Меню Рубрики

Оперативное лечение грыж передней брюшной стенки

Чем опасны грыжи передней брюшной стенки? Всегда ли нужно ли оперировать бедренные и пупочные грыжи? Как проводится лечение грыж передней брюшной стенки? Можно ли провести операцию при грыже передней брюшной стенки в Европейской клинике установить стенты в толстую кишку?

Своевременное лечение грыж передней брюшной стенки, включая паховые, бедренные, пупочные, белой линии живота, позволяет избежать развития таких серьезных осложнений как острая кишечная непроходимость, повысить качество жизни пациентов.

Грыжи передней брюшной стенки, особенно грыжи белой линии живота, у онкологических больных встречаются как последствия ранее выполненных операций на органах брюшной полости, в результате длительно существующего асцита, а также при слабости соединительной ткани, как и у любых других пациентов, не страдающих раком.

В Европейской клинике работают высококвалифицированные хирурги c большим опытом реконструктивной и эстетической медицины. Использование в нашей клинике современных методик и материалов для пластики грыжи, своевременность проведенного хирургического вмешательства позволяет минимизировать количество осложнений, свести к минимуму рецидивы и обеспечить для пациента комфортный послеоперационный период. При помощи современного эндовидеохирургического оборудования хирургическое лечение проводится в соответствии с принципами эстетической и косметической хирургии. Новые методики позволяют проводить сочетанные (симультанные) операции для индивидуального пациента.

Собственно грыжа — выпячивание внутренних органов или их части без нарушения целости кожи и выстилающей полость оболочки. Отверстие, через которое это происходит называется грыжевыми воротами. Анатомическое строение передней брюшной стенки таково, что существует несколько «слабых» мест, особенностями своего строения предраспололоженных быть грыжевыми воротами. Чаще всего грыжевыми воротами становится паховое кольцо (66% грыж) и соседняя область, называемая медиальной паховой ямкой. Содержимым грыжевого выпячивания в этом случае могут стать тонкая кишка, сальник, изредка слепая кишка, червеобразный отросток, мочевой пузырь, сигмовидная кишка, внутренние женские половые органы. Грыжевой мешок со временем опускается у мужчин — в мошонку, а у женщин — в большую половую губу. Паховые грыжи по расположению грыжевого канала делят на прямые и косые.

Реже встречаются бедренные, пупочные грыжи, грыжи белой линии живота.

Кроме того, выделяют следующие типы грыж — врожденные и приобретенные, травматические, послеоперационные; полные и неполные, вправимые и невправимые, осложненные и неосложненные.

Как правило, пациенты, у которых развиваются грыжи, имеют определенные особенности телосложения и строения соединительной ткани и без того теряющей свою упругость с возрастом. Общее название этих изменений – «синдром слабости соединительной ткани». Современные исследования подтвердили у таких больных нарушения метаболизма коллагена – основного каркасного белка соединительной ткани.

Факторами, способствующими клиническому проявлению грыжи, являются уменьшение (гипотрофия) мышц передней брюшной стенки, повышение внутрибрюшного давления при асците, ожирении, беременности, дискинезии кишечника. Возникновению пупочной грыжи у женщин способствуют многократные беременности и тяжелые роды. Отверстия и щели между мышцами брюшной стенки могут увеличиваться при резком похудании.

Послеоперационные грыжи возникают на месте дефекта ткани, истончения послеоперационного рубца чаще после различных осложнений в области послеоперационного шва (нагноение, инфильтрация и т.п.). У пациентов с онкологическими заболеваниями послеоперационные грыжи могут развиваться на поздних стадиях по факту резкого снижения массы тела, в том числе при развитии раковой кахексии.

Помимо косметического дефекта и дискомфорта, доставляемого грыжей, существует веская причина не откладывать операцию «в долгий ящик». Эта причина – опасность ущемления, т.е. внезапного сдавления содержимого грыжи в грыжевых воротах. Обычно это происходит после поднятия тяжести, сильного натуживания, во время сильного кашля, т.е. при повышении внутрибрюшного давления. Чаще всего ущемляется подвижная тонкая кишка, в ущемленной части кишки нарушается кровообращение, которое через непродолжительное время приводит к некрозу кишки и даже прободению (перфорации) ее стенки с развитием воспаления брюшины (перитонита) – жизнеугрожающего состояния.

Клинически ущемление грыжи сопровождается существенным увеличением грыжевого выпячивания, его невправлением, напряжением и резкой болезненностью. Боли могут локализоваться только в области грыжи или распространяться над всей поверхностью передней брюшной стенки. Поднимается температура, иногда до высокой – 38-39’C. У некоторых пациентов резко снижается артериальное давление с уменьшением систоло-диастолического интервала, например, до 80/60 мм рт.ст. У некоторых пациентов может быть рвота с примесью желчи и даже кала. Развивается острая кишечная непроходимость.

В неосложнённых случаях грыжи обычно достаточно стандартного предоперационного обследования. Диагноз ставится при обычном клиническом осмотре врачом-хирургом. В сомнительных случаях хирург пробует ввести палец в предполагаемый грыжевой канал и просит пациента натужиться или покашлять. При этом ощущается толчок, свидетельствующий о наличии грыжи. Проведение ультразвукового исследования у пациента в вертикальном положении позволяет обнаружить истончение тканей передней брюшной стенки в области грыжевых ворот.

В осложненных случаях в грыжевом мешке при проведении УЗИ можно обнаружить соответствующие органы – кишечник, мочевой пузырь и прочие.

При наличии тошноты, рвоты, болей и отсутствия ущемления органов в грыжевых воротах приходится исключать другие заболевания с подобной симптоматикой. Бывает, что грыжи белой линии живота сопутствуют язвенной болезни, раку желудка, холециститу и др.

Да, всегда. Имеющийся при клинически явной грыже дефект брюшной стенки никакими консервативными мерами или заговорами излечить нельзя. В случае наличия противопоказаний к операции из-за наличия тяжёлых сопутствующих заболеваний пациентам рекомендуется ношение специального бандажа, который несколько замедляет развитие грыжи и препятствует попаданию в грыжевой мешок внутренних органов.

Острые инфекции, беременность на поздних сроках, дерматит и экзема в области грыжи.

Поскольку операция грыжесечения выполняется при общей анестезии, то наличие декомпенсации тяжелых заболеваний внутренних органов, в том числе, ишемической болезни сердца, инсультов, сахарного диабета, является противопоказанием к операции из-за высокой степени анестезиологического риска.

У онкологических больных грыжа передней брюшной стенки лечится по тем же принципам, что и у остальных пациентов.

Оперативное вмешательство, производимое по поводу грыжи называется грыжесечение или герниопластика. Оно заключается в удалении грыжевого мешка, вправлении внутренностей в брюшную полость и укреплении слабого участка брюшной стенки в области грыжевых ворот.

К настоящему времени существует огромное количество модификаций и усовершенствований традиционной герниопластики, поскольку во все времена при этой патологии была велика частота рецидивов — 10% при простых, 30% и более — при сложных видах грыж.

