латка в случае необходимости. Инновационные методы используются только при вновь появившихся образованиях. При повторных и очень старых грыжах хирурги избегают применения нуклео- и гидропластики.

После хирургического вмешательства, так же как и во всех случаях проведения подобных операций, стоит избегать сильных физических нагрузок. В дальнейшем врач назначит лечебную гимнастику.

Можно также заниматься плаванием и укреплять мышечные ткани в тренажерных залах. Всё должно происходить под строгим врачебным контролем.

Как правило, осложнений после операций по удалению грыжи поясничного отдела позвоночника проколом не бывает. Подобные манипуляции отработаны до автоматизма, поэтому переживать не стоит. Процесс выздоровления будет длительным.

В редких случаях появляется грыжа после лапароскопии в области прокола. Причины такого явления следующие: при лапароскопии производятся щадящие манипуляции, в ходе которых через небольшой прокол больному вводится миниатюрная камера на конце зонда, и хирург совершает необходимые действия хирургическими инструментами.

В месте надреза создается небольшое давление, которое может привести к определенным осложнениям. На сегодняшний день лапароскопия является одной из самых эффективных методик в лечении грыжи позвоночника проколом, поскольку после нее не остается разрезов, отсутствуют послеоперационные боли.

Через два дня пациента отпускают домой и период реабилитации составляет не более десяти-четырнадцати дней. Таким образом, метод является действенным, но в редких случаях прокол грыжи чреват осложнениями, одним из которых является повторное выпячивание диска.

Подборка моих материалов по здоровью позвоночника и суставов:

Дополнительно рекомендую эти материалы и оборудование здоровья и тренировок:

Больше полезных материалов смотрите в моих социальных сетях:

Информация в статьях предназначена исключительно для общего ознакомления и не должна использоваться для самодиагностики проблем со здоровьем или в лечебных целях. Эта статья не является заменой для медицинской консультации у врача (невролог, терапевт). Пожалуйста, обратитесь сначала к врачу, чтобы точно знать причину вашей проблемы со здоровьем.

Я буду Вам очень признательна, если Вы нажмете на одну из кнопочек
и поделитесь этим материалом с Вашими друзьями 🙂

источник

Решила написать пост про свои приключения этим летом.

@AsliilsA , @AleKSandra31 — прошу к прочтению, если вас заинтересовало.

Буду писать много и нудно, для тех кто столкнулся с такой же неприятностью, кто собирается делать подобную операцию или для тех, кто сделал и хочет узнать, как происходит восстановление у других. Так что прошу не судить за тягомотину. Слог у меня херовый, предупреждаю.

Начну с предыстории. Летом 2014 года мои друзья по походно-туристическому делу решили рвануть на три недели в Саяны, что рядом с Байкалом. Неделя на дорогу и две недели в пеших прогулок по горам с рюкзаком овер 20 кг. Естественно я согласилась, поехала без всякой физической подготовки. Спортом особо никаким не занималась с 2012 года.

Первый звоночек прозвенел спустя неделю после возвращения домой из поездки. Проснулась в выходной и не смогла нормально встать. Перекосило напрочь. Любое движение давалось через боль. Ходить больно, сидеть больно. Было больно даже лежать. Переворачиваться с одного бока на другой без боли было невозможно. Мама (тогда я с родителями жила) мазала несколько раз за день поясницу мазью «Найз», помогало ненадолго. Обезболивающие тоже помогали не слишком. Проснувшись в понедельник я поняла, что до работы я не доберусь. Вызвали врача. Приехала очень хорошая врач-терапевт, выписала кучу уколов типа «Мовалиса» и «Мелоксикама». Через три дня меня отпустило, еще полторы недели я ходила на прием к врачу. При выписке врач посоветовала мне сделать МРТ поясничного отдела. Вдруг там грыжа. Но меня ведь уже ничего не беспокоило, поэтому я благополучно забила.

Ровно через год – в 2015 — ситуация повторилась. Прямо перед отпуском. Перебирала тяжелые папки на работе. Полдня провела в наклоне, роясь в старых документах. На следующий день на работу пришла согнувшись пополам. Оставалось пара дней до отпуска и на больничный я уйти не могла, нужно было привести в порядок рабочие дела. За эти два дня я прокляла все на свете, но на больничный так и не ушла. Уже по наитию самостоятельно купила «Мовасин» и «Мидокалм». По-моему эти уколы были дешевле, чем те, что прописывала мне врач год назад. Проколола, через несколько дней чувствовала себя человеком. И снова решила не ходить на МРТ.

Осенью того же года поступило предложение съездить в поход на Эльбрус. Оооо, это ж моя мечта) Конечно, я согласилась и пошла штурмом брать ближайший тренажерный зал. Я ходила в зал 8 месяцев. Сначала два раза в неделю. Потом три. А потом решила – чего мелочиться? Тренировки участились до пяти-шести раз в неделю. Я достаточно хорошо укрепилась. Я согнала лишние 15 килограмм веса. К походу я была готова. Съездили мы отлично в июле 2016 года, хоть вершина Эльбруса нам и не далась из-за неблагоприятных погодных условия, я не пожалела о поездке. В походе иногда ныла правая нога. Но особого беспокойства не причиняла. И по возвращению рецидива со спиной не возникло. Я успокоилась и забила на все тренировки, на правильное питание. Набрала часть веса обратно.

В апреле этого года опять же без особой подготовки я решила сплавиться по самому дикому порогу Урала – Ревуну. Несколько раз таскали катамараны к началу, тренировались входить в порог с разных сторон. Трясло на порогах тогда знатно. Через неделю после поездки заныла поясница. За три дня меня скосило. Утром не смогла встать на работу. Вызвали врача, ситуация повторилась, как в 2014 году с одним отличием – мне ничего не помогло. Выписывали «Мидокалм», «Комбилипен» (витамины группы В), мази, обезболивающее. Как мертвому припарки. Появилась ноющая боль в правой ноге. Через ягодицу по внешней стороне бедра, через икру и в стопу. Онемел большой палец на правой стопе. Боли были адские. Я не могла спать. Я сидела за компьютером до 3-4 утра, каждые полчаса ложилась в постель, не могла успокоить ногу, боль не давала заснуть. Снова вставала, садилась за компьютер и так до утра. Бесконечно глотала «Кетокам» — обезболивающее. Пробовала пить «Терафлекс Адванс» — не помогало. После майских праздников терапевт направила меня к неврологу и на рентген. Заключение с рентгена, к сожалению, не сохранилось. Но там ничего особенного и не написали. Что-то про остеохондроз поясничного отдела и только.

Ждала я приема к неврологу почти три часа, несколько раз скреблась в кабинет с жалобой на то, что не могу долго сидеть, мне больно – на что получала один и тот же ответ: «Ждите». Когда попала на прием, невролог – пожилая тетя – постучала по моим коленкам молоточком, заставила нагнуться, встать на колени на кушетку, постучала по ахилловым сухожилиям, со словами: «Врете вы все, у вас ничего не должно болеть», написала в карте «Рекомендую к выписке». Выписала лекарства – «Баклосан» и еще чего-то, не помню уже. Через пару дней меня выписала терапевт. Посоветовала потусоваться на работе пару дней и снова идти на больничный. На мои жалобы говорила: «Верю, вижу, как ты ходишь, но через врача узкого профиля перепрыгнуть не могу, обязана выписать». С 15 мая я вышла на работу.

Я принимала «Баклосан» пять дней. Все пять дней меня безбожно штормило. Я не могла работать, кружилась голова, меня тошнило. Боли в правой ноге прекратились, но (. ) нога вдруг ослабла. Начала «шлепать» правая стопа. Колено подворачивалось внутрь. Тазобедренный сустав проседал. Нога при переносе центра тяжести проваливалась в таз. Мышцы не держали ногу как положено. Я ходила, как с синдромом ДЦП. Шатко-валко. Сильно хромала. Меня такой порядок вещей крайне не устраивал. Короче, пить лекарство я перестала.

Проработав неделю я решила, что надо что-то с этим делать. У коллеги на работе брат работает в местной детской больнице диагностом. Договорилась за копейки по блату 24 мая сделать МРТ пояснично-крестцового отдела позвоночника. И пиздец, товарищи! Вот и сказались мои походы без подготовки…

Витя (диагност) высказал свое мнение: «Я, конечно, не нейрохирург, но по-моему тут у тебя «жопа». Лекарствами ЭТО не вылечить. Скорее всего тебе скажут идти на операцию. Но ты не вешай нос. Молодая, сильная. Всё ок будет». Конечно, для меня это был шок. Я и посмеялась, и поплакала, и всем позвонила – маме, папе, подруге. Всем пожаловалась. И стала думать.

26 мая со снимком я вернулась к терапевту, была сделана запись в карту о наличии грыжи, дано направление к той же врачу-неврологу, выписан больничный лист (к слову – на работу я в следующий раз вышла только 11 октября). Пришла к неврологу – сунула ей под нос снимок, и вдруг со мной начали совершенно по-другому разговаривать. И бедняжка-то я, и как такая молодая (мне 28) и вдруг с такой грыжей. Поставила на очередь в Пермскую краевую клиническую больницу и в МСЧ № 11 на прием к нейрохирургу (решили послушать мнение двух врачей, а не только одного). Дали направление на дневной стационар и в кабинет физпроцедур с диагнозом «радикулопатия» и «дорсопатия поясничного отдела позвоночника». Отходила я на дневной стационар две недели. Стоит ли говорить, что лучше мне не стало) Невролог паниковала, говорила, что консервативно меня вылечить, наверное, не получится. Придется оперировать. А там куча осложнений может быть и бла-бла-бла.

