Меню Рубрики

Каудальное распространение грыжи что это

Самой распространенной болезнью опорно-двигательной системы считается позвонковая грыжа – продавливание хрящевых тканей в тело позвонка.

Для постановки диагноза врачи направляют пациентов на магнитно-резонансное или рентгенологическое обследование , в результате которого выносится заключение: «Каудальная миграция грыжи Шморля». Перед пациентом встает вопрос: что это такое?

Позвоночные грыжи Шморля – это хрящевые узелки, названные по имени врача, который их открыл. Это заболевание обнаруживается на рентгене.

Узелковые образования не соприкасаются с нервными отростками и со спинным мозгом, но образуют патологические процессы в межпозвоночных дисках и костной ткани позвонков. То есть болевые ощущения не характерны для грыж Шморля, в отличие от других образований позвоночника.

Но отсутствие боли не означает, что можно не обращать внимания на это заболевание. Прогрессирование патологии приводит к нарушениям в работе позвонков и расстройству в работе других органов и систем.

Узелки могут быть единичными или множественными, а также интракорпоральными – расположенными внутри тела позвонка. Грыжи характеризуются различными положениями по отношению к телу человека.

Часто диагностируется каудальная миграция грыжи – это смещение патологического образования вниз по направлению к тазу.

Каудальная грыжа Шморля может сформироваться по разным причинам:

  • остеопороз ;
  • возрастные изменения в костных структурах;
  • врожденные изменения позвоночника;
  • травмы, нагрузки;
  • отсутствие физической активности.

Пациенты с избыточным весом, вредными привычками также находятся в группе риска.

Коварство заболевания в том, что на начальных стадиях признаки отсутствуют. Позднее, с прогрессированием патологии, появляются симптомы:

  • боль в позвоночнике;
  • нарушение осанки;
  • онемение , покалывание, пульсация;
  • чувство тяжести и усталости.

Могут добавиться сопутствующие заболевания:

Что такое каудальная миграция грыжи? У пациентов, жалующихся на боль в спине, врачи часто диагностируют каудальный синдром. Грыжа диска может приводить к этой патологии.

В результате возникает воспаление нервных корешков в нижнем отделе позвоночника, называемом конским хвостом из-за схожести его формы с хвостом лошади. Это опасное состояние, которое может приводить к другим неприятным нарушениям: онемению, параличу нижних конечностей.

Пациенты могут обращаться к разным специалистам и лечиться от многих патологий. Но самое важное, что необходимо сделать в этой ситуации, – вовремя обратиться к вертебологу – специалисту в лечении позвоночника.

Для постановки верного диагноза используют рентгенологическое исследование, компьютерную томографию, а также магнитно-резонансную методику . Врач анализирует жалобы больного, учитывает мнение невролога, ортопеда.

Лечение делится на консервативное и оперативное. Консервативная терапия направлена на:

  • ликвидацию боли;
  • восстановление обменных реакций и кровообращения в пораженном участке;
  • улучшение подвижности позвоночника.

Прописываются лекарственные средства с анальгезирующим и противовоспалительным эффектом . Назначением лекарственных средств должен заниматься врач, поскольку любое средство имеет противопоказания и побочные действия. Самолечение может быть опасным.

Комплексы лечебной физкультуры подбирает врач. Многие упражнения противопоказаны при подобных патологиях, могут только ухудшить самочувствие пациента.

Когда состояние больного критическое, заболевание не дает возможности вести полноценную жизнь, врачи предлагают оперативное вмешательство .

Оперативные вмешательства бывают разных видов:

  1. Нуклеопластика – серия операций, в результате которых удаляют пульпозное ядро посредством пунктирования. После операции пациент быстро восстанавливается.
  2. Микродискэктомия – иссечение грыжевого мешка и поврежденных дисковых фрагментов. За ходом операции хирург следит в микроскоп. Может быть удален межпозвонковый диск полностью. Эта операция применима на различных отделах позвоночника. Тяжелая грыжа диска L5-S1 с каудальной миграцией может быть устранена с помощью операции в срочном порядке. Это объясняется тем, что промедление опасно формированием более тяжелых патологий вплоть до паралича ног.
  3. Ламинэктомия – более старый метод, представляющий собой открытую операцию с трудным восстановительным периодом.

Схема лечения позвонковых образований в каждом случае индивидуальна и может быть определена только врачом.

Не стоит отчаиваться в том случае, если поставлен диагноз межпозвонковой грыжи. Опытные врачи помогают пациентам справиться с этой неприятной патологией и вернуться к обычной жизни.

Подборка моих материалов по здоровью позвоночника и суставов:

Дополнительно рекомендую эти материалы и оборудование здоровья и тренировок:

Больше полезных материалов смотрите в моих социальных сетях:

Информация в статьях предназначена исключительно для общего ознакомления и не должна использоваться для самодиагностики проблем со здоровьем или в лечебных целях. Эта статья не является заменой для медицинской консультации у врача (невролог, терапевт). Пожалуйста, обратитесь сначала к врачу, чтобы точно знать причину вашей проблемы со здоровьем.

Я буду Вам очень признательна, если Вы нажмете на одну из кнопочек
и поделитесь этим материалом с Вашими друзьями 🙂

источник

На уровне диска, задняя продольная связка прочно прилегает к задней части фиброзного кольца диска и прикреплена к боковой мембране (перидуральной оболочки), которая простирается медиально от бокового края ЗПС к боковой стенке позвоночного канала; она ограничивает перемещение секвестра грыжи диска за задне — боковой угол твердой мозговой оболочки.

Секвестрация диска является наиболее тяжелой степенью грыжи диска, при которой материал ядра диска вываливается полностью и разделен с диском. Грыжа межпозвоночного диска или грыжа межпозвонкового диска представляет собой разрыв диска. Межпозвонковые диски выполняют амортизирующую функцию при воздействии векторов силы на позвонки, смягчая удары между позвонками. Диск состоит из плотного фиброзного кольца и студенистого (желатинообразного) ядра и при грыже диска происходит разрыв фиброзного кольца и выход содержимого ядра за переделы диска (выпячивание.

Симптомы разрыва диска (грыжи диска) различаются в зависимости от того, насколько выражено повреждение фиброзного кольца и в каком отделе позвоночника находится грыжа диска. Грыжи дисков классифицируются на основе расположения по отношению к задней продольной связке и степенью разрыва. Задняя продольная связка протягивается вертикально вдоль всего позвоночного столба и контактирует с каждым позвонком по задней части. ЗПС отделяет заднюю сторону диска от эпидурального пространства, которое окружает корешки спинного мозга. Различают три типа повреждения фиброзного кольца диска – протрузию,экструзию и секвестрацию.

Протрузия диска приводит к выбуханию диска, но без воздействия на заднюю продольную связку. Протрузия может проявляться болью или протекать бессимптомно, в зависимости от воздействия на близлежащие нервные структуры. При грыже диска происходит также выпячивание на фоне уже разрыва фиброзного кольца вещество ядра диска уже может попадать в эпидуральное прострастов. Симптоматика, также как и при протрузии, будет зависеть от наличия компрессионного воздействия на нервные окончания.

При секвестрации же диска пульпозное ядро полностью выходит из диска, отделяется от диска и вываливается в спинномозговой канал. Ядерный материал диска может затем попасть в эпидуральное пространство и считается свободным фрагментом (секвестром). В таких случаях часто бывают сильные боли в спине, иногда в ноге. В тяжелых случаях у больного может развиться синдром конского хвоста, при котором происходит нарушение функции кишечника и мочевого пузыря и онемение нижних конечностей. Это состояние считается неотложным медицинским состоянием и необходима экстренная операция, так как затягивание с оперативной декомпрессией нервных структур спинного мозга может привести к необратимой неврологической симптоматике связанной с повреждением нервных волокон.

В большинстве случаев, секвестрация диска возникает у пожилых пациентов, поскольку целостность диска инволюционно деградирует, что делает диск более подверженным развитию грыж и секвестрации. Постоянное перенапряжение чрезмерные разовые нагрузки или сочетание того и другого может вызвать разрыв диска и секвестрацию. Хотя большинство грыжи дисков не требуют хирургического лечения, то в случае секвестрации грыжи диска довольно часто требуется оперативная декомпрессия, особенно в случае наличия симптомов синдрома конского хвоста или стойкой неврологической симптоматики (атрофия мышц, парезы конечностей, сильный болевой синдром, выраженные нарушения чувствительности).

Диагностика секвестрированной грыжи диска основана как на данных истории болезни, симптомах и данных неврологического осмотра, так и инструментальных данных.

Рентгенография не позволяет визуализировать грыжу диска, предоставляя только косвенные признаки наличия нарушения целостности диска. Миелография обычно может показать полный блок контрастного вещества на уровне грыжи межпозвоночных дисков, но она не в состоянии визуализировать компрессию корешков.

КТ, особенно МСКТ, позволяет получить достаточно четкую картину морфологических изменений в диске, наличие секвестрации, особенно если исследование проводится с контрастированием. Но когда необходимо дифференцировать секвестрированную грыжу диска с опухолью, синовиальной кистой или гематомой, необходимо кроме КТ (МСКТ) использование МРТ.

МРТ особенно с применением гадолиния, по-видимому, является методом выбора для диагностики секвестрированных грыж дисков. Секвестрированные фрагменты грыжи, как правило, показывают низкую интенсивность сигнала на T1-взвешенных изображениях, и в 80% случаев обладают высокой интенсивностью сигнала на T2-взвешенных изображениях по отношению к дегенеративно измененному диску. Высокая интенсивность сигнала на Т2 -взвешенных изображениях можно объяснить тем, что материал ядра диска имеет большее содержание воды, чем интактный диск. При опухолях же интенсивность сигнала обычно повышена равномерно. Синовиальная киста имеет характерную интенсивность сигнала МРТ, схожую с фасеточными суставами. Эпидуральный абсцесс может проявиться в виде очага с гипоинтенсивным сигналом на T1 — взвешенных изображений и гиперинтенсивности на T2 — взвешенных изображений, а также четкие границы, однако, отсутствие связанных с этим изменений в диске и в смежных концевых пластинах и отсутствие клинических данных инфекции, предполагают другой диагноз. Гематома обычно имеет изоинтенсивный сигнал, без четких границ и наличие травмы в анамнезе.