С середины 80-х годов прошлого века предпочтение отдается «ненатяжной» пластике или пластике грыжевого мешка с минимальным использованием собственных тканей. При ненатяжной пластике для закрытия грыжевого дефекта не производится сшивание с натяжением разнородных тканей, а используются синтетические имплантаты. Рецидивов при ненатяжной пластике несравнимо меньше, меньше выражен болевой синдром в послеоперационном периоде, пациент получает возможность выписаться из стационара спустя 2-3 дня после проведенной операции.

При операции герниопластики, проводимой из обычного (открытого) грыжевого доступа, дно грыжевого канала формируется c помощью синтетической сетки. Эта операция технически гораздо проще, чем эндоскопическая, позволяет быстро вернуться к нормальной жизни, обеспечивает значительно менее болезненный и менее продолжительный, чем традиционные операции послеоперационный период. Всего срок послеоперационной реабилитации – 4-5 суток.

Лапароскопическая трансабдоминальная преперитонеальная герниопластика на сегодняшний день признана наиболее обоснованным и малотравматичным вмешательством при паховых и бедренных грыжах.

  • Выполняется из лапароскопического доступа без рассечения покровных тканей.
  • Через 3 небольших прокола (диаметром 10 мм и меньше) при помощи специальной аппаратуры в месте формирования грыжи фиксируется синтетическая (чаще полипропиленовая или тефлоновая) сетка.
  • Этот способ сложнее технически и дороже, но он предпочтителен при лечении рецидивных, двухсторонних грыж, а также в тех случаях, когда необходимо достичь хорошего косметического эффекта.
  • Активизация больного начинается непосредственно после операции.
  • При использовании лапароскопического метода обеспечивается кратчайший и практически безболезненный послеоперационный период, раннее восстановление трудоспособности.

Хирурги Европейской клиники проводят герниопластику с использованием сетчатых имплантов по поводу паховых, бедренных, пупочных, послеоперационных вентральных грыж. Согласно европейской статистике методики хирургического лечения грыж передней брюшной стенки, применяемые в нашей клинике, позволяют сократить число рецидивов грыжи до 1-2%.

Простая и вместе с тем эффективная методика герниопластики с использованием синтетических материалов обеспечивает пациенту отсутствие болей в послеоперационном периоде, быстрое возвращение к активной жизни, хороший косметический эффект и высокое ее качество в отдаленном послеоперационном периоде.

источник

Принципы операции при грыжах передней брюшной стенки состоят в устранении грыжевого выпячивания и пластическом укреплении слабого места брюшной стенки для предотвращения рецидива грыжи. Укрепление брюшной стенки производят с помощью апоневрозов (апоневротическая пластика), мышц и апоневрозов (мышечно-апоневротическая пластика), мышц и фасций (мышечно-фасциальная пластика).

Оперируют чаще под местным обезболиванием. При больших невправимых и ущемленных грыжах предпочтителен наркоз.

Операция включает в себя следующие этапы: 1) оперативный доступ к грыжевому мешку; 2) рассечение грыжевых ворот; 3) выделение грыжевого мешка; 4) вскрытие мешка и ревизия его содержимого; 5) перевязка и отсечение мешка у его шейки; 6) пластическое закрытие грыжевых ворот.

Паховые грыжи встречаются значительно чаще других: на их долю приходится 73,4% всех грыж.

Целью операции при паховых грыжах является ликвидация грыжевого мешка и закрытие грыжевых ворот.

Для закрытия грыжевых ворот предложено свыше 100 различных способов, из которых только немногие нашли применение в хирургической практике (способы Жирара, С.И. Спасокукоцкого, А.В. Мартынова, Бассини, М.А. Кимбаровского и др.).

Как правило, операции по поводу паховых грыж производят под местной анестезией. Общее обезболивание применяют только у детей и очень нервных больных.

Разрез кожи, подкожной клетчатки и поверхностной фасции длиной 8 – 12 см производят на 2 см выше паховой связки (рис. 19). Кровоточащие сосуды захватывают зажимами и перевязывают.

Апоневроз наружной косой мышцы живота тщательно отслаивают от подкожной жировой клетчатки и рассекают по желобоватому зонду. Образовавшиеся в результате этого лоскуты апоневроза захватывают зажимами, растягивают в стороны и тупфером отделяют от подлежащих тканей: внутренний лоскут – от m. obliquus internus abdominis, а наружный – от семенного канатика, выделяя при этом желоб паховой связки. Вдоль семенного канатика осторожно рассекают fascia cremasterica, m. cremaster, поперечную фасцию и обнажают грыжевой мешок, а также элементы семенного канатика. Грыжевой мешок тщательно отделяют от окружающих тканей пальцем, обвернутым марлевой салфеткой или тупфером, начиная от дна к шейке, до полного его освобождения. Следует помнить, что грубые манипуляции с семенным канатиком могут вызвать повреждение его элементов, что приводит к отеку яичка; в тканях, прилежащих к наружной поверхности грыжевого мешка, располагается подвздошно-паховый нерв, который во избежание повреждения необходимо сместить кнаружи. Выделенный грыжевой мешок у дна захватывают двумя пинцетами и осторожно, избегая повреждения содержимого, вскрывают.

Рис. 19. Оперативный доступ к грыжевому мешку при паховой грыже.

При наличии спаек между стенкой мешка, и грыжевым содержимым (сальник, кишка) их разъединяют, а содержимое осматривают и вправляют в брюшную полость. После этого стенку мешка рассекают по длине до шейки. Шейку грыжевого мешка как можно проксимальнее прошивают под контролем зрения, и концы нитей завязывают вначале на одной, а затем на другой стороне. Во время прошивания шейки и завязывания лигатур грыжевой мешок следует хорошо подтянуть, чтобы не захватить в шов стенку кишечной петли или сальник. Периферическую часть грыжевого мешка дистальнее наложенной лигатуры отсекают. Убедившись, что нет кровотечения из культи грыжевого мешка, срезают концы нитей, а на рассеченную fascia cremasterica накладывают несколько узловых кетгутовых швов. На этом заканчивается первый этап операции грыжесечения (рис.20).

Затем приступают к пластике пахового канала. При этом наиболее часто применяют способы Жирара, Спасокукоцкого, Мартынова, Кимбаровского, Боброва.

Рис. 20. Этапы грыжесечения при паховой грыже. а – рассечение грыжевых ворот; б – выделение грыжевого мешка; в – вскрытие грыжевого мешка; г – ревизия содержимого грыжевого мешка; д – погружение содержимого в брюшную полость с прошиванием шейки; е – отсечение грыжевого мешка.

Способ Жирара (Girard). Способ Жирара заключается в укреплении передней стенки пахового канала поверх семенного канатика.