11 июня я попала на прием к нейрохирургу в краевую больницу, 13 июня – в МСЧ № 11. Оба врача в голос повторили одно и тоже: «Консервативное лечение не поможет, нужно оперировать. Не бойтесь, ходить вы будете. Не тяните, может стать хуже. Вы молодая, восстановитесь. Такие операции уже на потоке» и т.д. Мама меня изначально хотела отправить оперироваться в Екатеринбург или в Тюмень. Там, говорят, хорошие центры нейрохирургии. Операция будет стоить от 50 до 70 тысяч. Точную сумму никто не называл. Я даже пересылала в Екатеринбург документы, обрисовывала ситуацию. Но почему-то там мне сказали, что оперировать не нужно. Можно вылечить. И за лечение назначили сумму 4 000 рублей. Я боялась тянуть время. Боялась пареза конечностей. Ведь дальше неизвестно что может быть. У меня пока нет детей, но вдруг случится беременность, вес увеличится и в самый неподходящий момент я просто не смогу ходить. Было решено оперироваться в Пермской краевой больнице. В отделении нейрохирургии. Госпитализацию назначили на 27 июня. Операцию приблизительно на 28-29. 30 июня у меня день рождения) Видимо, суждено было его встретить на больничной койке.

Я быстро сдала все анализы, приехала с вещами 27 июня в больницу. Меня осмотрела местный невролог , как назло у меня все гнулось, боли не было и даже вроде бы появилась чувствительность в пальце. Но невролог очень пожилая и, видимо, очень опытная, не глядя в снимок определила где и какая у меня проблема. Долго тыкала в меня иголкой, стучала по конечностям молоточком, задавала вопросы. В конце сказала, что 29 июня мне назначена операция. Накануне с 10 вечера не пить, не есть, сделать клизму.

В 8 утра 29 июня с пересохшим горлом, надев компрессионные чулки, я уселась ждать медсестер с каталкой. Приехали за мной в 9 утра. Раздели, уложили, увезли в операционную. Поставили катетер, капельницу, анестезию (общий наркоз), надели тонометр. На часах 9.15. Сказали, что операция будет проводиться в положении лежа на животе, однако, все манипуляции проводили, пока я лежала на спине. Кто там меня ворочал – я не знаю. Проснулась я, когда меня завозили в палату. В палате меня уже ждала мама (мы договорились, что она будет ездить ко мне ухаживать, пока мне не разрешат встать). Над палатой у нас висели часы. Время – 11.15. То есть операция заняла не больше двух часов, учитывая, что какое-то время я еще отходила от наркоза.

От наркоза я отошла быстро и без проблем. Хотелось пить, хотелось есть. А нельзя. По истечении двух часов мне разрешили попить и я даже навернула полтарелки борща) сон как рукой сняло. К вечеру в первый раз в жизни сходила в туалет в судно. Очень долго думала перед этим, организм отказывался справлять нужду в положении лежа))

Вообще, на консультации нейрохирург обещал, что встать мне разрешат на третий, а то и на второй день. Однако, оперирующий нейрохирург приходил ко мне на протяжение четырех дней и слышала я только: «Еще рано. Лежи пока». Я лежала четыре дня. Паниковала. Потом мне объяснили – чем больше жировая прослойка, тем хуже затягивается шов. Тем дольше приходится лежать.

Все четыре дня я ворочалась в постели как юла. Несмотря на то, что ворочаться было больно. Таз не отрывался от постели вообще. Правую ногу прошивало будто спицами. На спине я лежать смогла только на третий день. Ночью, для того, чтобы перевернуться с бока на бок – я просыпалась. Ежедневно ставили обезболивающее на ночь. Появилось онемение в правой голени, от щиколотки до колена. Будто не моя нога вообще. Лечащий сказал, что это норма и это пройдет в течение полугода.

На пятый день явился врач и ЛФК, сказал, что пора подниматься. На тот момент у меня уже был опыт вставания на четвереньки в постели, проведения ежедневной зарядки в положениях на спине, животе, на боку. Врач показал, как правильно вставать с постели. Пригнал мне ходунки. Помог правильно надеть корсет. Встала. И чуть не упала. Кровь, видимо, к голове прилила. Или отлила) Не знаю, но покачнуло меня знатно. В глазах потемнело, резануло в области шва, прошило мурашками ноги. Минуты три я стояла на одном месте. Затем кое-как с помощью мамы и врача прошла от койки до двери палаты и обратно. Снова легла. Хватит, находилась. Вообще, сказали, что в первый день нужно ходить не больше 15 минут за раз. Начиная с 5. И постепенно наращивать время прогулок. Первый день дался очень тяжело. Ходить было больно. Сходить в туалет по человечески я не рискнула. Боялась наклониться. Боль в спине и ноге не отпускала. Вечером, лежа в постели, я даже прослезилась. Вдруг так и буду теперь ходить еле-еле с ходунками или костылями. Однако, второй день дался легче. На третий позвонила маме, попросила не ездить. Мол, сама справляюсь.

Отдельный момент – это повседневные естественные дела в послеоперационный период. Кушать приходилось лежа или стоя. Умываться – неудобно. Нагибаться не получается. Мыться нельзя, пока наложены швы. Одеваться могла только лежа. Ходить в туалет – повисая на ходунках над толчком. Сплошной стресс. И шов. Шов отказывался заживать, как положено. Сохранялось покраснение и небольшая влажность.

Выписали меня 7 июля. Снятие швов назначили на 15 июля. Договорились, что я приеду снимать их к лечащему, хотя обычно снимают в поликлинике по месту жительства хирурги.

Ездить в машине, кстати, можно было тоже только лежа. В общественном транспорте – упаси боже.

Сидеть нельзя месяц после операции. Мылась я в холодной бане, стоя на четвереньках, в корсете, не трогая водой место шва.

Первичный шов я запорола. То ли зашито было через одно место, то ли помогли пластыри «Космопор», которые нихрена не дышали, но шов при снятии разошелся.

Прошу прощения за фото в трусах. На фотографии видно, что в середине края шва «западают», сшито не в стык.

15 июня меня повез в Пермь муж, снимать швы. Приехала, пришла в перевязочную, дождалась медсестру, та обрезала нити, надавила кожу с двух сторон от шва и все расползлось. Вот это прикол! Пришел лечащий, сказал – будем зашивать заново. Вытерпишь? А то ж. И…зря я это. Уревелась в край. Вместо 7 швов наложили 9. На третьем шве я попросила анестезию – сказали «не нужно». Объяснили почему, скажу своими словами – что-то типа, анестезия – это жидкость, это отек. При введении в кожу края шва отекут, станут толще, ткань сойдется хуже и заживать будет дольше. Ну хрен с вами. Шейте дальше. Наверное, я навсегда запомнила эти ощущения. По окончании манипуляций мне поставили обезболивающий укол и отправили домой.

Пока заживал шов мама ставила мне уколы в ягодицу. «Лидазу» и еще что-то. И в один прекрасный момент попала в шишку, которая от уколов появилась. Буквально за сутки поднялась температура до 39. Мне было больно ходить. Ягодица покраснела, кожа стала горячей. Начался абсцесс. Ну тут, слава богу, на авось надеяться не стали, вызвали скорую, увезли в местную хирургию (в Краснокамске), там прописали таблетки и мазь. Обошлось без вскрытия. Еще один шов я бы не пережила)

Еще через две недели швы таки сняли. Еще за неделю шов зажил окончательно. Буквально на следующий же день после снятия швов я галопом помчалась в баню. Жаркую. С веником. Почувствовала себя человеком. Хоть моя невролог и вопила, что в баню ни в коем случае нельзя, тем более париться — я все равно ходила. Парилась. Шов, конечно, берегла, веником по нему со всей дури не хлестала, мочалкой не терла. Но после бани самочувствие было гораздо лучше.

Пи вставании с постели сохранялось онемение в голени, дискомфорт в пояснице. Отдавало в ягодицу. Но прежней боли не было. Появилось натяжение в стопе, колено перестало проваливаться внутрь. Тазобедренный сустав не проседал. Но ходила я с небольшим перекосом на правый бок. 30 июля я начала садиться. По тому же принципу, как и начинала ходить. Пять минут, десять, пятнадцать…На следующий день двадцать. Двадцать пять. Полчаса, сорок минут. К концу недели я сидела по часу. Рисовала, вязала, шила, вышивала. Убивала время. После месяца «лежания» хотелось чем-то заниматься, чесались руки))

В начале августа я переехала обратно домой к мужу. Ухода за мной теперь особо не требовалось. Разве что сумки из магазина таскать.