Другие методы исследования, такие как сцинтиграфия или лабораторные исследования, необходимо в случае дифференциальной диагностики с онкологическими или инфекционными заболеваниями.

Тактика лечения при секвестрованной грыже диска зависит от размера грыжи диска, миграции секвестра, выраженности симптоматики и степени риска развития необратимых изменений в нервных структурах, возникающих при длительной компрессии нервных волокон. Секвестрированные грыжи диска наиболее часто встречаются в шейном и поясничном отделах позвоночника. Консервативное лечение при секвестрированной грыже диска достаточно ограничено, так применение мануальной терапии или ЛФК достаточно рискованно. Но возможно применение медикаментозных методов лечения, физиотерапии, иглотерапии и щадящей гимнастики, после уменьшения болевого синдрома. В некоторых случаях удается с помощью консервативных методов стабилизировать клинические проявления и избежать оперативного лечения. Но в связи с тем, что в последние годы широкое распространение получили малоинвазивные нейрохирургические методики коррекции грыжи диска, показания для оперативного вмешательства расширились. Современные технологии с применением эндоскопических техник позволяют минимизировать повреждения тканей при операции (декомпрессии и удаление секвестрации) и избежать таких осложнений, которые возникали при классической ламинэктомии, как нестабильность двигательного сегмента и значительно уменьшить риск рецидивов грыжи диска. Кроме того, такие малоинвазивные методики позволяют избежать риска развития такого грозного осложнения, как синдром конского хвоста. В настоящее время оперативное (малоинвазивное лечение) рекомендуется проводить в течение двух недель после купирования первого болевого эпизода, что значительно уменьшает риск сохранения неврологической симптоматики в послеоперационном периоде. Если после оперативного лечения проводится адекватная реабилитация, включающая различные методы физиотерапии, иглотерапии и ЛФК, то риск рецидивов грыжи диска значительно уменьшается.

Использование материалов допускается при указании активной гиперссылки на постоянную страницу статьи.

источник

Миграция фрагмента межпозвонкового диска к заднему эпидуральному пространству – это редкое осложнение грыжи межпозвонкового диска, чаще всего диагностируемое во время операции. Авторы описывают случаи шести пациентов с задней эпидуральной миграцией фрагмента межпозвонкового диска и предлагают вашему вниманию систематический обзор литературы.

Авторы подготовили ретроспективное описание серии случаев пациентов с задней эпидуральной миграцией фрагмента межпозвонкового диска, перенесших операцию по удалению межпозвонковой грыжи между февралем 2007-ого года и июнем 2010-ого. 6 (1,04%) из 572 пациентов был поставлен диагноз “задняя эпидуральная миграция фрагмента межпозвонкового диска”. Кроме того, систематический обзор литературы позволил отыскать ещё 41 дополнительный случай выявления этого заболевания, начиная с 1973-го года. Авторы проанализировала эпидемиологические, клинические и ретгенологические черты, а также методы хирургического лечения и последствия этой редкой разновидности грыжи межпозвонкового диска.

Это исследование включает в себя самое большое описание серии случаев и направлено на анализ отличительных признаков задней эпидуральной миграции фрагмента межпозвонкового диска. Включая случаи авторов, в это исследование также входят описания этого заболевания у 37 мужчин (78,72%) и 10 женщин (21,28%) (средний возраст – 54,08 года), найденные в различных литературных источниках. Хотя преобладающая клиническая патология была связана со сжатием конского хвоста (22 пациента, 46,80%), 19 пациентов поступили с типичными симптомами ишиаса или с болью по передней поверхности бедра. У 27 пациентов (57,44%) задняя эпидуральная миграция фрагмента межпозвонкового диска была расположена на высоких уровнях поясничного отдела позвоночника. В 36 случаях использовалась магнитно-резонансная томография. Задняя эпидуральная миграция фрагмента межпозвонкового диска проявилась изоинтенсивным и гипоинтенсивным сигналами в режиме T1-взвешенных изображений и имела переменную интенсивность сигнала на Т2-взвешенных изображениях. После применения контрастного вещества 85,71% повреждений показали периферийное кольцо. В 68% случаев дооперационный диагноз не имел никакого отношения к задней эпидуральной миграции фрагмента межпозвонкового диска. У всех пациентов была проведена резекция фрагмента межпозвонкового диска. Дополнительная дискотомия была проведена у 31 пациента (65,95%). информация была неполной в 1 случае. Из оставшихся 46 пациентов наблюдались значительные улучшения после операции: полного восстановления удалось достичь в 33 случаях (71,74%), частичного восстановления в 2-ух случаях (4,35%) и улучшения в 11 случаях (23,92%). Создалось впечатление, что послеоперационный результат не зависел от продолжительности или степени дооперационного неврологического дефицита, а также от размера фрагмента диска.

Миграция фрагмента межпозвонкового диска к заднему эпидуральному пространству редко встречается среди современного трудоспособного населения. Клинические признаки как две капли воды похожи на симптомы грыжи межпозвонкового диска, но симптоматика поражения конского хвоста при миграции фрагмента диска встречаются гораздо чаще. Сильнее затрагиваются верхние уровни поясничного отдела позвоночника. Это заболевание сложно выявить с помощью МРТ. Результаты пациентов с признаками поражения конского хвоста кажутся лучше, чем результаты пациентов со стандартной вентральной компрессией.

На нашем сайте Вы можете пройти тест на наличие патологии позвоночника.

Также Вы можете записаться на консультацию врача-невролога в одну из наших клиник в Москве (для граждан РФ проводится бесплатно).

Переводчик: Богомолова Анна Алексеевна

Статья добавлена в Яндекс Вебмастер 14.06.2012, 16:29

Вопросы авторских прав на перевод регулируются нормами статьи 1260 Гражданского Кодекса. В частности она устанавливает, что переводчику принадлежат авторские права на осуществленный перевод. Авторские права переводчика охраняются как права на самостоятельные объекты авторских прав независимо от охраны прав авторов произведений, на которых основан перевод.

При копировании материалов с нашего сайта и их размещении на других сайтах мы требуем чтобы каждый материал сопровождался активной гиперссылкой на наш сайт:

  • 1) Гиперссылка может вести на домен www.spinabezboli.ru или на ту страницу, с которой Вы скопировали наши материалы (на Ваше усмотрение);
  • 2) На каждой странице Вашего сайта, где размещены наши материалы, должна стоять активная гиперссылка на наш сайт www.spinabezboli.ru;
  • 3) Гиперссылки не должны быть запрещены к индексации поисковыми системами (с помощью “noindex”, “nofollow” или любыми другими способами);
  • 4) Если Вы скопировали более 5 материалов (т.е. на Вашем сайте более 5 страниц с нашими материалами, Вам нужно поставить гиперссылки на все авторские статьи). Кроме этого, Вы должны также поставить ссылку на наш сайт www.spinabezboli.ru, на главной странице своего сайта.
  • Лечение позвоночника, телефон в Москве: +7(495)777-90-03 (многоканальный), +7(495)225-38-03
  • метро Нагатинская, улица Нагатинская, дом 1, корпус 21: +7(495)764-35-12, +7(499)611-62-90,
    style=”margin: 7px 0px 7px 0px; w >
    метро Академика Янгеля, улица Академика Янгеля, дом 3: +7(495)766-51-76.

Позвоночные грыжи Шморля — это хрящевые узелки, названные по имени врача, который их открыл. Это заболевание обнаруживается на рентгене.

Узелковые образования не соприкасаются с нервными отростками и со спинным мозгом, но образуют патологические процессы в межпозвоночных дисках и костной ткани позвонков. То есть болевые ощущения не характерны для грыж Шморля, в отличие от других образований позвоночника.

Но отсутствие боли не означает, что можно не обращать внимания на это заболевание. Прогрессирование патологии приводит к нарушениям в работе позвонков и расстройству в работе других органов и систем.

Узелки могут быть единичными или множественными, а также интракорпоральными — расположенными внутри тела позвонка. Грыжи характеризуются различными положениями по отношению к телу человека.

Часто диагностируется каудальная миграция грыжи — это смещение патологического образования вниз по направлению к тазу.

Каудальная грыжа Шморля может сформироваться по разным причинам:

  • остеопороз;
  • возрастные изменения в костных структурах;
  • врожденные изменения позвоночника;
  • травмы, нагрузки;
  • отсутствие физической активности.

Пациенты с избыточным весом, вредными привычками также находятся в группе риска.

Коварство заболевания в том, что на начальных стадиях признаки отсутствуют. Позднее, с прогрессированием патологии, появляются симптомы:

  • боль в позвоночнике;
  • нарушение осанки;
  • онемение, покалывание, пульсация;
  • чувство тяжести и усталости.

Могут добавиться сопутствующие заболевания:

  • нарушения мочеиспускания;
  • расстройства стула;
  • рвота, тошнота.

Что такое каудальная миграция грыжи? У пациентов, жалующихся на боль в спине, врачи часто диагностируют каудальный синдром. Грыжа диска может приводить к этой патологии.

В результате возникает воспаление нервных корешков в нижнем отделе позвоночника, называемом конским хвостом из-за схожести его формы с хвостом лошади. Это опасное состояние, которое может приводить к другим неприятным нарушениям: онемению, параличу нижних конечностей.

Пациенты могут обращаться к разным специалистам и лечиться от многих патологий. Но самое важное, что необходимо сделать в этой ситуации, — вовремя обратиться к вертебологу — специалисту в лечении позвоночника.

Для постановки верного диагноза используют рентгенологическое исследование, компьютерную томографию, а также магнитно-резонансную методику. Врач анализирует жалобы больного, учитывает мнение невролога, ортопеда.

Лечение делится на консервативное и оперативное. Консервативная терапия направлена на:

  • ликвидацию боли;
  • восстановление обменных реакций и кровообращения в пораженном участке;
  • улучшение подвижности позвоночника.