После обработки и отсечения грыжевого мешка оттягивают в стороны лоскуты апоневроза наружной косой мышцы живота и подшивают узловыми швами край внутренней косой и поперечной мышц к паховой связке поверх семенного канатика. При этом необходимо избегать захватывания в лигатуру подвздошно-пахового нерва, так как ущемление его ведет к развитию тягостных и длительных болей, иррадиирующих в пах. Сначала шелковой нитью прошивают край внутренней косой и поперечной мышц живота, а затем паховую связку (рис. 21). Для предупреждения повреждения брюшины и органов брюшной полости в момент прошивания мышц под них подводят палец или шпатель. Во избежание повреждения бедренных сосудов паховую связку не следует прокалывать слишком глубоко, для этого лучше пользоваться иглами небольшого диаметра. Всего накладывают 5 — 7 швов, которые затем поочередно завязывают. После этого на всем протяжении разреза узловыми швами подшивают внутренний лоскут апоневроза к краю паховой связки. Первый шов накладывают в области лонного бугорка; завязывая его, следует убедиться, не ущемлен ли семенной канатик. Наружный лоскут апоневроза укладывают поверх внутреннего (как полы пальто) и подшивают рядом узловых швов к последнему. Вновь образованное наружное кольцо пахового канала должно пропускать конец указательного пальца.

Читайте также:  Сколько нужно восстанавливаться после операции на паховую грыжу

Рис. 21. Пластика передней стенки пахового канала по Жирару. а – подшивание краев внутренней косой и поперечной мышц живота к паховой связке; б — подшивание верхнего лоскута апоневроза наружной косой мышцы живота к паховой связке; в – создание дубликатуры апоневроза; г – схема.

В результате произведенной пластики пахового канала создается довольно прочный мышечно-апоневротический слой, состоящий из внутренней косой, поперечной мышц живота и дубликатуры апоневроза наружной косой мышцы, который препятствует выпячиванию внутренностей и повторному образованию грыжи.

После пластики пахового канала на подкожную клетчатку (если она хорошо развита) накладывают несколько кетгутовых швов. Кожу зашивают рядом узловых швов.

Недостаток метода – возможное разволокнение паховой связки и недостаточная прочность первого ряда швов, а также отсутствие прочного рубца вследствие сшивания разнородных тканей.

Способ С.И. Спасокукоцкого заключается в том, что внутренний лоскут апоневроза наружной косой мышцы живота вместе с краями внутренней косой и поперечной мышц живота подшивают к паховой связке одним рядом узловых швов. Затем наружный лоскут апоневроза подшивают поверх внутреннего (рис. 22).

Рис. 22. Пластика передней стенки пахового канала по способу Спасокукоцкого.

Недостаток метода – возможность интерпозиции мышечной ткани и ущемления ее между апоневрозами и паховой связкой, что ухудшает процессы заживления.

Способ Кимбаровского. После обработки и отсечения грыжевого мешка внутренний лоскут рассеченного апоневроза и подлежащие мышцы прошивают снаружи внутрь, отступя на 1 см от края разреза. Иглу проводят вторично только через край внутреннего лоскута апоневроза, идя изнутри кнаружи, затем той же нитью прошивают край паховой связки. Наложив 4 – 5 таких швов, их поочередно завязывают; при этом край внутреннего лоскута апоневроза подворачивается под край мышц и приводится в плотное соприкосновение с паховой связкой. Поверх внутреннего лоскута подшивают наружный лоскут апоневроза (рис. 23).

Способ А.В. Мартынова. Исходя из того, что прочное сращение наступает между однородными тканями, А.В. Мартынов предложил использовать для укрепления передней стенки пахового канала только апоневроз наружной косой мышцы живота.

Способ его сводится к образованию дубликатуры из листков рассеченного апоневроза: подшивают внутренний лоскут апоневроза к паховой связке, затем наружный лоскут укладывают поверх внутреннего и подшивают к последнему.

Рис. 23. Пластика передней стенки пахового канала. а – по Кимбаровскому; б – по Мартынову.

источник

Устранить грыжу и предотвратить осложнения можно только хирургическим путём. Именно поэтому само по себе наличие наружной брюшной грыжи служит показанием к оперативному лечению при условии отсутствия противопоказаний. Операция при неосложнённой грыже носит в значительной мере профилактический характер, поэтому её риск не должен превышать опасность заболевания. Если это условие невыполнимо, приходится прибегать к консервативному лечению.

Соматический статус ряда больных можно характеризовать как очень пожилые, очень больные и очень полные. Вместе с тем ни один из этих признаков не может служить абсолютным противопоказанием к плановой операции. Применение синтетических эксплантатов и имеющиеся возможности анестезиологического и реанимационного обеспечения существенно расширяют показания к хирургическому лечению грыж.

В настоящее время к основным противопоказаниям к хирургическому лечению больных с наружными брюшными грыжами относят:

  • нестабильная стенокардия и свежий (сроком до 6 мес) инфаркт миокарда;
  • сердечно-лёгочная недостаточность II и III степени;
  • артериальная гипертензия III стадии;
  • не поддающийся коррекции сахарный-диабет;
  • цирроз печени в стадии декомпенсации.

Консервативное лечение не преследует цель излечения от грыжи (это возможно только у детей первых недель жизни). Оно призвано устранить некоторые тягостные для пациента симптомы, предотвратить увеличение грыжи и её ущемление. Основу подобного лечения составляет ношение бандажа. В комплекс консервативных мероприятий входит подбор диеты, а при необходимости и медикаментозных средств, направленных на предупреждение запора.

Операцию по поводу грыжи традиционно называют грыжесечением.
Она состоит из двух этапов: собственно грыжесечения, то есть удаления грыжи, и пластики грыжевых ворот. Существует огромное количество вариантов пластического закрытия грыжевых ворот, между тем все они связаны с использованием собственных тканей пациента либо аллотрансплантатов. Их использование открыло новый этап в хирургическом лечении грыж — разработке методов ненатяжной герниопластики, которая расширяет возможности хирурга в лечении наиболее тяжёлого контингента больных и существенно снижает частоту рецидивов.

Проведение предоперационной подготовки большинству пациентов с грыжами небольших размеров не требуется, что связано с малым объёмом грыжевого образования, отсутствием редукции объёма брюшной полости и малой агрессивностью самого оперативного вмешательства.

Предоперационную подготовку пациентов с грыжами брюшной стенки больших размеров проводят по следующим направлениям:

  • диагностика и коррекция сопутствующих терапевтических заболеваний;
  • определение резервов и подготовка сердечно-сосудистой и дыхательной систем к изменению объёма брюшной полости и перемещению внутренних органов;
  • диагностика сопутствующей патологии, требующей одномоментной хирургической коррекции;
  • подготовка кожи передней брюшной стенки.

Диагностику сопутствующих терапевтических и хирургических заболеваний и их коррекцию проводят в соответствии с общепринятыми канонами, как и перед другими хирургическими вмешательствами. Возраст больного не имеет решающего значения для принятия решения о необходимости оперативного вмешательства. Однако у больных старших возрастных групп с обширными и гигантскими грыжами оно должно приниматься с большей осторожностью.