Боли в ноге исчезли вовсе. Ягодица не болела. Онемение в голени начало проходить. Невролог оценила мой шов и заявила, что пришло время проходить реабилитацию. Предстояло две недели лежать в МСЧ № 11 в отделении восстановительной медицины. Дождались очередь. 6 сентября меня положили на реабилитационное лечение. Ничего особенного. Распорядок дня в этой больнице был примерно такой: подъем в 8 утра. В 8.45 бассейн. В 9.30 завтрак. В 10 .00 – ЛФК. В 10.45 – занятия на тренажерах. В 11.30 вихревые ванны. В 12 электрофорез. В 13.30 массаж. В 14.00 обед и до вечера свободна. И так каждый день кроме выходных на протяжении двух недель. Можно было ездить как на дневной стационар, но мне предоставили возможность наблюдаться круглосуточно.

Не скажу, что мне это очень помогло. К моменту госпитализации у меня появились боли по утрам в правом тазобедренном суставе. Приходилось каждое утро какое-то время расхаживаться. И только потом делать зарядку. После выписки боль сохранилась. Разве что меня научили, как с этой болью бороться с помощью физических упражнений.

Списали меня 22 сентября. То есть на все про все ушло где-то 4 месяца. После выписки я еще в отпуск ушла на 2,5 недели, на работу вышла только 11 октября, но это не важно.

В целом, я всем довольна. За операцию не заплатила ни копейки. Все сделали по полису. Лекарства, корсеты (у меня их теперь два – пожестче и помягче), МРТ – обошлось в копеечку, конечно. Ну, не страшно.

Отдельно хочу похвалить медицинских работников нейрохирургического отделения Пермской краевой больницы. Вот где настоящие врачи. Все очень вежливые, участливые, к медсестрам можно обратиться в любое время с любой проблемой по части здоровья. Лекарства не зажимают. Чуть пискнешь – градусник подмышку. У всех легкая рука) все больнючие уколы ставили абсолютно не больно. Оперирующий хирург тоже отличный мужик, хоть и долго не давал мне подняться с постели, за что я его ненавидела эти четыре дня.

Что я имею на сегодняшний день.

Фото шва не совсем свежее, но мало чем отличается, только корочка отпала.

Боли в тазобедренном суставе по утрам пока сохраняются. Невролог настояла на моем похудении. Все-таки лишний вес – это колоссальная нагрузка для позвоночника. Ежедневная зарядка — пожизненно. Слабые мышцы спины = новая грыжа. На работе чередовать час работы – десять минут ходьбы. Хоть по кабинетам, хоть на месте, не важно. Периодически делать производственную гимнастику (работа у меня сидячая). В течение года не поднимать больше 5 кг. В идеале вообще всю жизнь не поднимать больше 5 кг, но это же нереально… Про походы мне не сказали – забудь. Посоветовали подобрать рюкзак с хорошей посадкой на спину, чтобы чрезмерный вес не так сказывался на спине. Ну и вес рюкзака не доводить до 25 кг, 15-20 кг и непременно с корсетом. Резкими видами спорта не заниматься. Мой спорт теперь – йога, пилатес, плавание, тренажерный зал с адекватными весами. Сейчас пока занимаюсь йогой два раза в неделю и работаю над потерей веса. Явка к неврологу каждые полгода. Каждые полгода лечение в МСЧ № 11 все в том же отделении восстановительной медицины. Вот как-то так.

источник

Челябинские врачи осваивают новейшие технологии в хирургическом лечении позвоночника. Современная медицина предлагает удалять грыжи через небольшой прокол в спине с помощью эндоскопа. В него встроена видеокамера, которая для хирурга как вторая пара глаз. Справиться с проблемой теперь можно меньше чем за час. Этого вполне достаточно, чтобы дать свободу нерву, избавить пациента от болей и скованности в движении. Период полного постоперационного покоя сокращается до пары часов, а пребывание в больнице — до двух суток. Как операция влияет на сам позвоночник? Каков реабилитационный период? Чем рискуют жертвы недуга, соглашаясь на малоинвазивную операцию? И почему сегодня этот вид медпомощи стал доступен жителям региона абсолютно бесплатно? Рассказывает главный внештатный травматолог-ортопед Управления здравоохранения администрации Челябинска, главный врач многопрофильного медицинского центра «Медеор» Данила Астапенков. На сайте краткое видеоинтервью по теме «Грыжа — не приговор» и расширенная текстовая версия.

Данила Астапенков — ортопед-травматолог, главный врач многопрофильного медицинского центра «Медеор». Специализируется в области хирургии позвоночника. Выполняет современные малоинвазивные и эндоскопические вмешательства при травмах и заболеваниях позвоночника. Стаж работы — 16 лет. С 2013 года главный внештатный травматолог-ортопед Управления здравоохранения администрации г. Челябинска.

— Насколько актуальна проблема хирургии грыж позвоночника?

— Позвоночная грыжа — это довольно распространенное заболевание, боли в спине испытывают многие. В некоторых случаях симптомы становятся очень серьезными, а болезненные ощущения, спровоцированные грыжей, — просто невыносимыми. За счет заболевания диск поражен настолько, что его периферические отделы лопаются, и его центральная часть выходит за пределы, как правило, в сторону позвоночного канала, где находятся нервы. Соответственно, основным симптомом грыж становится боль и снижение чувствительности в ноге, слабость в определенных мышечных группах. В прошлом году через нашу клинику прошло более сотни пациентов с таким недугом.

— Сам факт наличия грыжи у пациента и неврологической симптоматики еще не говорит о том, что нужна экстренная операция. Имеет значение динамика. Если ситуация при консервативном лечении разрешается — боли становятся меньше, тогда, возможно, нет необходимости оперировать. Если история обратная — болит, качество жизни нарушено, доктора не могут подобрать ключик — хирургическое лечение будет неизбежным.

Заболевание постоянно молодеет — если раньше его диагностировали после 40–45 лет, то сейчас грыжа все чаще возникает в 20–30 лет. Чаще всего страдает поясничный отдел спины — более 90% операций по удалению межпозвоночных грыж проводится именно на поясничном отделе.

— Каким может быть это хирургическое лечение? Какие операции в таких ситуациях проводятся в «Медеоре»?

— Классические* и высокотехнологичные**. При обычных операциях задним доступом хирургическое вмешательство достаточно травматично — приходится открывать позвоночный канал, и это не единственная сложность. Практически всегда это общий наркоз, что само по себе небезопасное явление. Анатомия у всех людей разная, порой при классических операциях врачи, не желая того, наносят значительный урон задним структурам, чтобы проникнуть в позвоночный канал. Вначале хирург встречается не с самой грыжей, а с нервом, который нужно отодвинуть. Иногда это просто, а иногда — очень сложно. И только потом вашему взору откроется то, что нужно удалять. То есть вы идете через позвоночный канал, контактируя с элементами нервной системы, которая и без того чувствует себя не лучшим образом из-за грыжи. Мы предпочитаем трансфораминальный доступ — то есть вход в позвоночный канал осуществляется через межпозвоночное отверстие, непосредственно в зону конфликта. Это менее травматичная операция, требует небольшого прокола кожи длиной 7–8 мм в поясничной области. Она проводится заднебоковым доступом и позволяет обойтись без общей анестезии, мы используем более щадящий наркоз — сочетание местной и внутривенной анестезии.

Главный врач многопрофильного медицинского центра «Медеор» Данила Астапенков

— Во время операции пациент находится в сознании и может контактировать с врачом?

— Скорее, уровень его сознания регулируется. Если пациент хорошо себя чувствует, ему не больно, он настроен на контакт, он со мной разговаривает. Если же пациенту страшно, или у него есть какие-то неприятные ощущения, то погружение в сон может быть чуть глубже. Возвращаясь к самой операции, скажу, что оба вида — и стандартные, и эндоскопические — по сути сводятся к механическому удалению грыжи. При этом мы должны четко видеть освобожденный нерв, если это произошло, грыжу удалось изъять в том объеме, в котором мы ее видели на МРТ, значит операция прошла успешно.

— Много ли медицинских центров в России практикуют высокотехнологичную хирургию?

— Малоинвазивные операции по удалению грыжи делают во многих клиниках страны, в нескольких — особо активно. Но в нашем медицинском центре эта операция является основной. В первую очередь мы оперируем через небольшой прокол, и только если есть какие-либо ограничения, прибегаем к стандартной хирургии. Даже в тех странах, где малоинвазивная хирургия чрезвычайно развита, она занимает пока меньшую долю в общей структуре. Тем не менее существует тенденция к расширению и укреплению этого направления.

— С чем связана такая вялая практика в области высокотехнологичной хирургии позвоночника? С необходимостью закупки дорогостоящего оборудования и обучения команды врачей?

— И это тоже. Но прежде всего это определенная инерция мышления. Классические операции позволяют неплохо решать проблему. Когда что-то движется по накатанной, и есть хирургия, которая применяется в большинстве учреждений, многие рассуждают так — от добра добра не ищут. Тем более, что освоение новой технологии, тем более, что она совершенно другая, может временно привести к ухудшению общей картины результативности. Ведь нужен опыт, его нужно накопить, следовательно необходимо время. Многие не рискуют. Этот психологический фактор имеет основное значение. То есть практика и еще раз практика. Чем больше операций, тем выше мастерство. Что касается оборудования — это эндоскопическое оборудование для хирургии позвоночника и рентгеновская установка для контроля на первом этапе.

— Каковы основания для хирургии позвоночника?