Прописываются лекарственные средства с анальгезирующим и противовоспалительным эффектом. Назначением лекарственных средств должен заниматься врач, поскольку любое средство имеет противопоказания и побочные действия. Самолечение может быть опасным.

  • мануальная терапия;
  • массаж;
  • лечебная физкультура.

Комплексы лечебной физкультуры подбирает врач. Многие упражнения противопоказаны при подобных патологиях, могут только ухудшить самочувствие пациента.

У человека в поясничном и крестцовом отделах позвоночника спинной мозг заканчивается приблизительно на уровне первых двух поясничных позвонков.

Но позвоночный канал этих отделов не пустует: в нем находятся нервные корешки, которые отходят от верхних спинномозговых сегментов и спускаются по позвоночному каналу вниз к соответствующим межпозвонковым отверстиям. Это и есть конский хвост, состоящий из нижнепоясничных, крестцовых и копчиковых спинномозговых корешков и располагающийся в позвоночном канале от третьего поясничного позвонка и ниже. По сути, это не что иное, как пучок из нескольких десятков длинных нервных корешков, внешне напоминающий лошадиный хвост.

Большое количество спинномозговых нервов в составе конского хвоста обуславливает и значительную площадь иннервируемых им участков тела человека:

  • область промежности и половые органы;
  • нижние конечности;
  • мочеиспускательный и анальный сфинктеры;
  • прямая кишка и мочевой пузырь.

    При поражении конского хвоста нарушается иннервация этих областей, а значит, может возникнуть их частичная или полная функциональная несостоятельность.

    Механизм развития патологии состоит в следующем:

    1. В норме составляющие конский хвост спинномозговые корешки относительно свободно располагаются в узком пространстве позвоночного канала.
    2. Если эти спинномозговые корешки сдавливаются или повреждаются чем-либо – ухудшается их проводимость, вплоть до полной потери проводниковой функции и дегенерации нервной ткани.
    3. В результате участки тела и внутренние органы, иннервируемые поврежденными нервными волокнами, утрачивают двигательные функции и чувствительность – возникает характерная для синдрома конского хвоста серьезная неврологическая симптоматика.

    Возможные причины сдавливания или повреждения спинномозговых корешков конского хвоста:

      Межпозвоночная грыжа – частая причина кауда-синдрома (в 15% случаев). Чаще всего грыжа диагностируется на уровне последних поясничных и первого крестцового позвонков. Кауда-синдром появляется лишь в случае, если размер грыжи позволяет перекрыть большую часть позвоночного канала.

  • Травма нижних отделов позвоночника с последующим сдавлением структур конского хвоста смещенными позвонками, костными отломками, гематомами.
  • Новообразования в области позвоночника: опухоли спинного мозга, метастазы от других опухолей (чаще – простаты, молочной железы или легких).
  • Инфекционные и воспалительные заболевания позвоночника: анкилозирующий спондилит, абсцессы. Эти патологии могут привести к сужению позвоночного канала с последующей деформацией нервных корешков.
  • Спинальный стеноз или сужение позвоночного канала может формироваться как в результате некоторых заболеваний, так и в результате дегенеративных изменений межпозвонковых дисков.
  • Осложнения некоторых медицинских манипуляций: операции на позвоночнике в поясничном отделе, спинальная анестезия и люмбальная пункция.
  • Спинномозговые кровоизлияния с образованием гематомы, сдавливающей нервные корешки.
  • Артериовенозная мальформация – сосудистый дефект, при котором формируется аномальное кровообращение в системе артерий и вен спинного мозга. Артериовенозная мальформация может осложняться кровоизлиянием или кровотечением, в результате которого повреждаются нервные корешки.
  • Выделяют три варианта течения синдрома конского хвоста:

    1. С внезапным началом, когда появлению синдрома не предшествовали никакие вертебрологические симптомы. При этом характерные проявления достигают максимума за несколько суток, а прогноз по восстановлению всех нарушенных функций хуже.
    2. Перемежающаяся хромота при кауда-синдроме. При этом ранее пациент страдал от приступов поясничных болей и симптомов воспаления седалищного нерва.
    3. С медленным прогрессирующим течением. Картина болезни разворачивается долго – до полугода, при этом все начинается с приступа поясничной боли и ишиаса.

    Проявления синдрома напрямую зависят от того, какие именно нервные корешки сдавливаются и насколько сильно это сдавление.

    Характерные симптомы, свидетельствующие о поражении конского хвоста:

    • Боли: местные или корешковые.
      Местные боли ощущаются в области самого позвоночника, носят тупой и хронический характер, усиливаются со временем. Корешковые – это острые простреливающие боли по ходу поврежденных нервных корешков, которые усугубляются при движениях, ощущаются по всей длине ног, в крестце и промежности. Характерны болевые ощущения в мочевом пузыре, усиливающиеся при кашле и чихании. Боли в конечностях могут быть односторонними и двусторонними. В последнем случае прогноз хуже.
    • Нарушения чувствительности по типу гипестезии (онемения).
      Часто возникают:
      седловидная анестезия – потеря чувствительности в области промежности, ягодиц и верхней части бедер сзади, гипестезия ног – онемение по всей длине одной или обеих нижних конечностей.
    • Слабость мышц ног или парез.
      При этом пациент не может долго удерживать положение на носках или пятках, поскольку ослабли мелкие мышцы стопы, больной с трудом ходит и стоит.
    • Отсутствие ахиллова рефлекса с одной или двух сторон.
      Отсутствует рефлекторное сокращение мышц голени и сгибание подошвы в ответ на стимуляцию пяточного сухожилия.
    • Нарушение выделительных функций.
      Это более поздние проявления синдрома конского хвоста, которые свидетельствуют о необходимости экстренного радикального вмешательства. Пациент отмечает отсутствие позывов к опорожнению кишечника и мочевого пузыря, запоры или затрудненное начало мочеиспускания, недержание газов. Усугубление патологии приводит к развитию энуреза и энкапреза.
    • Эректильные дисфункции и импотенция – проявление запущенного синдрома конского хвоста.

    Диагноз устанавливается на основе:

    1. Анализа жалоб пациента и истории болезни. Особое внимание уделяется наличию хронических поясничных болей и эпизодов стреляющей боли в ногах.
    2. Данных клинического неврологического осмотра. Врач может обнаружить снижение тактильной чувствительности и частичную утрату двигательных функций ног, отсутствие ахиллова рефлекса.
    3. Данных инструментальных исследований. Наиболее информативны компьютерное и магнитно-резонансное томографические исследования, миелография. Последний диагностический метод относится к разряду инвазивных: для его проведения необходимо сделать люмбальную пункцию с контрастным веществом.

    Важно не просто подтвердить наличие синдрома конского хвоста у пациента, но и установить и спровоцировавшую его причину, так как это может иметь решающее значение для выработки оптимальной стратегии лечения.

    Лечение кауда-синдрома может быть консервативным и радикальным. Это зависит от причины синдрома и степени его тяжести.

    Если врачом принято решение о необходимости операции – не стоит настаивать на консервативном лечении и искать альтернативные способы решения проблемы. В ином случае больной рискует на всю жизнь остаться в подгузниках.

    Как основной метод лечения практикуется при инфекционной или воспалительной причине заболевания, при неоперабельном спинальном стенозе и новообразованиях спинного мозга. При этом применяются следующие группы препаратов:

  • обезболивающие;
  • противовоспалительные средства (нестероидные или кортикостероиды);
  • антибиотики;
  • химиотерапевтические препараты.

    Неэффективность медикаментозной терапии в течение ближайших суток является показанием к срочной операции.

    источник

    В этой статье мы рассмотрим основные проявления грыжи межпозвонкового диска на МРТ и КТ, разновидности грыж и подходы к их диагностике и протоколированию.

    Грыжа межпозвонкового диска — пролабирование пульпозного ядра сквозь волокна фиброзного кольца в сторону дурального мешка позвоночного канала, приводя к стенозу позвоночного канала и сдавлению спинного мозга или компрессии нитей конского хвоста. Рис.1 и 2.

    Приоритетным в диагностике изменений межпозвонковых дисков является МРТ, позволяя проводить хороший тканей контраст между диском, жировой клетчаткой в позвоночном канале и спинном мозгом. Тем не менее КТ позволяет визуализировать грыжи межпозвонковых дисков, но с существенно меньшей степенью тканей контрастности. Рис. 3 и 4.

    Грыжа диска на КТ

    Свежая грыжа межпозвонкового диска на МРТ

    “Свежая” (острая или недавно возникшая) грыжа межпозвонкового диска сопровождается наличием жидкостного участка пульпозного ядра под самым краем внешнего контурами фиброзного кольца. Рис. 5 и 6.

    Старая грыжа межпозвонкового диска на МРТ

    “Старая” (хроническая или длительно существующая) грыжа межпозвонкового диска сопровождается наличием однородного сниженного (тёмного) сигнала, свидетельствующего о фиброзировании и уплотнении участка пролабировавшего пульпозного ядра, которое не отличить от волокон фиброзного кольца. Таким образом данная грыжа существенно не подвергнется уменьшению в размерах на фоне консервативного лечения. Рис. 7 и 8.

    Узкая (локальная) и широкая грыжа межпозвонкового диска. Рис. 9 и 10.

    Срединная (медианная) грыжа межпозвонкового диска на МРТ, а так же срединная (медианная) и парамедианная грыжа межпозвонкового диска. Рис. 11

    Медианная и парамедианная грыжа межпозвонковго диска на МРТ

    Латерализация грыжи в сторону может быть продемонстрирована на аксиальных и корональном срезе. При этом грыжа оказывает преимущественное объёмное компрессионное воздействие на нервный корешок той или иной стороны, что не всегда совпадает клинически. Рис. 12 и 13

    Парамедианная грыжа межпозвонкового диска

    Наличие обызвествления по контуру грыжи так же является признаком длительного её наличия, в результате которого соли кальция откладываются в волокнах поврежденного фиброзного кольца. Наличие обызвествлений свидетельствует о ригидности грыжи и невозможности её устранения консервативным лечением. Рис. 14 и 15.