Учитывая уменьшение объёма брюшной полости пациентов при проведении пластики передней брюшной стенки, особое внимание уделяется функциональному состоянию дыхательной системы. В связи с этим в комплекс обязательного предоперационного обследования пациентов включают изучение показателей функции внешнего дыхания. Нарушения функции внешнего дыхания по обструктивному типу, как правило, связаны с такими заболеваниями лёгких, как хронический бронхит и бронхиальная астма, и требуют терапевтической коррекции. Тем не менее у пациентов с большими вентральными грыжами наиболее часто диагностируют нарушения функции внешнего дыхания по рестриктивному или смешанному типу. Это связано с наличием у пациентов хронических заболеваний, возникающих на фоне грыжевого образования и связанных с гиподинамией и нарушением процессов пищеварения.

Исследование функции внешнего дыхания у всех пациентов с вентральными грыжами проводят как при наличии, так и при отсутствии бандажа. Однако у определённой категории пациентов использовать бандаж не всегда удаётся. Так, его невозможно полноценно применять при невправимых грыжах и явлениях хронической спаечной непроходимости в грыжевом мешке, при гигантских грыжах и грыжах, сформированных вследствие подкожной эвентрации. Всем больным с компенсированным нарушением функции внешнего дыхания в предоперационном периоде показано проведение дыхательной гимнастики, а при значительных и резких изменениях подготовку системы дыхания необходимо проводить в течение 1-2 мес и сочетать с постоянным ношением бандажа.

Нарушения функции кишечника наиболее часто развиваются при наличии спаечного процесса в брюшной полости и грыжевом мешке и невправимой грыже. В связи с этим плановая подготовка кишечника к оперативному вмешательству обязательна. Её применение уменьшает объём содержимого брюшной полости, облегчает выполнение сочетанных операций, служит основой профилактики послеоперационного пареза кишечника и нарушений функции системы дыхания и кровообращения. Подготовка кишечника у пациентов с небольшими грыжевыми образованиями может достигаться постановкой очистительных клизм накануне операции. Однако при больших и гигантских вентральных грыжах предпочтительно назначение многодневной подготовки с использованием бесшлаковой диеты, приёмом вазелинового масла, субтерапевтических доз многокомпонентных растворов типа макрогола (фортранс) и применением очистительных клизм.

Особое значение у пациентов с вентральными грыжами приобретает диагностика требующих коррекции сопутствующих хирургических заболеваний. При их выявлении проводят симультанные хирургические вмешательства. Необходимость их выполнения вызывается тем, что последующее лечение может потребовать разрушения реконструированной передней брюшной стенки. Целесообразно также проводить профилактическую аппендэктомию, так как в последующем операция по поводу острого аппендицита может оказаться технически сложной.

Применение монофиламентных эксплантатов создаёт предпосылки для одномоментного с пластикой брюшной стенки закрытия кишечных и иссечения лигатурных свищей. При выполнении подобных вмешательств особое внимание необходимо уделять подготовке кожи и профилактике раневой инфекции.

При проведении грыжесечения применяют различные способы обезболивания. От их грамотного выбора зависит безопасность выполнения оперативного вмешательства, возможность его расширения, выполнения симультанных операций, применения эндоскопической техники вмешательства, а также применение в амбулаторной практике. Современный арсенал анестезиологических пособий включает местную анестезию (инфильтрационная или проводниковая анестезия), внутривенную многокомпонентную общую анестезию (со спонтанным дыханием или искусственной вентиляцией лёгких) и перидуральную анестезию (в сочетании с внутривенной анестезией или искусственной вентиляцией лёгких).

Местная анестезия.
Наиболее распространённым методом обезболивания при грыжесечении, выполняемом традиционными способами, служит местная инфильтрационная анестезия. По сравнению с общей анестезией она имеет целый ряд преимуществ: пролонгирует в послеоперационном периоде анальгезирующий эффект, обеспечивает раннюю активизацию пациента и не сопровождается тошнотой, рвотой, головными болями и болями в спине. Недостатки её заключаются в трудности тонкой дифференцировки тканей в условиях их инфильтрации и необходимости большего количества времени для достижения эффекта анальгезии после каждого введения анестетика. Основные противопоказания к её применению — ожирение, послеоперационные и рецидивные грыжи, а также выполнение эндоскопических операций.

Эффективность методики местной анестезии во многом определяется психологической готовностью пациента и применением адекватной премедикации. В большинстве случаев оптимально внутримышечное введение пациенту за 1 ч до операции бензодиазепинов (диазепам 0,2-0,3 мг/кг). По показаниям назначают антигистаминные и холинолитические препараты.

При проведении инфильтрационной анестезии традиционно применяют 0,5% растворы новокаина, а при наличии аллергических реакций на новокаин — 1% раствор лидокаина или прилокаина и мепивакаина, а также 0,25% раствор бупивакаина. Лучшее средство для инфильтрационной анестезии — смесь из 1% раствора лидокаина и 0,5% раствора бупивакаина в соотношении 1:1.

Спинальная анестезия.
При проведении хирургических вмешательств у пациентов с паховыми и бедренными грыжами нередко применяют спинальную анестезию. По сравнению с местной анестезией в хирургии паховых грыж она имеет неоспоримые преимущества — полноценное обезболивание, хорошая релаксация мышц, отсутствие инфильтрации тканей области операции анестетиком и длительный обезболивающий эффект. Спинальная анестезия при герниопластике выполняется по традиционной методике с тщательным соблюдением асептики и пункцией субарахноидального пространства на уровне L2-3 или L3-4 в положении пациента на боку. Для её выполнения используют бупивакаин, лидокаин, тетракаин, артикаин и различные фармакологические смеси с эпинефрином (адреналином), фентанилом, морфином и клонидином (клофелином).

Вместе с тем у спинальной анестезии имеется и ряд недостатков. Они заключаются в необходимости специальной подготовки персонала, трудностях применения у пациентов с ожирением и невозможности достаточно ранней активизации больного. В связи с этим спинальную анестезию в основном используют при осложнённых видах паховых грыж и двусторонних операциях. Специфические осложнения — гипотензия, брадикардия, мышечная дрожь, послеоперационная головная боль, общая слабость, тошнота и рвота.

Общее обезболивание в хирургии грыж не имеет принципиальных отличий от анестезии в открытой хирургии. Однако при проведении видеоассистированных и лапароскопических операций следует учитывать создание у пациента пневмоперитонеума и абсорбцию инсуффлируемого углекислого газа. Необходимо отметить, что в хирургии паховых, пупочных и бедренных грыж общая анестезия применяется очень редко, что связано с потенциальным риском её использования. Кроме того, выключение сознания не допускает контакта хирурга с пациентом, а это бывает достаточно важно для выявления небольших грыжевых мешков. В связи с этим применение общей анестезии в хирургии «малых грыж» повсеместно сокращается и ограничивается специальными показаниями, основное место среди которых занимает необходимость выполнения в брюшной полости и верхней половине тела сочетанных с грыжесечением операций. У пациентов с выраженными сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой и лёгочной систем предпочтение следует отдавать перидуральной анестезии.