— Если от 4 до 6 недель беспокоит боль в ноге или еще какие-то симптомы (нарушения чувствительность, мышечная слабость), которые не уходят от консервативного лечения, стоит показаться к специалисту. Это вовсе не значит, что вас увезут из кабинета в операционную, но показаться все же стоит. Возможно, у вас уже имеются показания к хирургии. На сегодняшний день существуют совершенно разные операции на позвоночнике. По большому счету все они преследуют одну цель — чтобы болевые симптомы исчезли. Мы выполняем операции большого объема, но сегодня говорим о хирургии грыж, об их удалении. Малоинвазивная операция отличается в первую очередь тем, что она не требует массивного разрушения позвоночника в процессе доступа, поскольку инструмент заводится непосредственно через уже существующее межпозвонковое отверстие.

— Каковы основные преимущества этой операции для пациента и насколько серьезны риски?

— Назову три главных преимущества: нет общего наркоза, короткий срок госпитализации, более комфортный и менее затяжной период восстановления. Расскажу по порядку. Как мы уже говорили, обезболивание сочетает в себе местную и внутривенную анестезию. Пациенты очень мало находятся в стационаре. Сегодня поступил, завтра — сделали операцию, послезавтра — выписали домой. По протяженности во времени процесс занимает в среднем 50 минут. Через два часа после операции можно вставать и самостоятельно ходить. Реабилитация намного мягче, чем при классической хирургии.

Выписав пациента, мы рекомендуем минимальную физическую активность, запрет на длительное нахождение в сидячем положении, обязательное использование пояса и прием противовоспалительных препаратов. Затем прописывается восстановительное лечение — массаж, гимнастика. Это всё дает выигрыш в 1,5–2 раза по отношению к хирургии стандартной.

Однако надо понимать, если вы решились на хирургию, некоторые риски все равно существуют. Например, рецидив. Примерно 4–5% пациентов вынуждены к нам вернуться для того, чтобы мы их реоперировали, поскольку спустя какое-то время возникает похожая симптоматика. Полностью избежать рецидивов невозможно, но, к счастью, при малоинвазивной хирургии их доля ниже, поскольку мы меньше травмируем позвоночник, и это приводит к чуть лучшим результатам. Среди вероятных неприятных последствий — довольно редкие при малоинвазивной хирургии инфекционные осложнения и повреждение нервных окончаний. При эндоскопии вся операция контролируется. Врач с пациентом в контакте, если приближаешься к нерву, пациент обязательно об этом скажет. Все зависит, конечно, от клиники, от оборудования, от уровня опыта специалистов.

— Пациент всегда предупрежден о возможных последствиях, но решается на операцию?

— Абсолютно каждому пациенту мы говорим о том, что хирургия позвоночника — это хирургия интимная и довольно-таки рисковая. Если мы удаляем грыжу, то нужно понимать, что, соглашаясь на операцию по удалению грыжи, вы принимаете риски. Иначе мы предлагаем продолжить консервативное лечение.

— Как оценить, успешно прошла операция или нет?

— Врач и пациент по-разному оценивают результат. Хирурги зациклены на рецидивах, возможном повреждении нервов, инфекционных осложнениях — это более или менее объективные параметры, и у нас получается довольно благостная картина, которая подтверждается МРТ после операции.

Но если поговорить с пациентами, выяснится, что примерно 70% довольны итогом. Это не значит, что они выздоровели. Это значит, что операция оправдала ожидания, от наиболее тягостных симптомов удалось избавиться. Около 10% пациентов недовольны операцией. Это в том числе и те 4–5%, у которых возникли осложнения, плюс те, у кого субъективная негативная оценка ситуации. Есть еще категория пациентов — примерно 20%, которые не могут однозначно сформулировать итоги хирургии. Почему так бывает? Человек решил одну проблему — боль в конечности ушла, но приобрел другую — например, у него заболела спина. И не понятно, связано это с операцией или нет. В эту же группу входят пациенты, у которых были завышенные ожидания. То есть он надеялся, что у него полностью исчезнет симптоматика, и он после операции будет чувствовать себя, как в 18 лет.

Если человек пришел в клинику с грыжей в запущенном состоянии, вряд ли удастся добиться высокой эффективности. Нерв уже не тот, он долгое время существовал в неблагоприятных условиях. Зачастую, выполнив хирургию вполне качественно и корректно, мы получаем не самый блестящий результат. На консультации с пациентом я уделяю всем этим моментам особое внимание: а) есть определенные риски; б) эти риски умеренные; с) ситуация после хирургии предсказуемая, но она очень сильно окрашивается вашим индивидуальным отношением.

Большинство моих пациентов разделяют мою позицию. Мне нравится формула «пациент как партнер». Мы вместе решаем определенную проблему. У меня есть для этого определенный набор инструментов. У пациента есть все возможности до операции выяснить все волнующие моменты, выбрать технологию и ее реализовать.

— Как показать пациенту, что вы выполнили операцию добросовестно?

— Вопрос этот очень актуален, в нашей клинике мы его решили. Операции записываются на видео благодаря оптической системе. Это видео в дальнейшем может быть предоставлено коллегам или пациенту в качестве материала для анализа. Это дисциплинирует врача — ведь оперируя, ты работаешь на камеру, это повод действовать более собрано. К тому же это своего рода знак доверия к пациенту. Я выполнил работу, сдаю ее вам, и мне нечего скрывать.

— Эта операция пришла в Челябинск из Германии. Как за рубежом обстоит дело с эффективностью малоинвазивной хирургией грыж?

— Кода я разговаривал с немецкими коллегами, выяснилось, что среднее время от начала заболевания до операции в разы меньше, чем у нас. Там работает система, и пациенты вовремя попадают к хирургу. У нас все по-другому. Очень часто приходится сталкиваться с пациентами на довольно поздних сроках заболевания. К сожалению, это не очень хорошо. Как я уже говорил, даже прекрасно выполненная операция может не позволить нерву восстановиться в достаточном объеме, остаются какие-то симптомы.

— Когда нельзя тянуть с болями и обращаться к специалисту по хирургии, чтобы потом не было поздно?

— Повод обратиться к специалисту по хирургии позвоночника — это наличие грыжи и наличие неврологической симптоматики — помимо болей в спине, которой может и не быть, это боль в нижней конечности. Если есть нарушение чувствительности или слабость, то есть явные признаки поражения нервного ствола. И если это состояние продолжается более месяца, а консервативное лечение не приносит результата, есть смысл прийти на консультацию. Возможно, анатомически ситуация такова, что там просто тесно нерву и других вариантов, кроме извлечения грыжи, нет. Можно и в этой ситуации воздержаться от операции. Но мы всегда предупреждаем, что время уходит, восстановление все менее и менее предсказуемо. И при отказе от операции с какими-то симптомами придется мириться. Ненормальная анатомия не дает нормальной функции.

источник

Межпозвонковая грыжа – самая распространенная хирургическая патология, образующаяся на фоне прогрессирующего хронического остеохондроза.

Консервативная терапия (лекарственные препараты, лечебная физкультура, физиопроцедуры, массаж) межпозвоночной грыжи не всегда дает положительные результаты, поэтому наиболее эффективным способом лечения данного заболевания является хирургическое вмешательство. «Золотым стандартом» нейрохирургии в терапии межпозвоночных грыж различной локализации является эндоскопическое удаление с трансфораминальным доступом. Данный вид операций относится к малоинвазивным (то есть, с минимальным вмешательством в организм) хирургическим методам и позволяет сохранить целостность костных структур, мышц и связок, что снижает длительность реабилитационно-восстановительного периода и позволяет быстро вернуться к домашним и трудовым обязанностям.

Межпозвонковой грыжей называется выпячивание размером от нескольких миллиметров до 1-1,5 см, которое образуется в межпозвоночном диске в результате его деформации и смещения пульпозного ядра за пределы наружной оболочки, состоящей из фиброзно-соединительной ткани.

Попадая в спинномозговой канал, пульпа (желеобразное вещество, содержащее коллаген, хондроциты и выполняющее функцию амортизатора) раздражает нервные окончания, отходящие от спинного мозга. Если размеры выпячивания превышают 5-7 мм, почти всегда происходит компрессия (сдавливание) нервных корешков, что определяет выраженную неврологическую симптоматику и вызывает интенсивную боль.

В некоторых случаях болевой синдром может быть настолько сильным, что у пациента резко ограничивается работоспособность и способность к передвижению. В таких случаях операция может быть единственным способом восстановления привычной подвижности и улучшения качества жизни больных с диагнозом «межпозвоночная грыжа».

Показанием к хирургической коррекции межпозвонковой грыжи также является отсутствие видимых улучшений в течение 3-4 месяцев активного терапевтического лечения. Другими показаниями для эндоскопического удаления грыжи могут быть:

  • тяжелые функциональные расстройства органов малого таза, в первую очередь, кишечника и мочевого пузыря (у некоторых пациентов на фоне межпозвоночной грыже начинается недержание кала и мочи);
  • нарушения в работе мышц-сгибателей и разгибателей (частичный обратимый парез), вызванные ущемлением нервных окончаний;

Если грыжа локализуется в шейном отделе позвоночника, решение о необходимости хирургического вмешательства может быть принято ранее 3-4 месяцев с момента начала лечения. При сильных болях, ухудшении общего самочувствия (сильные головные боли, переходящие в головокружения, мигрень, нестабильность кровяного давления) эндоскопическое удаление грыжи в области шеи может рекомендовано после 6-8 недель консервативной терапии.