    “Старая” грыжа межпозвонкового диска может так же сопровождаться костными остеофитами, как бы “сдерживающими” её распространением, что так же расценивается как проявление длительно существующей грыжи диска. Наличие газообразного содержимого в грыже диска так же свидетельствует о давнем поражении данного диска и долгом наличии грыжи. Рис. 16 и 17

    Старая грыжа межпозвонкового диска на КТ

    Грыжа с миграцией представляет собой подсвязочное распространением фрагмента пульпозного ядра, прорвавшего фиброзное кольцо диска. Миграция может быть вверх (восходящая или краниальная) или вниз (нисходящая или каудальная) в подсвязочном пространстве вдоль заднего края тела выше или нижележащего позвонка. Рис. 18 и 19

    Как и в случае диагностики наличия грыжи так и в случае оценки её формы, состояния и распространения МРТ имеет явный приоритет. Тем не менее КТ так же может быть использован с этой целью, причём информативность исследования на прямую зависит от степени давности грыжи (чем плотнее и массивнее грыжа, тем больше вероятности её обнаружить на КТ). Рис. 20 и 21 Грыжа с подсвязочной миграцией в позвоночном канале

    Одно из осложнений заслуживает существенного внимания. Секвестрированная грыжа называется той, у которой пульпозное ядро покидает типичное межпозвонковое расположение, выходит через проделанный дефект в фиброзном кольце и отделяется от диска с обнаружением секвестра чаще всего в подсвязочном пространстве. Рис. 22 и 23

    Секвестрированная грыжа межпозвонкового диска на МРТ

    Свободно лежащий секвестр пульпозного ядра в позвоночном канале может симулировать доброкачественную опухоль нервного корешка (невриному или нейрофиброму), что порой затрудняет диагностику. Решение в этом случае является проведение МРТ с контрастным усилением, после которого отмечается интенсивное накопление контраста в воспалённой связке и отсутствием усиления (отсутствием накопления контраста) в грыжевом секвестре. Рис. 24 и 25

    Секвестр грыжи с контрастированием на МРТ

    Секвестрированный фрагмент пульпозного ядра может быть значительного размера и сопровождаться прорывом задней продольной связки, оказывая выраженное компрессионное воздействие на дуральный мешок и сдавливая нервные корешки. Рис. 26 и 27

    Крупный секвестр грыжи межпозвонкового диска на МРТ

    Грыжи грудного отдела позвоночника не так часто встречаются как в шейном и поясничном отделе позвоночника, что связано с небольшой высотой дисков и хорошей фиксацией грудных позвонков. Но всё же подобные изменения возникаю и сопровождаются всеми характерными признаками грыж межпозвонковых дисков. Рис. 28 и 29

    Грыжа межпозвонкового диска в грудном отделе позвоночника

    Грыжи грудного отдела позвоночника часто оставляют участки вдавления и эрозии на замыкательных пластинках тел позвонков, на которых можно оценить путь движения пульпозного ядра в дорсальном направлении. Рис. 30

    Грыжа межпозвонкового диска на аксиальном КТ срезе

    Грыжи в шейном отделе позвоночника часто сопровождаются костными разрастаниями, представляя собой фактически дискоостеофитный комплекс, где пролабирование диска сопровождается костными экзостозами, а порой вещества диска почти не обнаруживается, что является по существу уже не грыжей, а задним спондилозом. Рис. 31 и 32

    Грыжа межпозвонкового диска шейного отделеа позвоночника на МРТ

    В случае наличия и отсутствия костных разрастаний неврологические проявления за частую стереотипны. Однако лечение коренным образом будет разниться. Более точно и наглядно продемонстрировать костные разрастания может КТ, так как на МРТ порой трубно отличить фиброзированный диск от костных остеофитов. Рис. 33 и 34

    В шейном отделе позвоночника часто встречаются так называемые двусторонние фораминальные грыжи, при которых диск распространяется в стороны межпозвонковых отверстий, но при этом щадят сагиттальный диаметр позвоночного канала. Рис. 35 и 36

    Грыжа межпозвонкового диска в шейном отделе позвоночника на КТ

    На сканах шейного отдела позвоночника на КТ практически нет возможности рассмотреть позвоночные артерии без контраста, однако по диаметру отверстий позвоночных артерий в поперечных позвонках можно судить о наличии односторонней гипоплази, что может быть важно при мануальных манипуляциях, что бы не подвергнуть сдавлению крупной (основной) артерии, которая в данном случае является очень важной для кровообращения в области задней черепной ямки. Рис. 37 и 38

    Двусторонняя фораминальная грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника

    В связи с тем, что в шейном отделе позвоночный канал, грыжи межпозвонкового диска могут привести к значительному сокращению его диаметра и вызвать сдавление не только нервных корешков, но и привести к компрессии спинного мозга. Такие зоны называются миелопатией и сопровождаются выраженными неврологическими расстройствами. Рис. 39 и 40

    Измерение грыжи м/п диска. Три размера: продольный (сагиттальный), фронтальный (корональный) и вертикальный. Это требуется для верной оценки размеров грыжи и грамотного подхода к выбору тактики лечения (консервативное или оперативное). Рис. 41

    Измерения грыжи межпозвонкового диска поясничного отдела позвоночника на МРТ

    Измерение сагиттального диаметра дурального мешка и позвоночного канала. Рис. 42

    Измерение дурального мешка позвоночного канала на МРТ. Рис. 43

    Измерение сдавленного дурального мешка на МРТ и измерение диаметра позвоночного канала на МРТ. Рис. 44

    Автор статьи: врач-рентгенолог, к.м.н. Власов Евгений Александрович

    1. Ананьева Л.П. Применение нового комбинированного анальгетического средства «Залдиар» при болях в спине. «Consilium mtdicum», 200, т. 6, № 8, стр. 563-565.
    2. Левин О. С. Диагностика и лечение неврологических проявлений остеохондроза позвоночника. Consilium mtdicum», 2004, т. 6, № 8, стр. 547-555.
    3. Насонова В.А. Боль в нижней части спины – большая медицинская и социальная проблема, методы лечения. «Consilium mtdicum», 2004, ,т. 6, № 8, стр. 536-541
    4. Никифоров А. С., Коновалов А. Н. Гусев Е.И. «Клиническая неврология», т. II, М., «Медицина», 2002, стр. 297-312.
    5. Результаты открытого рандомизированного многоцентрового исследования препарата «артра» в России. Unipharm, INC, Москва, 2005.
    6. Шостак Н.А. Современные подходы к терапии боли в нижней части спины. «Consilium mtdicum», 2003, ,т. 5, № 8, стр. 457-461.
    7. Шостак Н.А., Аксенова А.В., Правдюк Н. Г., и др. Боли в нижней части спины при остеохондрозе позвоночника: опыт применения хондропротективного препарата. «Терапевтический архив», 2003, № 8, стр. 67-69;
    8. Lefebvre I., Peeters-Joris C., Vaaes G. Modulation by interleukin-1 and tumor necrosis factor-alfa of production of collagenase, tissue inhibitor of metalloproteinases and collagen types in differentiated and dedifferentiated articular chondrocytes. Biochim. Biophys. Acta, 1990; 1052, 366-378.
    9. Wim J van Blitterwijk, Jos CM van de Nes and Paul IJM Wuisman. Glucosamine and chondroitin sulfate supplementation to treat symptomatic disc degeneration: Biochemical rationale and case report // BMC Complementary and Alternative Medicine 2003, 3:2.

    Полная или частичная перепечатка данной статьи, разрешается при установке активной гиперссылки на первоисточник.

    Остеоартроз считают дегенеративным заболеванием синовиальных суставов. Отклонения, однако, преобладают в хрящевых и костных тканях, тогда как повреждение в синовиальной оболочке в целом легкое.

    Периневральная киста — представляет собой врожденную аномалию развития арахноидальной оболочки с формированием локальных эктазий периневральной паутинной оболочки в виде разного размера радикуломенингоцеле. Данный тип поражения не имеет отношения к дегенеративно-дистрофическим поражениям позвоночника, однако часто встречается и требует внимания

    Перечень и общая характеристика дегенеративных и дистрофических изменений позвоночника. КТ и МРТ диагностика, морфологические маркёры, проявления и описание.

    Появляются смещения, развивается хондроз, остеохондроз, спондилоз и спондилоартроз, а так же развиваются компенсаторные механизмы, в виде костных разрастаний, приводящих к стенозу позвоночного канала, а так же гипертрофии жёлтых связок, усиливающих данный стеноз. Это со временем приводит к неврологическим расстройствам.

    Листез — смещение тел позвонков. Наиболее часто встречается антелистез, то есть смещение тела позвонка вперед (относительно нижележащего позвонка). При этом антелистез может быть истинный, то есть возникающий на фоне спондилолиза (дефект в области прикрепления нижних суставных отростков к дужке позвонка) и ложный (при сохранности целости структуры позвонка, но наличия выраженной дегенеративной деформации заднего опорного комплекса позвонка, не способной обеспечить его стабильность.

    Морфологически узлы Шморля представляют собой полусферические участки импрессии в замыкательных пластинках тел позвонков разного размера и формы. Встречаются почти всегда. Этиологически все узлы имеют разную причину.

    Спондилоартрит (дегенеративный или реактивный спондилоартрит). В данном случае приставка «дегенеративный» добавлена специально, что бы отличать данный тип спондилоартрита (как проявление обострения дегенеративных изменений позвоночника) с анкилозирующим спондилоартритом.

    Стеноз позвоночного канала означает сужение его просвета со сдавление нервных структур и возникновением неврологической симптоматики. Стеноз позвоночного канала может быть врожденным, чаще всего обусловленном короткими ножками позвонков, что так же часто встречается при пластипондилии (широкие и низкие тела позвонков), а так же приобретенным, когда некоторое заболевание приводит к сужению просвета позвоночного канала и сдавливает нервы или спинной мозг.

    Грыжа межпозвонкового диска. Схемы и томограммы.