Читайте также:  Упражнения при грыже межпозвоночного поясничного отдела

Необходимость применения в хирургии грыж синтетических эксплантатов уже ни у кого не вызывает сомнений. Их использование позволяет добиться надёжного закрытия грыжевого дефекта с малым числом осложнений и низкой частотой рецидива заболевания.

Первые попытки применения ауто- и гетеропластических материалов в хирургии грыж заключались в использовании для пластики широкой фасции бедра, лоскутов кожи и мышц передней брюшной стенки, трансплантатов из твёрдой мозговой оболочки и надкостницы. Однако применение этих материалов не обеспечивало необходимой прочности соединительнотканного рубца и надёжного восстановления дефектов передней брюшной стенки, сопровождалось частым нагноением послеоперационной раны, отторжением трансплантата и значительным количеством рецидивов.

Поиск идеальных синтетических материалов для хирургического лечения грыж также прошёл достаточно длинный путь. За всю историю герниопластики предпринимались попытки применения таких имплантатов, как серебряные нити, сетки из тантала и нержавеющей стали, протезов из фортисана, поливиниловой губки, нейлона, силастика, тефлона, углеродистого волокна, полиэстера, полипропилена, политетрафлюороэтилена, полигликолевой кислоты и полиглактина. Большинство из этих материалов после имплантации подвергались гидролизу и биодеградации, не обладали механической прочностью, гибкостью и формоустойчивостью, легко инфицировались и вызывали реакцию отторжения. Некоторые из этих синтетических имплантатов так никогда и не применялись в клинической практике.

Правильный выбор материала для герниопластики имеет ключевое значение для успешного исхода операции. В связи с этим к имплантируемым синтетическим материалам предъявляются определённые требования, соблюдение которых позволяет обеспечить безопасность и надёжность их применения. Идеальный синтетический имплантат должен быть химически инертным, обладать механической прочностью и гибкостью, стимулировать рост фибробластов, а его поры — достаточного для врастания соединительной ткани размера. Кроме того, он не должен вызывать воспаления и отторжения, аллергических реакций и сенсибилизации, а также оказывать канцерогенного воздействия.

Современные синтетические эксплантаты отличаются по толщине, размерам пор, прочности на разрыв, степени жёсткости при сгибании, структуре поверхности и электрическому заряду. Учитывая то, что эти эксплантаты — текстильные изделия, их свойства оценивают стандартными методами контроля текстиля. Для оценки их качества используют американские стандартные методы контроля.

Тест на прочность определяет предел прочности эксплантата на разрыв и отражает реальное состояние сетки, испытывающей прямое действие силы растяжения. Тест проводят методом применения возрастающей нагрузки к узкой полоске материала. Однако, как показывает практика, разрыв имплантата наиболее часто наблюдается в области границы его прикрепления к тканям. В связи с этим, прочность имплантата определяется также и сопротивлением хирургической сетки натяжению швов, которые накладывают на расстоянии 6,5 мм от её края и натягивают с постоянной скоростью до возникновения повреждений имплантата.

Жёсткость имплантата — одно из основных свойств. Для определения жёсткости полоску имплантата помещают над выступающим краем горизонтальной поверхности, в результате чего происходит сгибание волокон полимера под собственным весом. При проведении оценки теста проводят подсчёт длины перекрытия просвета сеткой области выступающей поверхности.

Толщина сетки оказывает прямое влияние на качество результатов пластики; тонкая сетка имеет преимущества. В сочетании с низкой жёсткостью этот параметр имплантата определяет характер сеточно-тканевого взаимодействия, наличие оптимальных показателей которого способствует более быстрому образованию коллагена в области пластики с минимальной вероятностью формирования сером.

Синтетический сетчатый эксплантат — структурный каркас для прорастания соединительной ткани. В связи с этим пористость протеза, определяемая размером отверстий в сетке, — достаточно важный параметр. Оптимальный размер пор сетчатого эксплантата для оптимальной фиксации и прорастания фиброзной тканью должен быть более 50 мкм и превышать среднестатистические размеры фибробласта (15×50 мкм).

Одним из наиболее важных свойств синтетического эксплантата служит его устойчивость к инфекции. Необходимо помнить, что размер большинства бактерий не превышает 1 микрона, размер нейтрофилов и макрофагов составляет около 10 микрон, а размер промежутков известных полифиламентных материалов — менее 10 микрон. В связи с этим в случае развития гнойно-воспалительного процесса после выполнения пластики полифиламентным эксплантатом или политетрафторэтиленовой пластиной (Mersilene, Gore-Tex, Surgipro SPM, Экофлон) возникает необходимость их удаления. При применении монофиламентных имплантатов (Ethicon, Surgipro SPMM, Resorba, Premilene, Braun, Линтекс) даже в случаях формирования абсцесса необходимости удаления сетки при условии адекватного дренирования раны и назначении антибиотиков не возникает.

По своим физико-химическим свойствам синтетические сетчатые эксплантаты, применяемые в хирургии грыж, можно также подразделить на рассасывающиеся и нерассасывающиеся.

Рассасывающиеся эксплантаты — сетки, в состав которых входит полиглактин-910 и полигликолевая кислота. Рассасывание полиглактин-910 эксплантата происходит между 60 и 90-ми сутками после выполнения оперативного вмешательства. Типичные представители эксплантатов, в состав которых входит полиглактин-910, — сетки Vicril, Vypro I и Vypro II (Ethicon). Полигликолевая кислота — синтетический рассасывающийся материал. Полное время его рассасывания превышает показатели полиглактина-910, составляя 90 дней после имплантации. Кроме того, нити полигликолевой кислоты имеют более высокую прочность на разрыв, которая сохраняется в течение 30 дней. Самый распространённый эксплантат, содержащий полигликолевую кислоту, — сетка Ultrapro (Ethicon).

Наиболее популярные нерассасывающиеся материалы — пластины из политетрафторэтилена (Gore Mycromesh, Экофлон), сетки из полиэстера (Mersilene, Sofradim Parietex) и полипропилена (Ethicon, Surgipro, Resorba, Premilene, Braun, Линтекс). Важное свойство полипропиленовых эксплантатов — отсутствие потери их прочности, они не подвергаются гидролизу и биодеградации. Вызывая слабо выраженную воспалительную реакцию, материал способствует образованию соединительной ткани, которая, прорастая в ячейки сетки, практически вовлекает её в толщу формирующегося рубца. Монолитность и гидрофобность мононити обеспечивают имплантату устойчивость к инфицированию. Обширный опыт их применения подтверждает такие качества, как гипоаллергенность, высокую резистентность к инфекции и отсутствие тератогенности.