Важно! Абсолютное показание к эндоскопии межпозвоночной грыжи (независимо от локализации выпячивания) – ее секвестрация. Это наиболее тяжелое осложнение патологии, при котором часть пульпозного ядра отрывается от межпозвонкового диска и попадает в эпидуральное пространство. Если вовремя не удалить такую грыжу, может произойти нарушение кровообращения в сосудах спинного мозга, способное привести к нарушению нервно-мышечной передачи (параличу), парезам верхних и нижних конечностей и инвалидизации больного.

Так как одним из клинических проявлений межпозвонковой грыжи, ограничивающим подвижность человека, является выраженный болевой синдром, основой целью операционного лечения является купирование болезненных ощущений, восстановление адекватных двигательных возможностей и способности к физическому и профессиональному труду. При удалении грыжевого выпячивания с трансфораминальным доступом с использованием эндоскопа (медицинского прибора в виде длинной трубки, оборудованного оптическим волокном) больной может приступать к выполнению домашних и профессиональных обязанностей уже через 2 недели после операции, а полная физическая активность восстанавливается в течение 1 месяца.

Если вы хотите более подробно узнать, подготовку к проведению операции по удалению грыжи поясничного отдела, а также рассмотреть виды операций, вы можете прочитать статью об этом на нашем портале.

В ходе эндоскопического удаления грыжи также удается достичь следующих целей:

  • освобождение сдавленных спинномозговых окончаний и устранение связанных с корешковой компрессией неврологических нарушений;
  • профилактика прогрессирования межпозвоночной грыжи (увеличения в размерах) и предупреждение смежных хирургических патологий позвоночника;
  • восстановление нормального функционирования органов малого таза.

Терапевтический эффект после эндоскопического удаления грыжи позвоночника проявляется исчезновением болей, восстановлением мышечной силы в верхних и нижних конечностях, устранением неврологической симптоматики: парестезий, онемения в ногах, прострелов в области поясницы и т.д.

Перед проведением операции по эндоскопическому удалению позвоночной грыжи больному обязательно проводится рентгенологическое исследование или магнитно-резонансная томография позвоночника. Это необходимо для определения точной локализации выпячивания, его размеров, положения относительно фораминального отверстия, в которое выходят корешки спинномозговых нервов. Получение точных данных имеет важную диагностическую ценность, так как эндоскопическая канюля устанавливается строго в область локализации грыжевого выпячивания.

Перед началом операции больному проводится местное обезболивание растворами новокаина или лидокаина (реже – ультракаина). Общий наркоз при проведении операций с использованием эндоскопа используется редко. Алгоритм дальнейших действий приведен ниже.

  1. Больного укладывают на операционный стол. Под живот подкладывают специальный валик или медицинскую подушку.
  2. В соответствии с рентгенологической разметкой выполняется небольшой прокол (не более 7 мм) сбоку или по срединной линии позвоночника.

Несмотря на то, что швы в большинстве случаев снимать не нужно (нитки рассасываются самостоятельно), в течение 10 дней после операции потребуется определенный уход за раной, заключающийся в своевременной смене стерильных асептических повязок. Через месяц пациенту необходимо подойти на плановый контрольный осмотр к хирургу, который проводил удаление.

Эндоскопическое удаление считается самым щадящим методом операционного лечения позвоночных грыж, так как операция выполняется не через разрез, а через прокол брюшной полости, диаметр которого не превышает 7 мм. Это позволяет не только избежать травмирования мышц и связок, но и уменьшить интенсивность постоперационных болей. Почти 70% пациентов, перенесших удаление межпозвоночной грыжи при помощи эндоскопа, говорят о том, что боли после операции длились не более 2-3 дней, а их интенсивность была вполне умеренной.

Другими преимуществами эндоскопии можно назвать:

    возможность выполнения операции под местным обезболиванием (низкий риск побочных эффектов, ассоциированных с введением общего внутривенного наркоза);

Важным положительным моментом является и возможность полного визуального контроля, для которого применяется специальная эндоскопическая установка с многократным увеличением. Такая техника позволяет максимально снизить возможные риски, связанные с повреждением спинномозговых корешков.

Если вы хотите более подробно узнать, какие последствия после удаления межпозвоночной грыжи, а также рассмотреть реабилитационный преиод, вы можете прочитать статью об этом на нашем портале.

Эндоскопическое удаление считается самым безопасным и малотравматичным способом лечения межпозвоночных грыж. Несмотря на это, в ходе операции и после нее могут возникнуть неприятные последствия, общие для любого вида хирургических вмешательств на позвоночник. К ним относятся:

  • инфицирование мягких тканей при несоблюдении стерильности окружающего пространства или использовании нестерильных инструментов (чаще всего у пациентов происходит воспаление эпидуральной клетчатки);
  • заражение крови (сепсис);
  • повреждение кровеносных сосудов и артерий и возникающие на фоне этого обильные кровопотери;
  • повреждение внутренних органов.

Важно! В редких случаях (менее 1,8%) возможно повреждение спинного мозга и спинномозговых нервов, которое может закончиться инвалидизацией больного. Для минимизации подобных рисков используется надежная фиксация пациента, обеспечивающая неподвижность позвоночника во время операции (особенно если человек находится в сознании).

Ниже собраны самые частые вопросы, которые волнуют пациентов перед операцией. Специалисты считают, что достаточная информированность больного обо всех аспектах предстоящего лечения и реабилитации является залогом успешного восстановительного периода и выздоровления.

Сколько дней нужно находиться в больнице после операции?

При удалении межпозвонковой грыжи эндоскопическим методом госпитализация занимает, как правило, 1-2 дня. Если в ходе удаления или в раннем постоперационном периоде возникнут какие-либо осложнения, больного помещают в хирургический стационар или отделение интенсивной терапии минимум на 7-10 дней.

Нужно ли колоть антибиотики после операции?

Применение антибиотиков после эндоскопической операции в большинстве случаев нецелесообразно. С целью профилактики больничных инфекций и воспалительных процессов врач может назначить прием метронидазола на срок от 7 до 10 дней в дозировке 250-500 мг 2 раза в день.

Использование антибактериальных средств пенициллинового ряда, цефалоспоринов, фторхинолонов и макролидов показано лицам с ослабленным иммунитетом и высоким риском инфицирования мягких тканей. Препаратом выбора чаще всего является «Амоксициллин» (дозировка для взрослых – 500 мг 3 раза в день в течение 5-10 дней).

Можно ли заниматься спортом после операции?

Занятия профессиональным спортом как после удаления межпозвоночной грыжи, так и в период консервативного лечения, допустимы только с разрешения лечащего врача. Индивидуальными факторами, которые могут повлиять на возможность спортивных тренировок, являются не только вес и возраст больного, но и размер выпячивания, наличие признаков ущемления, локализация грыжи относительно позвоночного столба и фораминального (межпозвоночного) отверстия.

Заниматься лечебной физкультурой, плаванием, гимнастикой, упражнениями на мышечную растяжку можно через 1-2 месяца после эндоскопической операции по удалению грыжи (при отсутствии индивидуальных противопоказаний).

Важно! В некоторых источниках можно найти информацию о том, что эндоскопическое удаление межпозвонковой грыжи не требует какого-либо восстановительного периода и ограничения физической активности. Это не так. Эндоскопия в области позвоночника относится к сложным нейрохирургическим вмешательствам, и, как и другие методы хирургической коррекции, требует соблюдения определенного режима в течение 6-8 недель после операции.

Можно ли планировать беременность после эндоскопического удаления позвоночной грыжи?

Эндоскопическое удаление грыжи позвоночника не является противопоказанием для планирования и вынашивания беременности, но важно учесть, что любое хирургическое вмешательство в организм требует реабилитационно-восстановительного периода. Это особенно актуально, если речь идет о позвоночном столбе, так как именно на поясничный отдел позвоночника приходится большая часть нагрузки во время беременности, оказываемая постоянно увеличивающейся маткой.

Чтобы избежать рецидивов и снизить риски остеохондроза, которым после вынашивания ребенка страдают около 37% женщин, рекомендуется планировать беременность не ранее, чем через 1 год после эндоскопии.

Как быстро проходит боль в ногах после операции?

Боль в ногах на фоне межпозвонковой грыжи позвоночника проходит сразу после операции. Мышечная слабость, онемение в ногах и другие проявления парестезии могут сохраняться в течение продолжительного времени (до нескольких месяцев). В редких случаях эти явления полностью не проходят совсем и требуют постоянной коррекции медикаментозными препаратами.

Когда можно мыться?

Мочить шов и мыться в ванне или душе можно на одиннадцатый день после операции.

Можно ли ходить пешком?

Пешие прогулки после эндоскопии межпозвоночной грыжи не только не запрещены, но и рекомендованы в качестве элемента отсроченного восстановления послеоперационных больных. Ходить необходимо в спокойном темпе, комфортном для сохранения привычного сердечного и дыхательного ритма, около 3-4 км в день. Через 2 недели после операции можно неспешно прогуливаться по 15-20 минут в день.