    Остеохондроз — обширный термин, отражающий патологический дегенеративно-дистрофический процесс, затрагивающий позвонки и межпозвонковые диски, приводящий к ограничению функции и неврологическим осложнениям, развивающийся на фоне избыточных нагрузок, предшествующих травм или нарушений физиологической оси позвоночника.

    Межпозвонковый диск имеет артериальное питание лишь до 20 лет, в дальнейшем его питание осуществляется диффузно из тел позвонков, при этом существенно меньшее количество воды и протеогликанов поступает в диск, а степень деполимеризации имеющихся гликопротеинов увеличивается

    источник

    Несмотря на то, что в этимологическом словаре Макса Фасмера даётся обзорное народное обобщение грыжи, а именно, цитирую, «собственно грыжа, hernia» (лат. hernia — грыжа), «боль, ломота», «рана, нарыв», грыжа межпозвонкового диска является весьма непростым заболеванием. Относиться к ней легкомысленно не стоит. Хотя последнее и не получится, поскольку, как правило, интенсивность болевого синдрома при межпозвонковых грыжах настолько выражена, что невольно заставляет человека искать от неё средства спасения. Однако, чтобы сгоряча и от безысходности не натворить ещё большей беды, необходимо обладать хотя бы минимальным запасом знаний по этому вопросу.

    Итак, грыжа межпозвонкового диска — это патологическое состояние, при котором происходит прорыв (экструзия, лат. extrudo — выталкивать; пролапс, лат. prolapsus — выпадение) фрагментов дегенерированного пульпозного ядра за границы фиброзного кольца. Грыжи межпозвонкового диска бывают разными. Они могут быть несеквестрированными и секвестрированными. Секвестрированные грыжи межпозвонкового диска могут быть мигрирующими и немигрирующими. То есть, грыжевое выпячивание может быть частичным, с сохранением связи с межпозвонковым диском, и полным, с перерывом этой связи и развитием свободного секвестра (секвестры, от лат. sequestro — ставлю вне, отделяю). Грыжи межпозвонкового диска могут возникнуть остро, после значительной нагрузки с разрывом фиброзного кольца и выходом большей части содержимого диска, и постепенно с выходом за пределы фиброзного кольца небольшими порциями подвергшейся дегенеративным изменениям ткани студенистого ядра.

    Кроме того, в аксиальной (лат. axialis — осевой) плоскости (то есть в горизонтальном разрезе) грыжи межпозвонковых дисков разделяют на вентральные, медианные, парамедианные, медиолатеральные, фораминальные и экстрафораминальные.

    В связи с биомеханическими особенностями позвоночника основная нагрузка падает на задние структуры диска. Ведь спереди (или точнее будет сказать в вентральном направлении, т. е. обращённом к брюшной поверхности) фиброзное кольцо довольно прочно, да к тому же покрыто мощной передней продольной связкой. А вот сзади (в дорсальном направлении; от лат. dorsum — спина) задняя продольная связка и фиброзное кольцо менее прочны, особенно в заднебо-ковых отделах. Именно по этим причинам чаще всего протрузия или грыжа межпозвонкового диска возникает в заднебоковых отделах диска.

    В сагиттальной плоскости (вертикальный срез) грыжи межпозвонковых дисков разделяют на вентральные, дорсальные, краниальные и каудальные.

    На МРТ №18 наблюдаются грыжи межпозвонковых дисков в сегментах:
    — L4 — L5 вентральной локализации с образованием каудального секвестра; при расположении межпозвонковой грыжи на один сегмент выше, «конфликт» с брюшной аортой был бы неизбежен;
    — L5 — S1 — дорсальная грыжа межпозвонкового диска, частично компенсированная спондилёзом.

    На МРТ №19 наблюдается дорсальная грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника в сегменте C5-C6 с компрессией спинного мозга На МРТ №20 наблюдается грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника в сегменте C5-C6 и протрузия в сегменте C6-C7

    Замечу, что если грыжа межпозвонкового диска имеет достаточно большой размер и локализована в шейном отделе, то она способна вызвать не только соматические нарушения, но и даже психические расстройства. Причина кроется в сдавлении дурального мешка грыжей межпозвонкового диска (дуральный мешок — это герметичный соединительнотканный мешок, формируемый твёрдой мозговой оболочкой, в котором расположен спинной мозг). Как известно, спинной мозг не имеет болевых рецепторов. Однако вышеуказанная патология приводит к локальному устойчивому возбуждению определённых зон коры головного мозга. На субъективном уровне это может проявляться как постоянное чувство тревоги (так называемый «синдром ожидания»).

    Грыжи межпозвонковых дисков в грудном отделе позвоночника явление довольно редкое, но всё же наиболее опасное. Опасное потому, что эпидуральное пространство в грудном отделе позвоночника узкое по сравнению с другими отделами, в пределах всего 0,2-0,4 см по всей окружности дурального мешка (твёрдой оболочки спинного мозга). Поэтому даже небольшое грыжевое выпячивание может сдавить спинной мозг и вызвать тяжелейшие осложнения. Но, как уже говорилось, это явление в грудном отделе позвоночника редкое, поскольку высота межпозвонковых дисков довольно мала, всего около 3-5 мм, да и грудной отдел позвоночника менее подвижен по сравнению с другими отделами за счёт жёсткого рёберного каркаса, а значит, менее подвержен травматизации.

    На МРТ №22 и МРТ №23 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в грудном отделе позвоночника.

    Считается, что грыжи межпозвонкового диска больших размеров, а тем более секвестрированные грыжи, способны в значительной степени инвалидизировать человека, так как могут частично или же полностью компримировать (лат. comprimere — сжимать, сдавить) спинной мозг и его корешки. Это, несомненно, так. На практике грыжи межпозвонковых дисков, даже небольших размеров, в условиях стеноза (греч. steosis — сужение) спинномозгового канала или же фораминальной локализации (направленные в межпозвонковое отверстие) могут вызвать такие же осложнения, как и секвестры.

    На серии снимков МРТ №24 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L5—S1 Это самый уязвимый межпозвонковый диск, так как в силу своего анатомического расположения на него приходятся самые большие нагрузки. Как говорится, по счёту «последний», а по уязвимости, первый. Поэтому в нём чаще, чем в других межпозвонковых дисках, возникают различные осложнения, в том числе и грыжи.

    На серии снимков МРТ №25 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L4-L5, L5S1 Такие комбинации, в которых образуются по несколько грыж межпозвонковых дисков одновременно, случаются довольно часто на более поздних стадиях развития дегенеративно-дистрофического процесса. В общем, беда не приходит одна, «несчастье» любит компанию.

    Должен заметить, что по моим наблюдениям, к сожалению, практически все существующие на сегодняшний день методы лечения дегенеративно-дистрофического процесса, в том числе и осложнённого грыжами межпозвонковых дисков, направлены на устранение болевого синдрома. Проще говоря, лечат следствие, а не причину! Обращаю ваше внимание на следующий факт. Бывают грыжи межпозвонковых дисков, которые не вызывают никакой симптоматики, так называемые «немые» грыжи. Как правило, они имеют срединную локализацию. Некоторые «специалисты», практикующие в области вертебрологии, ошибочно считают, что такие грыжи абсолютно безопасны и лечить их нет необходимости. При этом навязывают своё (в данном случае необоснованное, ошибочное) мнение, что межпозвонковые грыжи опасны лишь тогда, когда вызывают боли. К сожалению, это далеко не так!

    Межпозвонковые грыжи весьма опасны и коварны, даже если и не вызывают болей. Дело в том, что длительное раздражение или сдавление межпозвонковой грыжей задней продольной связки, оболочек спинного мозга вызывает развитие воспалительных процессов в спинномозговом канале с последующим развитием эпидурита (воспаление клетчатки эпидурального пространства), арахноидита (воспаление паутинной (арахноидальной) оболочки головного или спинного мозга), а также спаечных процессов. Так что оставлять человека один на один с его проблемой «немых» грыж, не оказав ему своевременную помощь, это всё равно, что обрекать его на усугубление патологических процессов в его позвоночнике и развитие нового «букета» заболеваний.

    Вопросу развития нейроинфекции мы посвятим отдельные публикации на данном сайте. Здесь же приведем лишь несколько результатов лечения секвестрированных грыж межпозвонкового диска методом вертеброревитологии.

    На МРТ №192 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника: рецидив после операции — секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5, абсолютный стеноз спинномозгового канала.
    На МРТ №193 — состояние поясничного отдела позвоночника после лечения методом вертеброревитологии.

    На МРТ №194 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника после трёх операций: рецидив — грыжа межпозвонкового диска в сегменте L5-S1, стеноз спинномозгового канала.

    На МРТ №195 — состояние поясничного отдела позвоночника после лечения методом вертеброревитологии.

    На МРТ №196 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника после операций: рецидив грыжи межпозвонкового диска в сегменте L5-S1 с формированием секвестра с миграцией в краниальном направлении, абсолютный стеноз спинномозгового канала.

    На МРТ №197 — состояние поясничного отдела позвоночника после лечения методом вертеброревитологии.

    На МРТ №198 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника: секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L5-S1, абсолютный стеноз спинномозгового канала.

    На МРТ №199 — состояние поясничного отдела позвоночника после лечения методом вертеброревитологии.

    На МРТ №200 наблюдается состояние поясничного отдела позвоночника после операции: рецидив — секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте L4-L5, абсолютный стеноз спинномозгового канала.

    На МРТ №201 — состояние поясничного отдела позвоночника после лечения методом вертеброревитологии.

    Это всего лишь незначительная часть из моего рабочего медицинского архива, в котором на сегодняшний день накопилось уже более пяти тысяч снимков с результатами лечения методом вертеброревитологии и каждый случай задокументирован, за каждым стоит конкретный пациент со своей историей болезни. Если вы заметили, то все вышеупомянутые примеры были связаны в основном с поясничным отделом позвоночника. Согласно статистике, по уязвимости поражения дегенеративно-дистрофическими процессами он стоит на первом месте. Второе место занимает шейный отдел позвоночника и третье место (наиболее редкие случаи) — грудной отдел позвоночника.