Политетрафторэтилен — один из распространённых материалов, используемых в герниологии. Пластины из политетрафторэтилена биоинертны и не вызывают спаечного процесса при пористости от 3 до 5 мкм. Полиэстер также широко применяется в качестве пластического материала. Имплантат имеет высокую эластичность, широкие промежутки между волокнами и легко моделируется в ране.

В отдельные категории эксплантатов, применяемых при проведении хирургического лечения грыж, можно выделить композиционные сетки, двусторонние сетки с неадгезивным покрытием и наличием антимикробных компонентов. Композиционные сетки, как правило, состоят из полипропилена и какого-либо гидролизируемого материала. Эксплантаты из рассасывающихся материалов применяются редко, в основном у лиц средних возрастных групп. Основной недостаток таких материалов при закрытии больших грыжевых дефектов — относительно ранняя биодеградация, наступающая до формирования достаточного пласта соединительной ткани. Композиционная сетка состоит из двух типов волокон; она обладает достаточно плотной структурой, обеспечивает механическую прочность и устойчивость к деформации в первые сутки после оперативного вмешательства. В последующем часть волокон подвергается гидролизу, освобождая место для врастающей соединительной ткани. При этом механическая прочность сетки в этот момент времени уже достигается в большей степени за счёт собственной рубцовой ткани.

Наиболее высокотехнологичными синтетическими эксплантатами представляются двусторонние сетки с неадгезивным покрытием (Gore-Tex Dualmesh Plus). Высокую популярность среди хирургов имеют пластины из пористого политетрафторэтилена. Политетрафторэтилен обладает микропористой структурой и способен к растяжению. Он не травмирует ткани, не расслаивается и не осыпается при моделировании, а при пористости менее 5 мкм не прорастает соединительной тканью.

В качестве эксплантатов с наличием антимикробных компонентов необходимо отметить пластины из пористого политетрафлюороэтилена (Экофлон), в состав которых введён дополнительный антимикробный компонент (карбонат серебра или хлоргексидина диацетат). Антимикробный компонент в течение 10 сут высвобождается из структуры пористого материала, тем самым, снижая риск развития раневых гнойно-воспалительных осложнений в зоне герниопластики.

При эндоскопической технике оперативного вмешательства стали применяется сетчатые композитные материалы (Sofradim Parietene), которые также имеют неадгезивное покрытие. Оно представлено коллагеновой плёнкой, которая расположена на одной из сторон полипропиленового сетчатого имплантата и предотвращает развитие спаечного процесса на период его прорастания.

В заключение необходимо отметить, что все применяемые имплантаты в зависимости от их формы можно разделить на плоские сетки и на объёмные. Плоские имплантаты имеют вид прямоугольного листа или же анатомически максимально адаптированных заготовок (Gore-Tex, Herniamesh, Surgipro). Объёмные эксплантаты имеют форму волана или затычки (Bard, Herniamesh, Surgipro), нескольких листов материала, которые могут располагаться в различных плоскостях (Surgipro). Кроме того, в практической работе применяют различные эксплантаты представляющие собой комбинацию плоских и объёмных форм (Herniamesh, Surgipro, Ethicon Prolene Hernia System).

источник

РЦРЗ (Республиканский центр развития здравоохранения МЗ РК)
Версия: Клинические протоколы МЗ РК — 2013

Название протокола: Грыжа передней брюшной стенки
Код протокола:

Код по МКБ 10:
Грыжа передней брюшной стенки (K43)
Включены: грыжа надчревная, инцизионная (послеоперационная);
Исключена: Паховая грыжа (K40)
K43.0 Грыжа передней брюшной стенки с непроходимостью без гангрены.
Грыжа передней брюшной стенки: (вызывающая непроходимость, ущемленная, невправимая) без гангрены. Странгуляционная грыжа.
K43.1 Грыжа передней брюшной стенки с гангреной. Гангренозная грыжа передней брюшной стенки.
K43.9 Грыжа передней брюшной стенки без непроходимости или гангрены.

Сокращения используемые в протоколе:
ВГ – вентральная грыжа;
ГПБС — грыжа передней брюшной стенки;
КТ –компьютерная томография;
МРТ – магнитно-резонансная томография;
ПГ- послеоперационная грыжа;
СИАГ – синдром интраабдоминальной гипертензии (компартмент синдром);
УЗИ – ультразвуковое исследование;
IPOM — intraperitoneal onlay mesh;
CST -component separation technique.

Дата разработки протокола: 07.05.2013 г.
Категория пациентов: взрослые пациенты с грыжей передней брюшной стенки.
Пользователи протокола: врач-хирург стационара или центра амбулаторной хирургии, оказывающие плановую хирургическую помощь взрослым.

Определение

Грыжи передней брюшной стенки и основных понятий, связанных с ней
Грыжа брюшной стенки – это врожденный или приобретенный дефект мышечно-апоневротической целостности брюшной стенки, который дает возможность для выпячивания через него любого образования, которое в нормальных условиях здесь не происходит.

Грыжевые ворота – врожденный или приобретенный дефект в мышечно-апоневротическом слое брюшной стенки.

Грыжевой мешок – часть париетальной брюшины, выпячивающаяся через грыжевые ворота.
Содержимое грыжевого мешка может быть представлено любым органом брюшной полости, но наиболее часто – прядью большого сальника или петлей тонкой кишки.
Оболочки грыжевого мешка – слои, покрывающие грыжевой мешок;

Потеря домена (loss of domain) потеря объема брюшной полости за счет постоянного нахождения за пределами брюшной полости органов и тканей брюшной полости в грыжевом мешке. Определяется, когда грыжевой мешок занимает объем> 25% от объема брюшной полости [1]. Существенная потеря домена при неиспользовании ненатяжной герниопластики может приводить к развитию абдоминального компартмент синдрома (СИАГ).

Компартмент синдром — синдром интраабдоминальной гипертензии (СИАГ) [2];

Метод «ненатяжной» (tension free) герниопластики ГПБС — метод герниопластики ГПБС с использованием алломатериала или аутодермопластики, значительно снижающее натяжение тканей в области пластики грыжевых ворот. Включает в себя основные виды размещения сетки: onlay, inlay, sublay и IPOM;

Метод пластики местными (собственными) тканями при ГПБС – сшивание грыжевых ворот по принципу «край в край» или с созданием дубликатуры из апоневротических и/или мышечных слоев передней брюшной стенки. При больших грыжах как правило сопровождается значительным натяжением тканей и потерей домена с развитием СИАГ;

Комбинированный метод герниопластики ГПБС — метод герниопластики со сшиванием собственных местных тканей по принципу «край в край» или с созданием дубликатуры с укреплением их алломатериалом (сеткой).

Невправимая грыжа — паховая грыжа, при которой содержимое грыжевого мешка не вправляется в брюшную полость. При хронических случаях — сращенная, при острых — ущемление.

Ущемленная паховая грыжа — грыжа, которая не вправляется и проявляется симптомами странгуляции (сосудистые нарушения содержимого грыжевого мешка) и/или кишечной непроходимости.