Стоимость операции

В таблице ниже приведены примерные цены на эндоскопическое удаление межпозвоночной грыжи в крупных городах.

Цены на эндоскопическое удаление грыжи позвоночника

Город Стоимость операции (ориентировочная)
Москва 150000 рублей.
Санкт-Петербург 74600 рублей (+14580 рублей – анестезиологическое пособие)
Казань 60000-167000 рублей
Екатеринбург 93600 рублей
Новороссийск 112000 рублей
  1. Для профилактики воспалительного процесса и послеоперационных болей рекомендуется принимать внутрь препараты из группы НПВС, например, «Нимесулид» (по 100 мг 2 раза в день).

Эндохирургия позвоночника – достаточно безопасный, малотравматичный и эффективный способ лечения межпозвоночной грыжи. Как и другие методы хирургического лечения позвоночника, он требует соблюдения определенного режима и ограничений, касающихся физической активности и выполнения домашних и профессиональных обязанностей. Если больной будет строго следовать врачебным назначениям, риск осложнений и последствий при данном способе хирургической коррекции грыжи позвоночника будет минимальным.

источник

Лапароскопию, как и большинство других хирургических вмешательств, проводят под общим наркозом. В передней брюшной стенке делают три-четыре глубоких прокола, размер которых не превышает 10-12 мм, – этого вполне достаточно, поскольку сами инструменты очень тонкие, не больше 7-10 мм. Затем с помощью специального прибора лапарофлятора в брюшную полость через прокол вдувают газ, обычно углекислый. Газ приподнимает брюшную стенку, чтобы хирургу было удобнее работать. Через другой прокол вводится оптический прибор с источником света. Современная оптика соединяется с экраном монитора, на который выводится детальное и всестороннее изображение внутреннего органа. Его можно рассмотреть во всех подробностях, воспользовавшись функцией увеличения изображения. После того как никаких сомнений в окончательном диагнозе у хирурга не останется, через проколы в брюшную полость пациентки вводятся инструменты-манипуляторы.

За ходом операции хирург следит, глядя на экран. Все происходящее записывается на пленку, которая потом поступает в распоряжение пациентки. Это «домашнее видео» может понадобиться в будущем, если женщине предстоят другие операции. Ну а в крайних случаях видеоматериал может послужить неопровержимым доказательством врачебной ошибки в судебном споре.

Лапароскопически можно удалить доброкачественную опухоль (кисту) яичника, рассечь спайки, сделать перевязку маточных труб при стерилизации, восстановить их проходимость при трубном бесплодии, разобраться с воспалительными и гнойными процессами, удалить матку при фиброаденоме, устранить внематочную беременность и перекручивание придатков, провести диагностику и лечение эндометриоза.

В некоторых случаях (полипы и миомы матки) вместо лапароскопии может быть назначена еще более щадящая операция – гистероскопия. При этом методе и прокалывать ничего не нужно, поскольку все необходимые инструменты вводятся через шейку матки в ее полость. После гистероскопии пациентку выписывают домой уже спустя несколько часов.

Достоинства лапароскопии не исчерпываются только тем, что эти операции менее болезненные и травмирующие. Этот метод помогает сохранять органы, которые при полостных операциях спасти было бы невозможно. Так, раньше женщин с внематочной беременностью оперировали только после разрыва маточной трубы. Вместе с удалением второго из этих парных органов женщина навсегда теряла способность беременеть. Теперь же с помощью лапароскопии врач может выявить внематочную беременность на самых ранних этапах и спасти маточную трубу, вовремя удалив оттуда «блудную» яйцеклетку.

В недавнем прошлом при таком недуге, как перекрут придатков, которым страдают преимущественно молодые женщины и девушки, единственным выходом было полное удаление этих органов, что также неминуемо приводило к бесплодию. Современная лапароскопия позволяет обойтись менее радикальными мерами. Если придатки здоровы и в них еще не нарушилось кровообращение, можно их сохранить, тем самым вернув женщине надежду стать матерью.

Лапароскопия изначально была задумана не как лечебный, а как диагностический метод. И сегодня она часто используется для этой цели. Например, с ее помощью можно выявить эндометриоз (разрастание клеток, выстилающих матку, в неположенном месте), тогда как другие методы, например УЗИ, не в состоянии распознать этот недуг. Лапароскопическим путем можно не только выявить, но и вылечить эндометриоз, а значит, устранить еще одну потенциальную причину бесплодия.

Через проколы также удаляют и миоматозные узлы, не затрагивая при этом матку (метод носит название «миомэктомия»). Через «трубочку» проводится и эмболизация маточных артерий (ЭМА) – самый современный метод лечения миомы матки, позволяющий не только сохранить орган, но и предотвратить повторное возникновение миомы.

Показания к эндоскопической хирургии расширяются с каждым днем. Однако сегодня операции через проколы практически не проводятся у пациенток с тяжелой формой спаечного процесса, злокачественными и слишком крупными (свыше 20 недель) доброкачественными опухолями. Но окончательное решение по поводу выбора метода лечения остается за доктором. Абсолютным исключением для лапароскопии служит только геморрагический шок у пациентки. Другие, традиционные для полостных операций противопоказания – такие как ожирение, большая кровопотеря, наличие шрамов от предыдущих операций, – наоборот, являются прямыми показаниями именно для лапароскопии.

Операции через проколы проводят далеко не во всех клиниках, потому что для их проведения требуется сложное, дорогостоящее оборудование и профессионалы-эндоскописты, владеющие данным методом. Но если речь идет не об экстренной, а о плановой операции, при которой у женщины есть возможность немного подождать, лучше остановить свой выбор на клинике, имеющей возможность проводить эту щадящую хирургию. Разумеется, если данный метод подходит по показаниям.

Как и любая полостная операция, удаление аппендицита лапароскопическим методом происходит под общим наркозом. На животе делается 3 прокола:

  • в области пупка (туда вводится видеокамера);
  • в левой нижней части живота;
  • справа на животе, в предположительном месте воспаления.

Все разрезы размером не больше 5-10 мм. Процедура выполняется специальными лапароскопическими инструментами, а все происходящее отображается на мониторе. Хирурги находят воспаленный аппендикс, аккуратно перевязывают его, отрезают и выводят через одно из отверстий на животе.

Иногда уже после введения камеры выясняется, что диагноз был поставлен неверно, и причиной болей является не аппендицит, а заболевание с очень похожей клинической картиной. Чаще всего такое бывает у женщин при гинекологических проблемах (например, при разрыве кисты яичника). В этом случае аппендикс не удаляют, а проколами пользуются для диагностики состояния органов брюшной полости и малого таза. При проведении классической операции в аналогичном случае аппендикс все равно удаляют, хотя, как уже было сказано выше, для женщин это не безопасно.

После операции по удалению аппендикса через прокол практически не бывает осложнений, пациента отпускают домой через 1-2 дня, а через неделю только снимают швы.

Осложнения при аппендиците возникают тогда, когда аппендикс разрывается. В самом простом случае воспаление распространяется на ближайшие ткани, в худшем случае начинается воспаление брюшины – перитонит. Некоторые хирурги до сих пор придерживаются мнения о том, что осложненный аппендицит нельзя оперировать через прокол. Лапароскопическая хирургия уже имеет успешный опыт проведения таких операций, но этот вопрос до сих пор остается спорным. При разлитом перитоните от лапароскопического удаления лучше отказаться, поскольку нужно проводить тщательную чистку брюшной полости.

Вопрос о проведении лапароскопической процедуры решается на основании наличия и отсутствия показаний и противопоказаний к ней.

Показаниями к удалению аппендикса через проколы являются:

  • необходимость подтвердить диагноз «острый аппендицит» перед проведением операции (лапароскопическая диагностика позволяет с минимальными рисками для пациента подтвердить диагноз и в случае необходимости сразу провести аппендэктомию);
  • ожирение II-III степени (делать разрез тканей на фоне ожирения затруднительно и чревато осложнениями);
  • сахарный диабет (при стандартном разрезе есть риск развития гнойного воспаления раны);
  • наличие спаек в органах малого таза.

Противопоказания к лапароскопической операции:

  • наличие осложнений при аппендиците (условное противопоказание);
  • сердечные заболевания, обструктивные заболевания легких.

Одним из вариантов удаления воспаленного аппендикса через проколы является оперирование через естественные отверстия: рот или влагалище. Опыт проведения таких процедур имеется в основном у западных хирургов, но в настоящее время от такого способа оперировать аппендицит отказались.

При проведении операции через рот инструменты через ротовое отверстие вводятся в желудок, там делается прокол, и через него удаляется аппендикс. При операции через влагалище введение инструментов и прокол делается именно там.

Преимуществом таких операций было отсутствие рубцов на коже, но косметический эффект и после обычных лапароскопических операций достаточно высок. Инструменты для проведения операций через естественные отверстия очень дорогие, поэтому проведение таких операций оказалось не целесообразным.

Множество людей до сих пор считают, что операция без разреза — это что-то из разряда фантастики или филиппинской медицины, а после удаления банального аппендицита непременно должен быть безобразный шрам на животе из-за которого некоторые девушки стесняются надеть раздельный купальник или короткую маячку.