    Проиллюстрируем лишь один пример из серии снимков-результатов соответствующего раздела своего медицинского архива, который достаточно наглядно, в полной мере отображает возможности вертеброревитологии при лечении даже таких сложных патологий шейного отдела позвоночника.

    На МРТ №202 наблюдается состояние шейного отдела позвоночника: секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в сегменте C3-C4 с миграцией секвестра, как в каудальном (вниз), так и в краниальном (вверх) направлении, с экскавацией дурального мешка (сдавлением спинного мозга) в сегменте C3-C4, сглаженность лордоза, стеноз и так далее.

    На МРТ №203 наблюдается состояние шейного отдела позвоночника после двух курсов лечения методом вертеброревитологии: отсутствие грыжи межпозвонкового диска в сегменте C3-C4, отсутствие стеноза, и самое главное, восстановлена биомеханика, то есть восстановлен естественный, физиологический лордоз до состояния нормы.

    По материалам книги «Остеохондроз для профессионального пациента» профессора, академика Игоря Михайловича Данилова ― автора метода вертеброревитологии.

    источник

    здравствуйте!
    Женщина 39 лет, рост 165, вес 82 кг, имт 30.

    14.03 почувствовала боль в нижней части позвоночника после тренировки в спортзале с отягощениями. В течение 2-х недель прекратила тренировки, боль нарастала, стала отдавать в правую ногу. Эпизодически принимала нимесил (помогал).

    28.03 обратилась к неврологу в ПК по месту жительства. Назначено: амелотекс в/м #5, комплигам в/м #5, МРТ.

    10.04 сделала МРТ. Заключение здесь. [ Ссылки доступны только зарегистрированным пользователям ]

    15.04 обратилась к новому неврологу в коммерческую клинику. Основной диагноз: дорсопатия пояснично-крестцового отдела позвоночника. Грыжа диска L4/5. Правосторонняя люмбоишиалгия. Болевой корешковый синдром L5 с-м справа. Назначено: артрозилен 2мл в/м 3 дня, затем 1к 320мг 1 раз х10 дней. Катадалон форте 400 мг 1тх 1 р 14 дней (не оказывал эффекта, возможно, поддельный). Нейромультивит. Артра (не принимала).

    28.04 повторный прием. Назначено: нейромультивит, артра, аркоксиа 120 мг 1т х 1 раз в день 7 дней, затем аркоксиа 90мг 1тх1 раз в день 7 дней, сирдалуд 2мг по 1тх2р 14 дней. Сирдалуд пить не смогла (засыпала сразу), артру пить не стала. Направлена на наблюдение по месту жительства.

    04.05 невролог по месту жительства назначает дилаксу 10 дней, оставляет сирдалуд, назначает физиотерапию. Дилакса уже почти не действует, принимаю ее 20 дней вместо 10. Периодически, когда не сил терпеть боль, принимаю нимесил (действует лучше дилаксы, но тоже меньше, чем в начале болезни).

    25.05 начинаю магнитотерапию. После 2-го сеанса начинается ухудшение (внезапные сильные судороги в правой ноге, которых до этого не было), но физиотерапевт говорит, что это в норме и надо продолжать. Бросаю после 6 сеанса, так как уже не могу лежать на процедуре 20 минут, очень больно. В это же время из-за сильной ночной боли начинаются проблемы со сном, почти не могу лежать, самая сильная боль по утрам в течение часа после подъема, расхаживаю ногу. Просыпаюсь от боли ночью.

    По рекомендации знакомого терапевта начинаю прием эманеры (очень много НПВП в течение 2-х месяцев, а в меня проблемы с ЖКТ) и заменяю сирдалуд на баклосан (действует на меня мягче).

    28.05 посещаю нового невролога по рекомендации. Диагноз: распространенный остеохондроз позвоночника с преимущественным поражением пояснично-крестцового отдела, полидискоз, грыжа диска L5/4 с каудальной миграцией, мышечно-тонический с-м, болевой L5 корешковый с-м справа. Доктор подтверждает, что схемы лечения были адекватные и говорит, что теперь осталось использовать схему для лечения хронической боли. Назначено: амитриптилин 25мг 1тх3 р 6 месяцев, прегабалин лирика 75мг 1к 1,5 месяца, баклосан 10 мг 3 нед, артрозилен аэрозоль 3 р в день 14 дней. Через 2 недели назначена явка по результатам которой будет решаться вопрос об операции, я так понимаю.

    Принимаю лекарства 5-й день. Амитриптилин ввожу по схеме 1/4 на ночь, сегодня вышла на 1/4 3 раза в день. Действия лирики не ощущаю и не знаю, какое должно быть. Начинают побаливать органы ЖКТ. Самочувствие на 1.06 — очень сильные ночные и утренние боли в ноге и области крестца и правой ягодицы, очень плохой сон (просыпаюсь каждый час и по часу пытаюсь расходить ногу). Сидеть больно. Лежать очень больно. Не могу сама надеть носки (больно), завязать шнурки. Не могу сама встать с кровати (сползаю минут 10 по частям). Судороги в правой ноге, длительные, иногда по 10-15 минут. Ношу корсет 2-3 часа в день (на улицу и во время работы по дому). Больно сидеть на унитазе (судорога в ноге). В течение дня бывают просветы, когда могу ходить подряд по часу, но к вечеру начинается паника, так как впереди новая ночь мучений. Относительно безболезненная поза — стоя на коленях и у дивана грудью на сидение. Иногда так засыпаю (и просыпаюсь с болью все равно). Собираюсь на консультацию к нейрохирургу.

    Большая просьба к докторам прокомментировать мою ситуацию и адекватность лечения. Нормальна ли такая продолжительность болевого синдрома? Почему он усиливается? Нужно ли сделать повторное МРТ? Почему нет эффекта на 5й день приема амитриптилина и лирики, может, дело в дозе или это нормально для начала курса?

    Извините, если что-то пропустила, готова предоставить уточнения.

    источник

    Несмотря на то что в этимологическом словаре Макса Фасмера даётся обзорное народное обобщение грыжи, а именно, цитирую, «собственно грыжа, hernia» (лат. hernia — грыжа), «боль, ломота», «рана, нарыв», грыжа межпозвонкового диска является весьма непро­стым заболеванием. Относиться к ней легкомысленно не стоит. Хотя последнее и не получится, поскольку, как правило, интенсивность болевого синдрома при межпозвонковых грыжах настолько выражена, что невольно заставляет человека искать от неё средства спасения. Однако, чтобы сгоряча и от безысходности не натворить ещё большей беды, необходимо обла­дать хотя бы минимальным запасом знаний по этому вопросу.

    Итак, грыжа межпозвонкового диска — это патоло­гическое состояние, при котором происходит прорыв (экструзия, лат. extrudo — выталкивать; пролапс, лат. prolapsus — выпадение) фрагментов дегенерированного пульпозного ядра за границы фиброзного кольца.

    Грыжи межпозвонкового диска бывают разными. Они могут быть несеквестрированными и секвестрирован­ными. Секвестрированные грыжи межпозвонкового диска могут быть мигрирующими и немигрирующими. То есть, грыжевое выпячивание может быть частичным, с сохранением связи с межпозвонковым диском, и пол­ным, с перерывом этой связи и развитием свободного секвестра (секвестры, от лат. sequestro — ставлю вне, отделяю).

    МРТ №10. На данных снимках наблюдается процесс развития грыжи межпозвонкового диска

    Грыжи межпозвонкового диска могут возник­нуть остро, после значительной нагрузки с разрывом фи­брозного кольца и выходом большей части содержимого диска, и постепенно с выходом за пределы фиброзного кольца небольшими порциями подвергшейся дегенера­тивным изменениям ткани студенистого ядра.

    Кроме того, в аксиальной (лат. axialis — осевой) плоскости (то есть в горизонтальном разрезе) грыжи межпозвонковых дисков разделяют на вентральные, медианные, парамедианные, медиолатеральные, фора­минальные и экстрафораминальные.

    В связи с биомеханическими особенностями позво­ночника основная нагрузка падает на задние струк­туры диска. Ведь спереди (или точнее будет сказать в вентральном направлении, т. е. обращённом к брюш­ной поверхности) фиброзное кольцо довольно прочно, да к тому же покрыто мощной передней продольной связкой. А вот сзади (в дорсальном направлении; от лат. dorsum — спина) задняя продольная связка и фиброзное кольцо менее прочны, особенно в заднебо­ковых отделах. Именно по этим причинам чаще всего протрузия или грыжа межпозвонкового диска возни­кает в заднебоковых отделах диска.

    Зоны возможной локализации грыжи межпозвонкового диска в аксиальной плоскости

    Классификацию межпозвонковых грыж в сагиттальной плоскости мы рассмотрим ниже. А сейчас предоставляю вашему вниманию несколько наглядных примеров межпозвонковых грыж и их локализацию в аксиальной плоскости (из истории болезней пациентов).

    Вентральная локализация грыжи межпозвонкового диска как правило клинически ничем характерным не проявляется и определяется случайно (при обследованиях, связанных с другими заболеваниями позвоночника). Однако она не менее опасна, чем дорсальная грыжа межпозвонкового диска, особенно из-за близкого расположения аорты. Дело в том, что по анатомическому расположению брюшная часть аорты начинается на уровне XII грудного позвонка и, проходя по передней поверхности тел поясничных позвонков (немного левее срединной линии), продолжается практически до уровня середины тела IV поясничного позвонка.

    На МРТ №11 наблюдается парамедианная грыжа межпозвонкового диска, которая как бы обхватывает с двух сторон спинной мозг.
    На МРТ №12 наблюдается медианная (срединная) грыжа межпозвонкового диска, которая часто протекает бессимптомно и может достигать больших размеров.

    На МРТ №13 наблюдается медиолатеральная грыжа межпозвонкового диска (заднебоковая).
    На МРТ №14 наблюдается фораминальная грыжа межпозвонкового диска с локализацией внутрь межпозвонкового отверстия.

    На МРТ №15 наблюдается двухсторонняя экстрафораминальная грыжа межпозвонкового диска (расположенная за межпозвонковыми отверстиями).
    На МРТ №16 наблюдается медиолатеральная протрузия и вентральная грыжа межпозвонкового диска.