Первичная грыжа передней брюшной стенки (вентральная грыжа) (эпигастральная грыжа, пупочная грыжа, околопупочная грыжа, спигилиева грыжа) — грыжа брюшной стенки, не связана с операционным разрезом и рубцом.

Читайте также:  Массаж для детей при пупочной грыже

Рецидивная первичная грыжа передней брюшной стенки (рецидивная эпигастральная грыжа, пупочная грыжа, околопупочная грыжа, спигилиева грыжа) — повторение первичной грыжи брюшной стенки, которая была ранее пролечена одним из хирургических способов.

Вентральная грыжа — этот термин не рекомендуется использовать в силу исторической путаницы с определением данного термина. Так, например, в Европе термин вентральной грыжи использовался с термином послеоперационная (инцизионная) грыжи, а в Соединенных Штатах Америки термин используется для описания любой грыжи передней брюшной стенки, за исключением паховых грыж [3].
Уровень 1а. Вместе с тем, в большинстве публикаций, вошедших в базу данных Кохрановской библиотеки, под термином «вентральная» подразумевают первичную грыжу, причиной которой не является операционный разрез, а термином «послеоперационная (инцизионная) грыжа обозначают грыжу, образовавшуюся в области операционного доступа [4].

Послеоперационная (инцизионная) грыжа – это любой дефект в брюшной стенке, с или без опухолевидного выпячивания в области послеоперационного рубца, которое можно увидеть или прощупать при клиническом обследовании или выявить инструментально [5].

Первичная послеоперационная (инцизионная) грыжа — грыжа в области послеоперационного рубца, которая не была устранена ранее хирургическим путем.

Рецидивная послеоперационная грыжа — грыжа в области послеоперационного рубца, которая ранее была пролечена хирургическим путем.

Троакарная грыжа — дефект брюшной стены, с или без выпячивания в месте предыдущей установки лапароскопического троакара, которое можно увидеть или прощупать при клиническом обследовании или выявить инструментально.

Примечание: в данном протоколе используются следующие классы рекомендаций и уровни доказательств
Существует специальная оксфордская система «доказательной медицины» [34], (в пересмотре марта 2009 года) с уровенями доказательности (таблица 2), которые определяется при анализе научной литературы, и выборе степени рекомендации (таблица3), которая зависит от уровня доказательности.
Цель разделения рекомендаций по уровням — обеспечить прозрачность между рекомендациями и доказательствами, на основе которых они сделаны.

Таблица 2. Уровни доказательности

Уровень Терапия / Профилактика, Этиология/Риск
1a Систематические Обзоры (с однородностью) рандомизированных клинических испытаний (РКИ)
1b Отдельные РКИ
1c Серия случаев “all-or-none results” (Все или нет результатов)
2a Систематические Обзоры (с однородностью) Когортных Исследований
2b Отдельные Когортные испытания (включая низко-качественные РКИ, например,
2c Отчеты по исследованиям. Экологические исследования
3a Систематические Обзоры (с однородностью) исследований Случай-контроль
3b Отдельные исследования Случай-контроль
4 Серии случаев (и низкокачественные когортные и исследования случай-контроль)
5 Мнение экспертов без точной критической оценки, или основанный на физиологии и других принципах

Следует отметить, что при определении степени рекомендации нет прямой связи между уровнем доказательности данных и степенью рекомендации. Данные рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) не всегда ранжируются как степень рекомендаций А в случае, если имеются недостатки в методологии или разногласия между опубликованными результатами нескольких исследований. Также отсутствие доказательств высокого уровня не исключает возможности дать рекомендации уровня А, если имеется богатый клинический опыт и достигнут консенсус. Кроме того, могут быть исключительные ситуации, когда нельзя провести подтверждающие исследования, возможно, по этическим или другим причинам, и в этом случае точные рекомендации считаются полезными.

Таблица 3. Степени рекомендаций

A Cоответствующий 1 уровню исследований.
B Cоответствующий 2-3 уровню исследований или экстраполированный (измененный) из 1-го уровня.
C 4 уровень, или экстраполированные из 2-го или 3-го уровня.
D 5 уровень или противоречивые или неполные данные любого уровня

Клиническая классификация

Грыжи передней брюшной стенки классифицируют на:
1. Первичные
2. Послеоперационные грыжи [6].

Различают четыре основных типа первичных (вентральных) грыж:
— пупочная,
— околопупочная,
— эпигастральная и
— грыжа спигелиевой линии [7].

Послеоперационная (инцизионная) грыжа развивается в зоне операционного доступа, где не произошло полноценное срастание в области операционного дефекта брюшной стенки.
Послеоперационная (инцизионная) грыжа в свою очередь делится на
— первичную и
— рецидивную.
Для избегания путаницы в терминологии пишут как послеоперационная первичная или послеоперационная рецидивная грыжы. Но существует другое распространенное мнение: так как рецидивирующие первичные грыжи попадают в группу послеоперационных, так же для избегания путаницы, термин «первичная послеоперационная (инцизионная) грыжа» рекомендовано не использовать [8].

С учетом вышеописанного принятого разделения ГПБС, согласно классификации Европейского общества герниологов, модифицированной и основанной на классификации Шевреля и Ра (Chevrel & Ra), принятой консенсусом в Генте, Бельгия, 2-4 октября 2008 года различают следующие виды грыж передней брюшной стенки [5, 9]:
I. Первичная ГПБС (вентральная):
— срединную первичную ГПБС, включающую эпигастральную и пупочную; Малые грыжи менее 2 см, средние от 2-х до 4 см, большие более 4 см.
— боковую первичную ГПБС, включающую грыжу Спигилевой линии и поясничную (люмбарную). Малые грыжи менее 2 см, средние от 2-х до 4 см, большие более 4 см.
II. Послеоперационная ГПБС:
Медиальная грыжа или грыжа средней линии (обозначается буквой М)

Границы средней линии области определяются следующим образом:
— краниально: мечевидный отросток;
— каудально: лобковая кость;
— с боку: латеральные края прямой мышцы живота.

Различные дефекты в передней брюшной стенке вызванные одним разрезом рассматриваются как одна грыжа. Если различные дефекты были вызваны двумя и более различными операционными разрезами, то они должны быть рассмотрены как два и более грыжи.

Боковые грыжи (обозначается буквой L)
Границы площади боковой поверхности определяются как:
— краниально: края реберных дуг;
— каудально: пахововые области;
— медиально: латеральные края прямой мышцы живота;
— сбоку: поясничная область.

II. МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ

Перечень основных и дополнительных диагностических мероприятий

Основные:

1. Сбор анамнеза
2. Осмотр грыжи
3. Пальпация грыжевого выпячивания и грыжевых ворот
4. Перкусия грыжевого выпячивания
5. Аускультация грыжи
6. Ректальное исследование
7. Общий анализ крови
8. Общий анализ мочи
9. ЭКГ
10. Микрореакция
11. Анализ крови на ВИЧ
12. Флюорография
13. Определение глюкозы крови
14. Коагулограмма
15. Кал на яйца глистов

Дополнительные:
1. Спирометрия
2. УЗИ грыжи
3. УЗИ абдоминальное и малого таза
4. Обзорная рентгенография легких и брюшной полости
5. Магнитно-резонансная томография или компьютерная томография с пробой Вальсальвы (Valsalva)
6. Рентгеноконтрастная герниография
7. Ирригоскопия

Диагностические критерии ПГ

Жалобы и анамнез:
Пациенты чаще всего предъявляют жалобы на опухолевидное образование в области послеоперационного рубца, в половине случаев могут наблюдаться боли в области грыжевого выпячивания и реже появляются симптомы, связанные с непроходимостью и гангреной внутреннего органа, ущемленного в грыжевых воротах.

Физикальное обследование:
Аналогично первичным, большинство послеоперационных грыж может быть диагностировано с помощью сбора анамнеза и клинического обследования. У пациентов, обычно развивается выпячивание на передней брюшной стенке в области хирургического рубца. При пальцевом обследовании краев грыжи может часто прощупываются фасциальный дефект, хотя точная оценка размера дефекта при этом способе может быть затруднена. Размер грыжевого мешка и грыжевого содержимого может быть большим, а при этом грыжевые ворота могут быть небольшими, особенно у пациентов с ожирением, или у пациентов после нескольких полостных операций, где могут быть многочисленные мелкие грыжевые ворота. Многие послеоперационные грыжи могут протекать бессимптомно, но у 20-50% пациентов грыжа сопровождается значительной болезненностью. Пальпаторно определяют симптом кашлевого толчка, можно пропальпировать органы в большом грыжевом мешке.

Лабораторные исследования: обычно не ущемленная (не осложненная) ГПБС не влияет на показатели в общем анализе крови, мочи и других лабораторные показатели.

Инструментальные исследования:
Ультразвуковое исследование обычно используется для подтверждения клинического диагноза. Ультразвуковое исследование грыжи позволяет определить параметры грыжевых ворот, содержимое грыжевого мешка, его увеличение при кашле пациента.
Наиболее целесообразно УЗИ или компьютерная томография (с или без Вальсальвы) или МРТ у следующего контингнента:
— Тучные пациенты (индекс массы тела> 35);
— Больных с рецидивами послеоперационной грыжи;
— Пациенты с большими грыжами с потерей домена.
— Пациенты с болями в брюшной стенке, но без клинически выявляемых грыж.
У этих пациентов КТ позволяет создание трехмерной реконструкции, что является полезным для выбора оперативного вмешательства.

Показания для консультации специалистов:
Консультация терапевта и кардиолога для уточнения общесоматического состояния и определения степени операционного риска.
Консультация онколога для исключения метастатического поражения передней брюшной стенки.

Дифференциальная диагностика ГПБС
В отличие от ГПБС острая несостоятельность ушитой операционной раны (зияние брюшной стенки, эвентрация) это острый разрыв или расхождение краев ушитых фасций, что приводит к выпячиванию внутрибрюшного содержимого через фасциальные дефекты без присутствия грыжевого (брюшинного) мешка. Это обычно происходит в первые 2 недели заживления операционной раны и всегда приводит к образованию послеоперационной грыжи [12].

Дифференциальная диагностика ГПБС, особенно гигантских, не так уж сложна. Наличие грыжевого выпячивания. пальпация грыжевых ворот, вправимости грыжевого содержимого, определение положительного симптома кашлевого толчка часто дают исчерпывающие данные, говорящие в пользу грыжи. Но есть заболевания, которые дают похожую симптоматику. Так дифференциальный диагноз нужно проводить с доброкачественными новообразованиями брюшной стенки (в основном это липомы, фибролипомы, нейрофибромы). Доброкачественные новообразования характеризуются локальным разрастанием ткани. Общее между доброкачественными опухолями и грыжами то, что их увеличение идет очень медленно, умеренно выражен болевой синдром, и при объективном исследовании выявляется выпячивание в области живота. Главное же в их дифференцировки- исследование локального статуса. Так при грыжах выявляются характерные ее симптомы: увеличение выпячивания в положение стоя и при повышении внутрибрюшного давления, определение при пальпации выпячивания в основном образований мягко эластической консистенции; особую важность имеет вправимость содержимого грыжевого мешка, особенно в горизонтальном положении, характерен положительный симптом кашлевого толчка, и конечно же один из наиболее характерных признаков- возможность пальпации грыжевых ворот. Выявление урчания при пальпации выпячивания и тимпанического оттенка при перкуссии, указывают, что содержимым его являются петли кишок. А для липом, фибролипом, нейрофибром характерно постоянство размеров в любом положении тела, плотность образования, определяемая при пальпации, смещаемость образования (свободно приподнимаются в кожной складке), невозможность его вправления, отрицательный симптом кашлевого толчка, отсутствие грыжевых ворот, а так же отсутствие урчания и тимпанического звука при перкуссии. Особенностью нейрофибром является их множественность.

Из наименее значимых признаков следует отметить периодические запоры, которые более характерны для грыж живота. В принципе на основании объективного исследования больной можно полностью провести дифференцировку и поставить окончательный клинический диагноз.

Но иногда плотные бугристые выпячивания при эпигастральных грыжах, могут быть ошибочно приняты за метастатические опухоли сальника. Из клинических симптомов для них характерно-развитие опухоли в старшем возрасте (50-60 лет), раннее возникновение болей, ухудшение общего самочувствия, похудание. Определение при объективном исследовании опухоли патогмоничной бугристости и плотности образования, его несмещаемости и невправимости, часто наличие болезненности; отсутствие симптома кашлевого толчка, грыжевых ворот; определение тупого звука при перкуссии. Характерным для опухолевого процесса является выявление при лабораторно-инструментальных исследованиях изменений крови — лейкопении, анемии, повышенной СОЭ и объективные данные при инструментальном обследовании указывающие на первичный источник опухоли и метастатические поражения органов.

В очень редких случаях проводится дифференциальный диагноз с кистами, но они в какой-то мере являются доброкачественными новообразованиями и характеризуются теми же признаками.

Диастаз, или расхождение, прямых мышц живота может наблюдаться при некоторых врождённых дефектах брюшной стенки, однако на практике чаще всего он возникает у женщин на фоне беременности, а у мужчин при ожирении и больших физических нагрузках. При расхождении прямых мышц живота отмечается расширение и истончение белой линии живота, появляется предрасположенность к формированию пупочной (умбиликальной) грыжи и грыж белой линии. Для выявления диастаза прямых мышц и грыж белой линии живота существует особый тест, который заключается в следующем: человек ложится, сгибает шею и немного привстаёт – при этом выявляется диастаз мышц или появляется грыжевое выпячивание вдоль белой линии. В отличие от ГПБС при диастазе отсутствует симптом кашлевого толчка и отсутствие грыжевых ворот.

источник