На самом деле сейчас существует несколько способов проведения операций, которые не оставляют шрамов и для которых не требуется сколь-нибудь серьёзных разрезов. Плюсов у таких операций множество: во-первых, во время такой операции пациент обычно находится в сознании под местной анестезией, так что это меньшая нагрузка на сердце и весь организм в целом; во-вторых, нет операционной раны, что ещё снижает риски для пациента и практически исключает проблему заживления, практически сводит к нулю потерю крови во время операции; в-третьих, это хорошо косметически — проколы оставляют едва заметные шрамики, которые в конечном итоге вероятнее всего рассосутся. К сожалению, такие операции сегодня делают только в сравнительно небольшом числе больниц: для них требуется новое, дорогостоящее оборудование и врачи, которые умеют с этим оборудование работать, то есть получившие специальную квалификацию.

Фотография принадлежит taoty/freedigitalphotos.net

Вариантов таких операций по сути дела три: лапароскопия и торакоскопия, рентгенхирургия и радиохирургия (кибер-нож, гамма-нож и т.д.). Отличаются они друг от друга областью применения и методами, которые используются при их проведении.

Лапароскопические операции проводятся в брюшной полости — в общем-то, это логически следует из названия, ведь «лапара» по-гречески — чрево. А торакоскопические — в грудной, соответственно «торако» — грудь. Эти операции определяет то, что выполняют их с помощью эндоскопа, то есть специальной трубки, на конце которой находится миниатюрная видеокамера, передающая изображение на монитор: основываясь на нём, хирург и производит манипуляции внутри. Причём эндоскопическая операция может быть как диагностической, так и с целью проведения внутри каких бы то ни было манипуляций, например, удаления воспалившегося аппендикса. В брюшной стенке или в грудной клетке с помощью троакара — это такая стальная трубка, созданная специально для этого, делаются проколы, диаметром не больше сантиметра. Через эти проколы внутрь вводится эндоскоп и прочие, необходимые для выполнения операции инструменты (обычно, их не больше пяти). Иногда такие операции проводятся и вовсе без внешних проколов, тогда врачи используют доступ через естественные отверстия организма — например, желудок или вагину. Некоторые медицинские центры с 2007 года, одновременно с зарубежными клиниками, начали проводить лапароскопические операции через пупочное кольцо — это позволяет сделать доступ ещё более безопасным, а возможные шрамы — абсолютно незаментыми. На сегодняшний день, количество общехирургических операций, которое можно производить эндоскопическим методом, составляет около восьмидесяти процентов. Это и аппендэктомия, и удаление спаек, и различные манипуляции с маткой и яичниками, и многое другое при лапароскопии и операции в плевральной полости при торакоскопии.

Рентгенохирургия занимается сосудами и всем, что с ними связано. То есть диагностикой и лечением закрытых или суженых сосудов, тромбоза глубоких вен, внутренних кровотечений (например, лёгочных или маточных) с помощью эмболизации сосудов, эта же технология позволяет перекрыть кровоснабжение опухоли, кроме того, врач может поставить в питающий опухоль сосуд микрокатетер, чтобы осуществлять постоянную и при том узконаправленную химиотерапию. Рентгенхирурги спасают больных, перенёсших инфаркт, помогают бороться с некоторыми последствиями сахарного диабета и делают многое другое. Для проведения рентгенохирургической операции необходима возможность сделать пациенту ангиографию — это специальный рентген для сосудов. В кровеносную систему вводится контраст — вещество, которое позволяет видеть все сосуды — от крупнейших артерий и вен, до капилляров — на специальном рентген-аппарате: по этому изображению хирург и будет ориентироваться в процессе операции. Потом делается прокол, он ещё меньше, чем при эндоскопических операциях — 2-3 миллиметра, и в вену, от которой удобнее будет добраться к повреждённому участку (например, для оказания помощь после инфаркта, обычно используют доступ через запястье), вводится специальное гибкое и супер-тонкое оборудование. За счёт того, что болезненным моментом всей операции является только прокол, обезболивание можно местное — место прокола просто обкалывают новокаином или другим анестетиком.

Методы радиохирургии применяются при лечении различных опухолей (самой разнообразной, как доброкачественной, так и злокачественной природы), кист, сосудистых мальформаций и других новообразований в тех частях тела, где классический хирургический доступ будет опаснее облучения: в первую очередь это головной мозг и позвоночник. Радиохирургия — это, по сути дела, облучение заданной области достаточно жёстким ионным излучением, так как оно легко приникает сквозь ткани, то трепанации черепа или даже каких бы то ни было разрезов не требуется. Сперва больному делают МРТ и КТ участка, в котором находится то, что там находиться не должно, чтобы определить точные координаты проведения операции — ведь жёсткое излучение для организма отнюдь не полезно, так что нужно минимизировать его воздействие, насколько это возможно и направить его чётко на опухоль. Потом приступают непосредственно к операции, она не требует, кстати, никакого обезболивания и, тем более, наркоза. Часть тела, на которую будет направлено излучение, фиксируется и дальше умная техника, под руководством высококлассных специалистов-медиков делает своё дело. К сожалению, этот метод применим далеко не всегда: во-первых, воздействие его отсрочено — окончательного эффекта придётся ждать от полугода до двух лет, так что этот метод не подходит в тех случаях, когда действовать надо срочно; во-вторых, при значительных размерах опухолей (для головы, это, например, опухоли и кисты от трёх сантиметров) применение жёсткого радиоизлучения становится опасным — слишком большая доза радиации может привести к достаточно неприятным последствиям. Так что врачам в каждом конкретном случае необходимо решать, какой метод лечения окажется безопаснее.

В настоящее время все чаще в области хирургии используется метод эндоскопии. Этот метод отличается от классической хирургии тем, что при проведении операции не требуется делать разрез кожных покровов. Оперативное вмешательство в области брюшной полости, а также в области малого таза называется лапароскопией.

С помощью лапароскопии можно диагностировать различные заболевания внутренних органов, таких как аппендицит и кисту яичника. Достаточно 3-4 точечных прокола в области брюшной стенки, чтобы выполнить операцию. Через одно из отверстий, которое находится в области пупка, вводится лапароскоп. Лапароскоп представляет собой маленький телескоп, оснащенный источником света на конце. Благодаря лапороскопу через цифровую видеокамеру выводится изображение на монитор. На мониторе хирург видит все, что происходит внутри брюшной полости в реальном времени. Другие проколы служат для введения тонких манипуляторов. Внешне они похожи на трубки диаметром 5 мм и длиной 40 см. С одного края имеется рукоятка для хирурга, а с другого конца миниатюрные ножницы, или щипцы, или лазерный инструмент.

Бывают случаи, когда доктор не может точно поставить диагноз, связанный с заболеванием органов малого таза и брюшной полости. Врачи тогда прибегают к помощи уникальной в своем роде эндоскопической хирургии, назначая пациенту диагностическую лапароскопию. Основными показателями для проведения диагностической лапароскопии являются боли в области живота, а также наличие опухолевидного образования.

Основные преимущества лапароскопии в отличие от полостной операции появились практически сразу после внедрения этого новейшего метода в хирургии. Один из главных плюсов – это отсутствие разреза кожных покровов на передней брюшной стенке. Как правило, разрез долго заживает и пациенту приходится переносить болевые ощущения. После такой операции пациента выписывают только на 10-15 день. После лапароскопии больной может вставать через 2-3 часа. Буквально на следующий день состояние больного улучшается, и он может к обычной физической активности. Через 2-3 дня после лапароскопии человек может выйти на работу. На коже следы от проколов заживают довольно быстро. Через несколько месяцев их практически не видно.

Технология проведения лапароскопии позволяет увидеть на экране монитора мельчайшую патологию, которую нельзя заметить во время проведения обычной операции. Возможно, это из-за того, что изображение на экране можно увеличить в 10 раз. Это позволяет видеть не только очаги патологии больного, но и щадящим образом их удалить, при этом, не затрагивая здоровые органы и ткани.

Как проходит лапароскопическая операция в хирургии?

Лапароскопическая операция проходит по четко отработанной схеме. Не смотря на то, что при лапароскопии не производится разрез брюшной стенки в отличие от полостной операции, этот метод тоже является хирургией, которая выполняется согласно всем классическим канонам, требованиям и установленным стандартам в области хирургии.

Перед началом операции пациент должен воздержаться от приема пищи в течение 8 часов.

Лапароскопическая операция проводится под общей анестезией. Пациенту во время операции вводится наркоз. После того, как он начнет действовать, и анестезиолог дает разрешение на проведение операции, хирург приступает к первому этапу, который называется «наложение пневмоперитонеума». В брюшную полость через специальную тонкую полостную иглу, под названием Вереша, нагнетается углекислый газ. Углекислый газ считается самым безопасным при проведении операции, поэтому был выбран именно этот вариант. Газ подается в брюшную полость до тех пор, пока его давление не достигнет 14-15 мм. рт. ст. Определяет давление специальный прибор название которого эндофлатор. Этот прибор работает на протяжении всей операции и периодически подкачивает углекислый газ, чтобы давление оставалось на одном уровне. Для чего необходим газ? Благодаря давлению газа внутренние органы поджимаются, что предохраняет их от ранения. Брюшная стенка приподнимается, что дает хирургу свободно работать.