    На МРТ №17 наблюдается вентральная грыжа межпозвонкового диска в сегменте Th12-L1 с выраженными спаечными процессами на этом уровне, с вовлечением в данный процесс брюшной аорты

    При вентральной грыже межпозвонкового диска значительных размеров в верхних сегментах поясничного отдела позвоночника могут возникать «конфликты» грыжи с аортой и соответственно спаечные процессы с вовлечением в них последней, что в свою очередь может привести к нарушению кровообращения в области малого таза и нижних конечностей.

    В сагиттальной плоскости (вертикальный срез) грыжи межпозвонковых дисков разделяют на вентральные, дорсальные, краниальные и каудальные.

    На МРТ №18 наблюдаются грыжи межпозвонковых дисков в сегментах:
    — L4-L5 вентральной локализации с образованием каудального секвестра; при расположении межпозвонковой грыжи на один сегмент выше, «конфликт» с брюшной аортой был бы неизбежен;
    — L5-S1 — дорсальная грыжа межпозвонкового диска, частично компенсированная спондилёзом

    На МРТ №19 наблюдается дорсальная грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника в сегменте С5-С6 с компрессией спинного мозга. На МРТ №20 наблюдается грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника в сегменте С5-С6 и протрузия в сегменте С6-С7.

    Замечу, что если грыжа межпозвонкового диска имеет достаточно большой размер и локализована в шейном отделе, то она способна вызвать не только соматические нарушения, но и даже психические рас­стройства. Причина кроется в сдавлении дурального мешка грыжей межпозвонкового диска (дуральный мешок — это герметичный соединительнотканный мешок, формируемый твёрдой мозговой оболочкой, в котором расположен спинной мозг). Как известно, спинной мозг не имеет болевых рецепторов. Однако вышеуказанная патология приводит к локальному устойчивому возбуждению определённых зон коры головного мозга. На субъективном уровне это может проявляться как постоянное чувство тревоги (так называемый «синдром ожидания»).

    Грыжи межпозвонковых дисков в грудном отделе позвоночника явление довольно редкое, но всё же наиболее опасное. Опасное потому, что эпидуральное пространство в грудном отделе позвоночника узкое по сравнению с другими отделами, в пределах всего 0,2-0,4 см по всей окружности дурального мешка (твёрдой оболочки спинного мозга). Поэтому даже небольшое грыжевое выпячивание может сдавить спинной мозг и вызвать тяжелейшие осложнения. Но, как уже говорилось, это явление в грудном отделе позвоночника редкое, поскольку высота межпозвонковых дисков довольно мала, всего около 3-5 мм, да и грудной отдел позвоночника менее подвижен по сравнению с другими отделами за счёт жёсткого рёберного каркаса, а значит, менее подвержен травматизации.

    На МРТ №21 наблюдается секвестрированная грыжа межпозвонкового диска шейного отдела позвоночника в сегменте С3—C4. На данном снимке, хорошо видно, как фрагмент (секвестр) грыжи межпозвонкового диска, исходя из сегмента C3—C4, уходит краниально (т. е. вверх, по направлению к голове) и грубо сдавливает спинной мозг на данном уровне.

    На МРТ №22 и МРТ №23 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в грудном отделе позвоночника

    Считается, что грыжи межпозвонкового диска боль­ших размеров, а тем более секвестрированные грыжи, способны в значительной степени инвалидизировать человека, так как могут частично или же полностью компримировать (лат. comprimere — сжимать, сда­вить) спинной мозг и его корешки. Это, несомненно, так. На практике грыжи межпозвонковых дисков, даже небольших размеров, в условиях стеноза (греч. steosis — сужение) спинномозгового канала или же фораминальной локализации (направленные в меж­позвонковое отверстие) могут вызвать такие же ослож­нения, как и секвестры.

    На серии снимков МРТ №24 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L5—S1. Это самый уязвимый межпозвонковый диск, так как в силу своего анатомического расположения на него приходятся самые большие нагрузки. Как говорится, по счёту «последний», а по уязвимости, первый. Поэтому в нём чаще, чем в других межпозвонковых дисках, возникают, различные осложнения, в том числе и грыжи.

    На серии снимков МРТ №25 наблюдаются дорсальные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L4-L5, L5-S1. Такие комбинации, в которых образуются по нескольку грыж, межпозвонковых дисков одновременно, случаются довольно часто на более поздних стадиях развития дегенеративно-дистрофического процесса. В общем, беда не приходит одна, «несчастье» любит, компанию.

    На серии МРТ №26 наблюдаются секвестрированные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L4-L5, L5—S1 с каудальной (каудальной — расположенной ближе к нижней части туловища, направленной вниз) миграцией секвестра (фрагментов межпозвонкового диска)

    На серии МРТ №27 наблюдаются секвестрированные грыжи межпозвонковых дисков в поясничном отделе позвоночника в сегментах L5—S1 с краниальной (вверх) миграцией секвестра (фрагментов межпозвонкового диска)

    Должен заметить, что по моим наблюдениям, к сожа­лению, практически все существующие на сегодняшний день методы лечения дегенеративно-дистрофического процесса, в том числе и осложнённого грыжами меж­позвонковых дисков, направлены на устранение бо­левого синдрома. Проще говоря, лечат следствие, а не причину! Обращаю ваше внимание на следующий факт. Бывают грыжи межпозвонковых дисков, которые не вызывают никакой симптоматики, так называемые «немые» грыжи. Как правило, они имеют срединную ло­кализацию. Некоторые «специалисты», практикующие в области вертебрологии, ошибочно считают, что такие грыжи абсолютно безопасны и лечить их нет необходимости. При этом навязывают своё (в данном случае необоснованное, ошибочное) мнение, что межпозвон­ковые грыжи опасны лишь тогда, когда вызывают боли. К сожалению, это далеко не так!

    На МРТ №28 наблюдается секвестрированная грыжа межпозвонкового диска в поясничном отделе позвоночника в сегменте L5-S1 с каудальной миграцией секвестра

    Межпозвонковые грыжи весьма опасны и коварны, даже если и не вызывают болей. Дело в том, что дли­тельное раздражение или сдавление межпозвонковой грыжей задней продольной связки, оболочек спинного мозга вызывает развитие воспалительных процессов в спинномозговом канале с последующим развитием эпидурита (воспаление клетчатки эпидурального про­странства), арахноидита (воспаление паутинной (арах­ноидальной) оболочки головного или спинного мозга), а так же спаечных процессов. Так что оставлять че­ловека один на один с его проблемой «немых» грыж, не оказав ему своевременную помощь, это всё равно, что обрекать его на усугубление патологических про­цессов в его позвоночнике и развитие нового «букета» заболеваний.

    Хотелось бы затронуть и тему нейроинфекции. Профессор, академик Валентин Иванович Покровский (крупный ученый с мировым именем, клиницист-инфекционист, эпидемиолог) дал такое определение нейроинфекций:

    «Нейроинфекции — чрезвычайно гетерогенная группа распространённых заболеваний центральной и периферической нервной системы, ха­рактеризующихся, как правило, тяжёлым течением, высокой летальностью и стойкой инвалидизацией».

    В повседневной практике мне часто приходится встре­чаться с развитием нейроинфекции у больных, поя­вившейся вследствие дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике. В общем-то это есте­ственно, так как, к примеру, длительное сдавление грыжей межпозвонкового диска оболочек спинного мозга или спинномозгового корешка вызывает раз­витие воспалительных процессов и приводит к эпи- дуриту, а порой и к арахноидиту. В свою очередь это обеспечивает идеальные условия для проникновения через очаг воспаления различных инфекционных аген­тов, особенно вирусов (от лат. virus — «яд»), которые таким образом, минуя гематоэнцефалический барьер, попадают непосредственно в спинномозговую жид­кость (ликвор) и беспрепятственно распространяются по ликворным путям.

    А если при этом у больного име­ется нарушение ликвородинамики вследствие сдавле­ния ликворных путей грыжей межпозвонкового диска или же костными структурами позвоночника, что приводит к затруднению (замедлению) циркуляции ликвора и образует его длительные застои в нижней люмбальной цистерне (в пояснично-крестцовом отделе позвоночника), в боковых карманах спинномозговых корешков, то это в свою очередь вызывает нарушение питания тканей и обеспечивает идеальные условия для развития инфекционного процесса. А, как известно, инфекционный процесс составляет основу развития инфекционных заболеваний, по мере прогрессиро­вания которых возникают значительные поражения спинного и головного мозга, нарушающие работу орга­нов и систем организма.

    На МРТ №29 наблюдаются протрузии и грыжи межпозвонковых дисков в шейном отделе позвоночника.
    На МРТ №30 головного мозга этого же пациента наблюдаются очаги демиелинизации вследствие развития нейроинфекции

    Кроме того, независимо от размера и локализации любая грыжа межпозвонкового диска вызывает ауто­иммунные реакции организма. Обратите на это особое внимание. Это очень важный момент для по­нимания причин возникновения многих заболеваний позвоночника! К аутоиммунным реакциям организма мы будем возвращаться ещё не раз в этой статье. А пока поясню общие моменты.

    Ткань пульпозного ядра, ли­шённая сосудов и изолированная от иммунологической системы крови, обладает аутоиммунными свойствами (аутоиммунный от греч. autos — сам и лат. immunis — свободный от чего-либо). При грыже межпозвонкового диска, когда фрагменты пульпозного ядра попадают, к примеру, в спинномозговой канал, происходит так называемый «конфликт», то есть иммунитет их не распознаёт как собственную ткань организма и вос­принимает как чужеродные клетки. Возникает аутоим­мунная реакция, которая приводит к аутоиммунным заболеваниям.

    Аутоиммунные заболевания — это па­тологические состояния, в основе которых лежат реак­ции иммунитета, направленные против собственных органов или тканей организма.

    Данная проблема изучается и на сегодняшний день остаётся открытой. Имеется немало интересных работ (в том числе экспериментальных) об аутоиммунных реакциях на грыжи межпозвонкового диска таких ав­торов как В. Я. Латышева, И. П. Антонов, Г. С. Юмашев, М. Е. Фурман и других как отечественных, так и за­рубежных исследователей. Многими специалистами, изучавшими аутоиммунные реакции, было достоверно установлено, что у больных с грыжами, особенно сек­вестрированными грыжами межпозвонковых дисков уровень иммуноглобулинов G и М значительно повы­шен (иммуноглобулины — основные защитные белки организма). Авторами данных работ также отмечается и такой факт: после хирургического удаления грыж межпозвонкового диска в ближайший послеоперацион­ный период уровень иммуноглобулинов ещё более по­вышается и сохраняется в течение многих месяцев.

    Проще говоря, после операций по удалению грыж меж­позвонковых дисков аутоиммунные реакции усилива­ются на длительный период времени. Вот и получается очередная дилемма для врачей, что оставлять грыжи межпозвонковых дисков нельзя, так как они вызывают аутоиммунные реакции, которые могут спровоциро­вать очень серьёзные осложнения, а после хирургиче­ского вмешательства (удаления) эти реакции только усиливаются. И где же ставить запятую: «Казнить нельзя помиловать»?

    Приведу ещё один показательный пример из своей практики, связанный с развитием нейроинфекции вследствие дегенеративно-дистрофических изменений в позвоночнике. Для специалиста диагноз «нейроин­фекция» звучит достаточно обыденно. А вот для паци­ента — это неожиданный приговор судьбы, который может не только лишить человека здоровья, но напрочь поломать карьеру, жизнь, превратить в пустую иллю­зию большие планы на будущее. Хотя, как говорится, случайности не случаются. Подобная беда из «букета» болезней не рождается на пустом месте. Ей предше­ствует ряд «мелочей», целая цепочка «личного выбора», начиная от нравственных ценностей и заканчивая об­разом жизни, которые приводят к определённым со­бытиям.

    Древние мудрецы говорили, болезнь — это следствие твоего образа жизни, причина безумств воли.

    Более двадцати лет назад судьба свела меня с одним молодым, энергичным человеком, физиком по профес­сии (не называю его фамилию из этических соображе­ний). В нём были видны задатки настоящего учёного: любовь к своей профессии, эрудированность, неудер­жимая тяга к познанию всего нового и непознанного, правильная постановка целей и задач. Мы вместе занимались одним и тем же видом спорта и часто до­вольно подробно обсуждали ряд вопросов из области перспективных направлений его профессии. С ним было интересно беседовать, так как он обладал не­заурядными умственными способностями, схватывал всё на лету и имел неплохие аналитические задатки. В общем, человек был достаточно талантлив, чтобы с честью и достоинством послужить во благо развития науки и человечества.

    Со временем он достиг признания в научной среде. Его работы вызвали определённый интерес, возможно потому, что мысль данного учёного опережала время, и то, о чём он заявлял много лет назад, только сейчас начинают изучать более детально. Так сложилось, что я переехал в другой город, однако несмотря на это мы созванивались довольно часто. Он рассказывал о своих исследованиях, о проблемах, с которыми стал­кивался, обсуждали их решение, перспективные воз­можности мирного применения его разработок для улучшения жизни людей. А несколько лет тому назад он переехал на постоянное место жительства в сосед­нюю страну, получив в своё распоряжение прекрасную лабораторию и очень солидный бюджет для её содер­жания. Казалось бы, мечта учёного почти свершилась, талантливый человек получил возможность полно­ценно работать сразу в нескольких перспективных на­правлениях. Однако…

    Последние пять лет я ничего о нём не слышал, он не звонил и естественно мы не виделись, очевидно работа заняла все его мысли и время. Поэтому его внезапный звонок был для меня несколько неожиданным. Он со­общил, что собирается приехать ко мне в клинику и просил встречи. Естественно, я ответил, что буду рад его увидеть. Однако, слушая его голос по телефону, понял, что радоваться нечему, у человека серьёзные проблемы со здоровьем: слишком заметные изменения в его речи указывали на то, что его гениальный мозг явно пострадал. К сожалению, мои худшие опасения оправдались.

    Когда я его увидел, то почти не узнал. Прежде жиз­нерадостного, оптимистично настроенного человека точно подменили, прямо как в сказках говорится, «душу вынули, а вместо этого стужу лютую напу­стили». На фоне материального благополучия здоро­вье его рушилось как карточный домик. Прежде, когда я интересовался успехами в его работе, он мог гово­рить часами. Сейчас же он давал довольно обтекаемые ответы, отметив:

    «Хорошо финансируется лишь то, что способно вредить человечеству. И чем больше оно способно вредить, тем лучше финансируется. А мои проекты очень хорошо финансируются».

    Далее можно было не продолжать, и так всё предельно ясно.

    Насколько я понял из его рассказа, пять лет назад он получил «спецзаказ» и, как говорится, с головой ушёл в работу. Но полтора года назад здоровье его за­метно пошатнулось. Он почувствовал боли в шее, стал быстро уставать, нарушился сон, появились головные боли, что,естественно,отразилось на работоспособно­сти. Вынужден был обратиться в соответствующее ме­дицинское учреждение, где ему сделали МРТ (№31), на котором наблюдались незначительные протрузии межпозвонковых дисков в шейном отделе позвоночника в сегментах CV-CVI и CVI-CVII.

    Он взял отпуск и поехал в Москву в довольно из­вестную частную клинику. Прошёл курс лечения, ко­торый включал в себя «стандартный набор»:

    • мануальную терапию, с целью уменьшения (устранения) болевого синдрома, путём восстанов­ления соотношений суставных поверхностей дуго- отростчатых суставов в сегментах CV-CVI и CVI CVII (устранение сублюксации);
    • массаж шейного отдела позвоночника (для рас­слабления мышц, улучшения кровообращения);
    • физиотерапиюмагнитотерапию, инфракрас­ный лазер на воротниковую зону, с целью уменьшения воспалительных процессов и отёчности в поражённых тканях;
    • медикаментозную терапию — стандартный набор нестероидных препаратов, витамины и анальгетики;
    • физические упражнения на тренажёрах и ле­чебная физкультура для укрепления мышечного кор­сета позвоночника и выработки правильной осанки, придание связочно-мышечному аппарату необходи­мой гибкости с целью увеличения объёма движений в позвоночнике.

    После лечения действительно почувствовал себя лучше, работоспособность была восстановлена. Но, чтобы не утратить достигнутый результат лечения, следуя рекомендациям, полученным в московской клинике, он продолжил заниматься на тренажёрах. Даже приобрёл несколько универсальных (много­функциональных) тренажёров. Один установил дома, другой — на работе. Жизнь вошла в привычное русло. Боли в шее периодически возникали, но проходили по­сле занятий на тренажёре. К медикаментам прибегал в редких случаях.

    Так продолжалось практически год, пока не поя­вилась боль в левой руке и онемение IV и V пальцев. Занятия на тренажёре только усиливали боли, а лекар­ства практически не действовали. В связи с чем он был вынужден опять обратиться в ту же клинику. После лечения (практически по той же схеме) боли уменьши­лись, но полностью не прошли, онемение усилилось. Через некоторое время появилась субфебрильная тем­пература (37-37,2 °C), общая слабость, частые голов­ные боли, головокружения. По жалобам и ощущениям с его слов:

    «На голову надели будто тесную шапку и она сдавливает. А в голове туманность какая-то, мысли пу­таются, на чём-то сосредоточиться практически невоз­можно. Порой забываю, что минуту назад делал. Такое ощущение, что в голове полно посторонних мыслей: только от одних отделаюсь, как появляются другие» и так далее.

    Естественно, он вынужден был опять об­ратиться в медицинское учреждение, где ему повторно сделали МРТ (№32).

    После обследования у него было обнаружено:

    • абсолютный стеноз спинномозгового канала шейного отдела позвоночника с полным блоком лик­ворных путей и сдавлением дурального мешка спин­ного мозга на уровне сегментов CV-CVI и CVI-CVII ;
    • в сегменте CV-CVI — значительный спондилёз, гипертрофия задней продольной связки, и практически компенсированная спондилёзом грыжа межпозвонко­вого диска;
    • в сегменте CVI CVII — довольно активная грыжа межпозвонкового диска;
    • на уровне поражённых сегментов выраженный эпидурит.

    После данного обследования, когда врачи увидели грыжи межпозвонковых дисков, да и то, что проис­ходило у пациента в шейном отделе позвоночника, они стали категорически настаивать на немедлен­ной операции. Однако перспектива стать инвалидом на всю оставшуюся жизнь явно не прослеживалась в планах пациента. Когда прозвучали два слова — «грыжи» и «операция», этот человек, естественно, тут же вспомнил и про меня, и про нашу давнишнюю с ним дружбу.

    Однако меня не удовлетворили результаты его об­следования. Если бы дело было только в грыжах, это полбеды. Меня смущало наличие других симптомов, которые косвенно свидетельствовали о возможном поражении ЦНС. Поэтому я послал его на дополни­тельные обследования МРТ головного мозга (№33), тесты (ИФА (иммуноферментный анализ), ПЦР (Полимеразная Цепная Реакция на инфекции), которые дали положительный результат на герпесвирусы: Epstein-Barrvirus (EBV) (вирус Эпштейна-Барр) и Cytomegalovirus (CMV) (вирус Цитомегаловирус).

    МРТ №33 На МРТ отчётливо видны множественные очаги демиелинизации, вследствие развития нейроинфекции

    Этот случай очередной раз указывает на то, как даже гениальный мозг может пострадать от баналь­ной глупости человеческой. Есть такие замечательные слова древнекитайского философа Лао-Цзюнь (Лао- Цзы) в «Рассуждениях о ста заболеваниях»:

    «Человек мудрости… избавляется от беды, когда она ещё не по­явилась. Ведь катастрофа рождается из мелочей, а бо­лезнь возникает из тончайших отклонений».

    Источник: Данилов И. М. «Остеохондроз для профессионального пациента». – К.: 2012. – 416 с.: ISBN 978-966-2690-05-7, 978-966-26-9005-7

    источник