После первого этапа наступает второй – введение троакара, предназначенного для оптического инструмента – телескопа (лапароскопа). Лапароскоп вводится через прокол, расположенный внизу пупка. Хирург тщательно осматривает брюшную полость, а также диафрагму и печень. Далее осматриваются места для лучшего введения следующих троакаров, необходимых для дополнительных манипуляторов. Проколы делаются по линии роста лобковых волос, один прокол слева от средней линии, другой справа.

После введения манипуляторов хирург осматривает внутренние органы брюшной полости строго по часовой стрелке, отмечая все патологии, после этого начинается удаление обнаруженных патологических образований.

Лапароскопия, несмотря на ее деликатность и эффективность является полноценной хирургией. Пациент испытывает меньше дискомфорта и болевых ощущений. Лапароскопия позволяет уменьшить риск послеоперационных осложнений, имеет косметический эффект, после операции не остается рубец. Но лапороскопия, как и обычная операция, также может сопровождаться различными осложнениями. К примеру, могут возникнуть осложнения от наркоза, от инфекции, от непосредственного хирургического вмешательства. К хирургическим осложнениям относятся такие заболевания, как подкожная эмфизема, ранения кишечника и сосудов. Подкожная эмфизема образуется при попадании углекислого газа в подкожно-жировую клетчатку, но в течении 1-2 дней она проходит. При ранении кишечника или сосудов во время проведения лапароскопической операции необходимо произвести ушивание раненого органа.

Во всем мире огромной популярностью пользуются малоинвазивные вмешательства, во время которых хирург минимально нарушает целостность тела пациента. Для проведения такой операции врач совершает всего несколько проколов. Подобное вмешательство считается куда более предпочтительным, нежели классическая открытая операция с крупными разрезами. И многие пациенты интересуются, как называется операция через проколы.

Такой вид хирургического лечения носит наименование эндоскопического и лапароскопии и может помочь пациентам с патологиями различной локализации:

  • С недугами ЛОР-органов.
  • С воспалением аппендикса.
  • С желчнокаменной болезнью.
  • С патологиями пищеварительного тракта.
  • С суставными заболеваниями.
  • С гинекологическими недугами и пр.

Достаточно часто методики малоинвазивного доступа используются специалистами пластической хирургии, к примеру, при изменении формы носа, подтяжке лица или увеличении груди.

При выполнении эндоскопических операций врач совершает на теле пациента несколько небольших проколов, их диаметр обычно не превышает одного-двух сантиметров, а может быть и меньшим. Количество таких отверстий может быть разным и зависит от места локализации проблемы в организме пациента и ее особенностей. В среднем проводится от двух до четырех проколов.

  • Лапароскоп или эндоскоп. Это название особенной жесткой трубки, оборудованной системой линз, камерой и источником света. Она передает изображение в режиме реального времени на экран монитора. Врач может хорошо видеть все свои манипуляции.
  • Специальные хирургические инструменты небольшого размера. Они называются лапароскопическими могут включать в себя различные щипцы и зажимы, миниатюрные ножницы и специальный прибор для прижигания кровеносных сосудов — электрокоагулятор.
  • Дополнительные инструменты, в частности, при проведении операций на брюшной полости может использоваться трубка для нагнетания углекислого газа.

Механизм проведения эндоскопического вмешательства в каждой отдельной ситуации может отличаться. Подобрать оптимальную методику в каждом конкретном случае может опытный врач.

Перед оперативными манипуляциями подготовительные процедуры заключаются в сдаче анализов и инструментальной диагностике. Когда удаление грыжи межпозвоночного диска назначено утром, рекомендуется отказаться от приема пищи и питья, а также важно согласовать с врачом методы обезболивания. Показания к операции следующие:

  • выраженный болевой синдром, который не проходит даже после длительного курса медикаментозного лечения;
  • деформация тазовых структур, из-за которых меняется длина конечностей, нарушается походка;
  • ухудшение функционирования органов, расположенных в малом тазу;
  • стойкое ухудшение самочувствия и прогрессирование дегенеративных процессов.

Это малоинвазивная операция по удалению грыжи поясничного отдела позвоночника. Ее часто назначают пациентам с проблемами позвоночника. На коже врач делает несколько разрезов, затем через них вводятся эндоскопические инструменты, видеокамера. Позвоночная грыжа быстро удаляется, а само оперирование длится в среднем до 1 часа. Через сутки пациенту можно самостоятельно передвигаться, а на 2—3 день после терапии пациента выписывают.

Лазерная вапоризация выжигает грыжу позвоночника с минимальным вмешательством.

Удаление грыжи поясничного отдела делают при помощи чрезкожного способа хирургии, во время которого происходит высушивание пораженного диска или межпозвонковой грыжи. Под рентгеновским контролем в пораженный участок вводится игла, в полости которой находится светодиод. Именно он передает и направляет лазерный пучок в нужное место. Оперировать показано под анестезией, поэтому перед процедурой делают местное обезболивание. Это мероприятие эффективное, редко вызывает осложнения.

Операционное вмешательство заключается в частичном удалении межпозвонкового диска и костной ткани позвонка, которые оказывают давление на нервные структуры, вызывая у человека сильные боли. Таким способом оперируют, чтобы снять болевые симптомы, однако избавить от первопричины нарушения такая операция не в состоянии.

Это эффективное, малоинвазивное микрохирургическое удаление позвоночной грыжи, во время которого хирургия проводится при помощи сверхсильной водной струи. В нужном месте врач делает прокол, через который вводятся нейрохирургические инструменты. После того как врачу удалось этим способом вырезать грыжу, у пациента устраняется компрессия нерва, в результате чего болезненность исчезает.

Способы терапии с применением лазера все чаще используются для лечения, реконструкции и восстановления структур позвоночника и других участков опорно-двигательного аппарата. Грыжа поясничного отдела на 2—3 стадии может быть успешно излечена при помощи лазерной хирургии. В пораженное место пояснично-крестцового отдела позвоночника вводится игла, внутри нее находится светодиод, он будет нагревать грыжевое образование. Вследствие такого воздействия спинная грыжа выпаривается и уменьшается в размере, а пораженный участок постепенно восстанавливается.

Микродискэктомия — наиболее популярный вид устранения грыжи позвоночника.

Это основной вид оперативного вмешательства, во время которого осуществляется удаление грыжи пояснично-крестцового отдела и диска. Именно они сдавливают нервные окончания, что приводит к невыносимым болям. Хирургическое лечение грыжи позвоночника выполняется при помощи операционного микроскопа и микрохирургических инструментов, которые вводятся в подкожную полость через маленький прокол.

Это высокотехнологический, малоинвазивный метод лечения межпозвонковых грыж. В поясничном отделе позвоночника делается прокол, через который вводится очень тонкая игла-электрод. На образование действует энергия холодной плазмы, в результате чего оно уменьшается в объеме и освобождает зажатые нервные волокна. Время операции не превышает 40—60 мин. Те, кто оперировал позвоночник таким способом, не отметили негативных последствий.

Оперативное лечение поясничной грыжи, при котором применяются различные методы, проводят в крайних случаях, потому как оно опасно и нередко приводит к осложнениям. Но если у пациента есть показания, операция при грыже поясничного отдела позвоночника неизбежна, ее нужно делать в любом случае. Существуют такие виды хирургии:

  • Лазерная реконструкция. Проводится пункция иглой. Через нее на пораженный участок подаются лазерные лучи. Это помогает хрящевым тканям регенерироваться.
  • Микродискэктомия эндоскопическая. Так называется малоинвазивное оперативное вмешательство, во время которого через прокол проводится удаление выпячивания. Подготовка к процедуре не нужна.
  • Чрескожная дискэктомия. Лечить грыжу в этом случае будут при помощи низкотемпературной плазмы, благодаря которой удаляется часть пульпозного ядра диска.
  • Деструкция фасеточных нервов. Напротив пораженного участка делается прокол, в который вводится зонд. На болевые рецепторы влияют радиочастоты, которые инактивируют нервные окончания.
  • Лазерная вапоризация. Из пораженного диска при помощи лазерного излучения выпаривается жидкость, благодаря чему внутридисковое давление уменьшается.

Импланты замещают удалённые при операции на позвоночнике участки.

Имплантат — это специальная конструкция, которая вживляется в позвоночник и выполняет функции удаленного во время операции фрагмента. Зачастую хирурги рекомендуют проводить протезирование металлическими имплантами-вставками, потому что они надежны и долговечны. Существуют такие виды протезных конструкций:

Операция по удалению межпозвоночной грыжи зачастую проходит без осложнений, но иногда развиваются такие негативные последствия:

  • образование на месте резекции рубцов и спаек;
  • нарушение функционирования органов малого таза;
  • воспалительные осложнения;
  • прогрессирование дегенеративно-деструктивных заболеваний.

Иногда осложнения возникают из-за несоблюдения больным правил, которых важно придерживаться в послеоперационный период. Поэтому не бойтесь попросить у врача дать рекомендации, благодаря которым восстановление пройдет без последствий.

Чтобы точно знать, сколько стоит хирургическое удаление грыжи, лучше обратиться непосредственно в больницу, где планируется лечение, и узнать актуальные цены, потому как в разных регионах они варьируются в таких диапазонах:

источник